Итак, свершилось! Теодор Курентзис возвращается в Пермь, пусть и в резко усеченном статусе всего лишь одноразового художественного руководителя Дягилевского фестиваля. Однако сей факт вызвал смущения в умах пермской общественности, которая якобы не может поверить своему счастью.

Теодор Курентзис
Теодор Курентзис
Иван Шилов © ИА REGNUM

Если верить публикации одного уважаемого мною издания, то весть о возвращении Курентзиса была воспринята с воодушевлением. Безусловно, в тексте сделана оговорка, «поклонники Курентзиса», а не весь пермский космос, но ведь прочитают-то все равно иначе. Поэтому хотелось бы восстановить справедливость и трезво взглянуть на случившееся, охладить пыл экзальтированного постзрителя и немножко успокоить зрителя классического.

Значительная часть общественности, пяткой перекрестившейся после расставания с маэстро, несколько раздосадована и напугана — «Титаник» на поверку оказался Пизанской башней, но, может быть, это и не так плохо?

Рембрандт Харменс ван Рейн. Возвращение блудного сына. 1669
Рембрандт Харменс ван Рейн. Возвращение блудного сына. 1669

Во-первых, странное поведение Курентзиса: его последнее китайское предупреждение в виде ультиматума властям (дирижер поставил условие о том, что переговоры о контракте на проведение Дягилевского фестиваля будут вестись напрямую с минкультом) оказалось лишь банальным блефом. Вместо того, чтобы сдержать свое слово и отказаться от проведения фестиваля, маэстро принял все выдвинутые ему условия и заключил контракт не с министром культуры Вячеславом Торчинским, а с Пермским театром оперы и балета.

Короче говоря, просто утерся, что серьезнейшим образом ударило по его репутации. Ведь за язык его никто не тянул, зачем он так по-хамски и высокомерно разговаривал с властями края? Чтобы потом всему свету показать, что он всего лишь мальчик на побегушках, голый король, раздувающий собственную значимость, за которой скрывается лишь маленький карлик, готовый услужливо кланяться господину, благосклонно позволившему ему выступить на очередном корпоративе? Короче говоря, спесь с дирижера сбили как следует.

Капризный гений из небожителя в одночасье превратился в наемного рабочего, которого пригласили устроить мероприятие на условиях, которые он принял. И это правильный подход.

Во-вторых, стоит признать, что Курентзис действительно создавал фестиваль на достойном уровне, во всяком случае в 2018 году. У него есть необходимые связи, позволяющие приглашать в Пермь театральных режиссеров первой величины (подчеркиваю, первой величины!). Это и Роберт Уилсон, и Ромео Кастеллуччи, и Теодорус Терзопулос, и Питер Селларс. Сможет ли Дягилевский фестиваль 2020 года продолжить традицию на уровне 2018 года? Ответ на это будет дан летом 2020 года.

Ромео Кастеллуччи
Ромео Кастеллуччи
Lorenzo Gaudenzi

Читайте также: Теодорос Терзопулос о Курентзисе, «Носферату» и философии театра

Но все-таки есть повод и для беспокойства — как известно, денег много не бывает, поэтому транспортировка Курентзиса в Пермь — акт для наших властей, конечно же, в первую очередь имиджевый — может отрицательно сказаться на восстановлении Пермского театра оперы и балета, разрушенного в эпоху маэстро. С начала сезона в нем как будто бы ничего не происходит — поставлена одна детская одноактная опера «Терем-теремок» (возможно, она значится в госзадании, как полноценная постановка, состоящая из двух актов и более. Подобные манипуляции и раньше применялись), репертуар по-прежнему ничтожен, если не сказать отсутствует напрочь. Как все это восстанавливать? Разумеется, нужны деньги, нужны артисты, нужно много чего еще, но деньги уходят на Курентзиса.

Поэтому меня раздирают противоречивые чувства: с одной стороны, конечно же, хотелось бы вновь увидеть у нас гения, тем более в несколько укрощенном статусе, более располагающем к творчеству, но, с другой стороны, нужно все-таки понимать, что для нас важнее — имидж или культура Прикамья?

Зал Пермского академического театра оперы и балета имени Петра Ильича Чайковского
Зал Пермского академического театра оперы и балета имени Петра Ильича Чайковского
Permopera.com

В заключение хотелось бы немножко поупражняться в искусстве предсказания. Что же нас ждет на предстоящем Дягилевском фестивале? Будучи в Санкт-Петербурге, мне удалось посетить спектакль «Все, что могло произойти» выдающегося композитора и театрального режиссера Хайнера Гёббельса, продемонстрировавшего публике свою работу в рамках Международной театральной олимпиады. На спектакле присутствовали и пресс-секретарь Теодора Курентзиса Оксана Гекк, бывший пресс-секретарь Пермского театра оперы и балета Василий Ефремов, который, насколько мне известно, сейчас работает в коллективе Курентзиса, кроме того, присутствовали и известные личности из Перми. Разумеется, это еще ничего не значит, но почему бы не предположить, что данная встреча была не просто встречей поклонников театра, а чем-то большим? Если предчувствие подтвердится, то пермякам удастся познакомиться с еще одним крупным театральным режиссером современности.

Читайте ранее в этом сюжете: Отставка Курентзиса: что скрывается за скандальным уходом маэстро из Перми

Читайте развитие сюжета: Марат Гацалов станет главным режиссером Пермского театра оперы и балета