На протяжении почти тысячи лет главным храмом Великого Новгорода является Софийский собор, построенный греческими мастерами в 1045 — 1050 гг. Это самый древний христианский храм современной России. Поистине мировую известность приобрели бронзовые роман­ские двери главного — западного портала собора.

Ворота Софийского собора в Великом Новгороде
Ворота Софийского собора в Великом Новгороде
Photogoroda.com

До сих пор остались не выявленными реальные исторические обстоятельства, при которых эти врата попали в Новгород. Следует признать, что само появление этого выдающегося произведения средневекового искусства в Новгороде вызывает оживленные дискуссии среди историков. Врата эти, по мнению некоторых польских историков, находились в одном из древних городов Польши — Плоцке и были подарены Новгороду, чтобы склонить новгородцев к католицизму. Другая распространённая версия заключается в том, что они являются военным трофеем.

Врата дважды пытались вывезти из Новгорода: в начале XVII века шведы (город был оккупирован с 1611 по 1617 год) и в середине XX века нацисты (город был оккупирован с 1941 по 1944 год).

В начале XVII века город находился под шведской оккупацией. В этой скандинавской стране ещё в средние века была распространена легенда о том, что главные наружные врата Со­фийского собора в Новгороде были военной добычей новгородцев, совер­шивших в 1187 году набег на шведский город Сигтуну.

Об этом вскоре узнал шведский король Густав II Адольф. С большим интересом относившийся к шведским древностям, он приказал своему полководцу Якобу Делагарди, находившемуся тогда в Новгороде, доставить врата в Стокгольм. Однако Делагарди по ряду причин решил не выполнять это распоряжение своего короля.

Неизвестный художник. Портрет Якоба Делагарди. 1606
Неизвестный художник. Портрет Якоба Делагарди. 1606

В своем письме в 1616 году он сообщил из оккупированного шведами Новгорода в Стокгольм государственному канцлеру Оксенштиерне следующее:

«Относительно медных врат, которые его королевское величество желает, чтобы ему прислали из Новгорода ради их достопримечательности, тем более, что они были некогда взяты из Сигтуны, — то я очень бы желал исполнить приказание его королевского величества, но так как эти врата… служат входом в главный храм митрополита здесь, в кремле, куда он ежедневно ходит, то это причинило бы много крика, жалоб и беспокойства. Но когда между нами идут переговоры, мы не должны трогать этих врат, пока не увидим исхода переговоров; и если, вопреки нашим ожиданиям, переговоры не будут благополучны, то мы, конечно, должны взять отсюда не одни эти врата».

Из этого письма видно, что Делагарди рассуждает весьма прагматично. Будущее Новгорода и новгородской земли было ещё на тот момент неясно. Шведам требовалась лояльность со стороны местного населения. Для того чтобы не вызывать у новгородцев раздражения, не вступать в конфликт с православным духовенством, шведский полководец, провозглашённый новгородским воеводой, не стал выполнять повеление короля. Хотя, как видно из приведённого письма, он не отрицает тот факт, что врата Софийского собора могут иметь шведское происхождение.

Второй раз реальная угроза потери врат возникла в 1940 году. Параллельно с разработкой германским генеральным штабом плана «Барбаросса» немецкие дипломаты получили задание выявить «следы немецкой культуры на Востоке». Летом 1940 года сотрудник дипломатического представительства III Рейха в течение нескольких часов фотографировал древние врата. Этому были весьма рады сопровождавшие его чекисты, опасавшиеся, что их подопечный заинтересуется чем-то более важным с военной точки зрения, например, речным портом.

Софийский собор. Великий Новгород. 1900
Софийский собор. Великий Новгород. 1900

В самом начале Великой Отечественной войны, в августе 1941 года, Новгород был оккупирован германскими войсками. В городе начали свою работу сотрудники оперативного штаба «Рейхсляйтер Розенберг». Одной из задач, поставленных перед ними, было «взятие под контроль свидетельств германо-немецкого влияния на культуру местных народов и выявление элементов индо-германского происхождения в духе того или иного народа». Для немецких солдат была выпущена брошюра «Новгород — восточный столп Ганзы».

Не зная о том, что врата из Софийского собора были вывезены в советский тыл, Абвер образовал специальную группу под командованием своего опытного агента Зинина. Одной из основных задач, поставленных перед ним германским руководством, был поиск этого выдающегося средневекового шедевра.

Нацисты активно охотились за произведениями искусства, которые имели, по их мнению, «германское происхождение». Иногда определение того или иного объекта как «гер­манского» требовало некоторых ухищрений. Член СС Краут, до нападения Германии на Советский Союз «работавший» в Польше, 18 июля 1941 г. пи­сал в штаб СС о том, что он

«надеется на возможность привезти до­мой изумительные, высотой в одиннадцать футов бронзовые двери древнего новгородского собора. Как предполагается, они были сде­ланы в XII столетии магдебургским художником для собора польского города Плоцка».

Теперь же этот город, согласно утверждению Краута, «был городом, входившим в германский рейх».

Далее этот искусствовед из СС сообщал своим сослуживцам о том, что «после сложных перипетий двери в 1187 г. прибыли в Новгород». Он также предостерегал своих коллег, чтобы их не ввёл в заблуждение тот факт, что в Новгороде эти двери называли Корсунскими воротами, «что, маскируя их гер­манское происхождение, создаёт впечатление, будто перед нами древ­негреческая работа крымского происхождения».

Кукрыниксы. Бегство фашистов из Новгорода. 1944-1946
Кукрыниксы. Бегство фашистов из Новгорода. 1944-1946

Краута постигло сильное разочарование, когда позднее он обнаружил, что двери ещё раньше «утащили» русские. К сожалению, следует отметить, что быстрое продвижение вермахта к Новгороду в начале войны не дало возможности провести эвакуацию всех софийских вещей. Успели эвакуировать лишь ценнейшее собрание предметов древней ризницы, а также врата, которые были вывезены на Урал. Всё остальное вещевое убранство: иконостасы, иконы, паникадила, резные места — оказались в руках врага. Можно посчитать почти чудом тот факт, что в условиях крайней неразберихи с эвакуацией музейных экспонатов из Новгорода в июле-августе 1941 года врата из Софийского собора удалось вывезти в глубокий тыл. А ведь на их поиск гитлеровцами были брошены немалые силы!

Если бы не подвиг новгородских музейных работников, кто знает, быть может, они разделили бы трагическую судьбу Янтарной комнаты.

После окончания войны они вновь вернулись в Новгород и с тех самых пор город не покидали. В начале 1950-х гг. их вновь уста­новили на западном портале Софийского собора.

Ковалев Борис Николаевич, доктор исторических наук, профессор, ведущий научный сотрудник Санкт-Петербургского института истории РАН (Санкт-Петербург)