В своей знаменитой главе о Великом инквизиторе из романа «Братья Карамазовы» Федор Михайлович Достоевский блестяще описал те черты человеческой натуры, которые востребуют внутри самого же человека власти над ним государства «железной пяты», оно же проект «Великий инквизитор».

Жак-Жозеф Тиссо. Искушение Иисуса в пустыне
Жак-Жозеф Тиссо. Искушение Иисуса в пустыне

Одной из таких определяющих человеческих черт для Достоевского является «невыносимость свободы» и вытекающий отсюда страстный поиск того, «перед кем преклониться», причем непременно «всем вместе». Такая, увы, свойственная человеку страсть по несвободе востребует дух Великого инквизитора. Его Достоевский называет: «Страшный и умный дух, дух самоуничтожения и небытия».

Этот дух не раз являлся в человеческой истории, и, более того, мы можем найти в ней те государства, которые были фактически построены этим духом и в которых, видимо, полностью отсутствовала свобода. Я тут говорю о Минойской цивилизации на Крите, древнейшей Эфиопии и Хараппе в Индии.

Об этих цивилизациях за давностью лет мы знаем не так много, но основные их черты во многом известны благодаря не только археологическим раскопкам, но и человеческой культуре. Дело в том, что культура во многом, увы, была уделом высших слоев, а элита как класс в переломные времена предпочитала скорее начинать оформлять регрессивные тенденции, чем отдавать власть чему-то новому. Поэтому сегодня мы имеем не только археологические и собственно исторические данные о древних городах, но и отражение в культуре чаяний многих поколений элиты о восстановлении в мире чего-то подобного. Именно так, в связке культуры и реальных исторических данных, насколько это будет возможно, я и хочу рассмотреть древние Крит, Эфиопию и Хараппу. Однако, я, забегая вперед, хочу сразу сказать об основных типологических чертах этих цивилизаций.

Дворец Миноса на Крите
Дворец Миноса на Крите
Agostino64

Можно с уверенностью сказать, что они были очень высокоразвитыми (с Эфиопией тут вопрос сложнее). Именно эта высокоразвитость, помимо тех черт человеческой натуры, о которых говорил Достоевский, во многом привлекала к ним внимание человечества. Более того, с высокой вероятностью можно утверждать, что эта особая, специфическая развитость достигалась невероятно быстрыми темпами. Однако после достижения определенного уровня развитие останавливалось, и на весь очень длинный промежуток времени устанавливалась стагнация, а также предельное человеческое неравенство и несвобода. То, что такая траектория быстрого восхождения с последующей бесконечной стагнацией очень похожа на траекторию капитализма, который дал неслыханный рост технологий за короткий срок, а потом заговорил на заседаниях «Римского клуба» и в других местах об «устойчивом развитии», то есть о «неразвитии», ибо либо развитие, либо «устойчивость», наводит на определенные размышления…

Кроме того, обращу на это особое внимание, уже древние элиты, без интернета, СМИ и прочего, умудрялись осуществить на практике то, что, видимо, можно было бы назвать обществом тотального контроля. А что же будет сейчас, причем когда на горизонте маячит именно не локальное государство «железной пяты», а именно глобальное, вооруженное всей мощью не виданных доселе технологий?

Итак, начну с Крита, ибо именно о нем как о якобы идеальном царстве было особенно принято мечтать в европейской культуре.

Минойская цивилизация существовала на Крите примерно с 2700 по 1400 год до н. э. Она была высокоразвитой. Причем раскопки не обнаружили никаких следов заградительных сооружений или заборов. И при этом имело место огромное различие между богатыми и бедными. То есть бедным и в голову не приходило восставать против своих господ. Кроме того, в середине XX века на Крите вблизи Кносского дворца были обнаружены останки детей, которых приносили в жертву. Все это позволяет говорить о некоей форме религиозной власти, обеспечивающей определенный режим. В общем-то, известно, что поклонялись на Крите особой женственности, как минимум родственной Кибеле (вспомним знаменитую статуэтку богини со змеями), отсюда неудивительна и кровавость с детскими жертвоприношениями в центре этой цивилизации. Кроме того, отмечу, что в мифах существуют и указания на «капиталистичность» минойской цивилизации. Ведь именно на Крите от Деметры и Иасиона родился бог богатства Плутос, не случайно родственный по своему имени с богом подземного царства Плутоном. Таковы общие интересующие нас тут черты. А вот что сохранила об этой цивилизации культура.

«В средине моря, — молвил он в ответ, —

Есть ветхий край, носящий имя Крита,

Под чьим владыкой был безгрешен свет».

Богиня со змеями
Богиня со змеями

Эти строки о Крите написал Данте в «Божественной комедии». Под «владыкой» Крита был «безгрешен свет». Такая «безгрешность» однозначно указывает на идеальное государство. Кроме того, Данте это представление об идеальном Крите взял у Вергилия, идеалам которого был предан всей душой.

В «Энеиде» Вергилия, главный герой Эней начинает искать родину своих предков — дарданов. На этой родине он должен построить новую Трою — Рим. Его отец Анхиз, пытаясь расшифровать пророчество Аполлона, указывает на Крит и говорит следующее:

«Матерь — владычица рощ Кибелы и медь корибантов, Имя идейских лесов, нерушимое таинств молчанье, Львы, в колесницу ее запряженные, — все это с Крита».

Приехав на Крит, Эней основывает город Пергамию. Потом он получает новое знамение, согласно которому Рим должен быть основан не на Крите, но в другом месте. Однако, связь Крита и рода Энея — несомненна. Несомненно и то, что для певца Священной римской империи Данте реальным образцом идеального царства «Золотого века» был Крит.

Сандро Боттичелли. Данте. 1495 г
Сандро Боттичелли. Данте. 1495 г

Видимо, самое раннее представление о «Золотом веке», которое мы имеем, находится в «Трудах и днях» Гесиода, согласно которому, между прочим, главным побудительным мотивом к труду является «зависть». Однако, как ни странно, и у Гомера мы можем увидеть намеки на существования некоей идеальной страны. Ее Гомер располагал в Эфиопии. Вот что написано в «Илиаде»:

«Зевс громовержец вчера к отдаленным водам Океана
С сонмом бессмертных на пир к эфиопам отшел непорочным;
Но в двенадцатый день возвратится снова к Олимпу»

«Непорочность» эфиопов и то, что в Эфиопию наведывались боги Олимпа во главе с Зевсом, — очевидные признаки идеальной страны. Также существовали предания, что в Эфиопии отдыхал сам бог солнца Гелиос. Кроме того, от Эфиопии нити тянутся к храму Соломона и самому Соломону и, конечно же, знаменитой царице Савской, которая, согласно тексту Библии, наведывалась к нему. По представлениям эфиопов, их династия царей идет от сына Соломона и царицы Савской Менелика I. Она так и называется — Соломонова династия. С Менеликом II зачем-то дружил Николай Гумилев. И тут вновь замыкается некий культурный круг, ибо храм Соломона, который в этой модификации, надо отметить, ни к какому иудейскому Яхве отношения не имеет, отсылает нас опять к Данте, а также к легендарным тамплиерам. Но это уже история, которую надо рассказывать отдельно… Но чем же было «лакомо» государственное устройство Эфиопии в ту далекую древность?

Менелик II
Менелик II

Древнегреческий историк Диодор Сицилийский (около 9030 гг. до н. э.) в своей «Исторической библиотеке» пишет о государственном устройстве Эфиопии следующее:

«Что касается обычаев эфиопов, немалое число их забот сильно разнятся от таковых прочего человечества, особенно это касается тех, которые относятся к выбору царей. Священники, например, сначала выбирают самых благородных мужчин из своего числа и кого-либо одного из этой группы могут выбрать богом, так как его носят в процессии в соответствии с определенным обычаем, народ принимает его за своего царя; и вскорости как поклонение, так и почести ему напоминают божественные, полагая, что верховная власть возложена на него Божественным Провидением. И царь, который был выбран таким образом, одновременно следует режиму правления, который установлен в соответствии с законами, и выполняет все свои другие дела, в соответствии с наследственными обычаями, сообразуя и почести, и наказания кому-либо с теми, что были утверждены среди них с самого начала. Кроме того, по их обычаю царь не должен налагать смерть на своих подданных, даже если этот человек был приговорен к смертной казни и считается заслуживающим наказания, но он должен отправить к нарушителю одного из своих слуг, несущего знаки смерти; и виновный, увидев предупреждение, сразу же уходит к себе домой и лишает себя жизни. Более того, для человека бежать из своей страны к соседям и, таким образом, покинув родину, заплатить за преступления, как это принято у греков, недопустимо ни при каких обстоятельствах. Поэтому, говорят они, когда человек, которому знак смерти был послан царем, все же предпринял попытку бежать из Эфиопии, и его мать, узнав об этом, завязала на его шее свой пояс, он не посмел бы поднять руки против нее в любом случае, но подчинился и был задушен до смерти, чем избавил родственников от большего позора».

Царица Савская. Миниатюра из средневекового немецкого манускрипта
Царица Савская. Миниатюра из средневекового немецкого манускрипта

Верно ли или неверно это свидетельство Диодора Сицилийского — не так важно. А важен сам факт этого авторитетного высказывания, ибо в древности многое строилось именно на такого рода высказываниях. Кроме того, Диодор сообщает нам часть тех представлений, которые были об Эфиопии в древности. А подобные «представления» часто оказываются сильнее реальности.

(Продолжение следует)