Фильм «Иванов», недавно вышедший в российский кинопрокат, родился из страсти российского венчурного инвестора к искусству. Дмитрий Фалькович, вошедший в недавний список Forbes самых успешных инвесторов Европы, пятнадцать лет назад работал генеральным директором в концерне «Нефтяной». В штате за GR отвечал Борис Немцов, поддержавший Ющенко и украинскую оранжевую революцию. Сразу после этого на «Нефтяной» завели уголовное дело об отмывании денег, и Фалькович уехал на два года в Киев. Когда он вернулся в Москву, на дворе был 2009-й, и от обилия свободного времени бизнесмен решил написать сценарий. Фалькович сразу не мог решиться, в чью сторону сделать выбор — литературы или кино? Повлиял пример знакомого ресторатора Ильи Демичева, который снял фильм «Какраки» с Михаилом Ефремовым в главной роли. В итоге сценарий будущей картины Фальковича разросся до таких размеров, что хватило бы на пятичасовое действие. Да и сценарием, по мнению автора, это назвать было сложно, так как автор смутно представлял себе данный жанр. История повествовала про некого гендиректора Иванова, вынужденного бежать от следователей из России в Украину. В главной роли Фалькович решил снять самого себя. Остальные роли партнеров по бизнесу исполнили коллеги. То есть все играли самих себя, и даже имена сохранили из реальной жизни, кроме главного героя.

Иван Шилов © ИА REGNUM

Для съемок фильма «Иванов» был приглашен французский оператор Жорж Лешаптуа, однажды работавший с Бруно Дюмоном. Он интересовался у Фальковича, каким режиссер видит свой будущий фильм, но тот затруднялся с ответом. Съемочный период продолжался месяц в Киеве и две недели в Москве. Затем 2 года монтажа, во время которого было убрано много сцен, а итоговый хронометраж составил 75 минут. Готовый материал разослали отборщикам ведущих мировых кинофестивалей, но безрезультатно. Не заинтересовался фильмом даже отечественный «Кинотавр», после чего фильм положили на полку, где он пролежал около семи лет…

Если попытаться охарактеризовать «Иванова» одним словом, то это любительское кино. Понимаешь это не сразу, и периодически возникает сомнение в таком выводе, особенно после череды профессионально выстроенного света в кадре. Но по совокупности это, безусловно, любительский фильм. Начинается всё со сцены из прошлого, никак не связанной с последующим действием. Возможно, она важна для автора, как пережившего жизненную трагедию, но зрителю от этого не легче. Затем следует пятиминутный эпизод с поездкой в автомобиле, где шофер увлеченно рассказывает про то, какие марки мобильных телефонов и сорта колбас он предпочитает. К середине фильма вдруг осознаешь, что содержание этих разговоров не имеет значения. Непонятно, чем занимался Фалькович со сценарием два года, если большую часть всех диалогов можно было легко разыграть экспромтом. Несомненно, автору и участникам демонстрируемых на экране процессов очень интересно будет смотреть кино, что сложно утверждать в отношении тех, кто лично с ними не знаком. В «Иванове» присутствуют элементы комедии, но они резонируют с общим тоном истории, если таковой вообще можно определить. Фильм полон сцен, в которых главный герой соблазняет многочисленных девушек. Затаскивая в каюты красоток Иванов/Фалькович читает им Пушкина, перевирая слова. Авторский непрофессионализм отметился даже в титрах, согласно которым главного героя Дмитрия Иванова играет актер Дмитрий Иванов (а не Дмитрий Фалькович). С такими выходными данными обычно не шутят, но здесь игнорирование правил соответствует уровню концептуальности проекта.

Цитата из к/ф «Иванов». Реж. Дмитрий Фалькович. 2018. Россия

У фильма был шанс вписаться в актуальную современность, учитывая нынешние трения между Россией и Украиной. Но эта линия не развита, возможно, потому что в момент съемок крымский водораздел еще не произошел. Поэтому прямые быстрые перелеты между столицами государств смотрятся уже архаично, как и московские следователи, ведущие оперативную работу в Киеве. Сложно поверить и рассуждениям про большое поле для бизнес-маневров в столице Украины, ведь в фильме не конкретизируется время действия. Кто-то обращает внимание на ностальгическое отображение дособянинской Москвы с ее обилием наружной рекламы, но биллборды с тем же самым изображением президента вывешиваются и в наши дни, равно как и двадцать лет назад.

В общем, «Иванов», если сказать напрямик, — плохое творчество (досуг) венчурного инвестора про себя любимого. На вопрос, планирует ли Фалькович привлечь профессиональных режиссера и актеров для дальнейшей работы в области кинопроизводства, он отвечает отрицательно. По мнению дебютанта, он сторонник прямой передачи авторской мысли, мол, сие есть произведение искусства, и не нужно нанимать кого-то, чтобы его проиллюстрировать. А планы у режиссера громадные. Он собирается снять «Иванова 2» и «Иванова 3», но, при возможности, он не откажется и от приквела. Что же послужило катализатором желания Фальковича вернуться к кинорежиссуре спустя восемь лет, особенно после того, как отснятый фильм так долго пролежал на полке, никому не нужный?

Цитата из к/ф «Иванов». Реж. Дмитрий Фалькович. 2018. Россия

Согласно легенде, «Иванова» открыл Марк Перансон — главный редактор журнала Cinema Scope, посоветовавший фильм отборщикам Ханты-Мансийского международного кинофестиваля «Дух огня». Картину режиссера Фальковича включили в конкурс дебютов, где она стала победителем. А дальше начались восторги кинокритиков, узревших в «Иванове» лучший фильм последнего десятилетия. Невыразительным, банальным диалогам поставили печать Сорокина. Недостатки фильма, внезапно, стали его достоинствами: «Важно, что этот дискурс функционирует в режиме неразличения фактов, домыслов и контекста, порождая в результате бред, более или менее тонко закамуфлированный, например, под житейскую мудрость (в чем и заключен инфернальный юмор этой прозы и этих монологов)» (журнал «Искусство кино»). Василий Корецкий с портала Colta.ru написал следующее: «И вместе с тем — это настоящее открытие, одна из лучших, самых удивительных и уморительных отечественных картин последних лет. Через тридцать секунд просмотра уже хочется, чтобы эти унылые люди на экране так и сидели до конца фильма, обмениваясь не столько репликами, сколько вздохами, взглядами, гримасами, молчанием, в котором — вся русская жизнь». Киносреда даже начала приглашать Фальковича на мастер-классы по режиссуре. И всё бы прошло незаметно, оставшись предметом обсуждения узкой группы кинокритиков, если бы «Иванов» не вышел в прокат. Вообще, это действие, как правило, является мерилом того, что картина имеет возможность заработать какие-то деньги на продаже билетов, то есть будет интересна какой-то группе лиц, одновременно потребителям. Но в данном случае прокатчиком выступил сайт-объединение кинокритиков Cinetiсle, для которого это первый опыт. Результаты плачевные — за стартовый уик-энд 40 кинокопий «Иванова» собрали 135 тысяч рублей, что означает около 3-х зрителей на каждом сеансе, при условии одного показа в день в каждом из кинотеатров. Слабовато для поднятой кинокритиками шумихи про киноленту, которой очень не хватало русскому кино. Отсюда можно сделать вывод, что если какой-либо релиз обласкан нашей специализированной прессой, то это не значит, что этот фильм стоит просмотра. Особенно если за прокат не берется никто, кроме самих же кинокритиков, которым и бизнес оказывается не под силу. В этом шаге есть и моральная сторона: зачем вообще критикам заниматься прокатом? Если журнал «Искусство кино» выпускает на экраны кинотеатров старые фильмы Тарковского и Шукшина, то это нормально. Но когда критики, ранее чуждые коммерции, формально получают прибыль от того, что сами же рекламируют, то это некрасиво. Похоже на деятельность Андрея Плахова, который долгое время был отборщиком специфических кинофестивалей, вроде Ташкентского, и по их итогам писал хвалебные отчеты в центральную прессу. Критик может быть отборщиком, куратором и пр., но извлекать даже мизерную прибыль из предмета своих текстов — неэтично.

Читайте развитие сюжета: «Джокер» и Трамп: политическая сторона скандального фильма