Елена Руднева. Избранные статьи о творчестве И. С. Шмелева: К 25-летию Алуштинского музея писателя И. С. Шмелева. М.: МАКС Пресс, 2018
Елена Руднева. Избранные статьи о творчестве И. С. Шмелева: К 25-летию Алуштинского музея писателя И. С. Шмелева. М.: МАКС Пресс, 2018

Елена Руднева. Избранные статьи о творчестве И. С. Шмелева: К 25-летию Алуштинского музея писателя И. С. Шмелева. М.: МАКС Пресс, 2018

В «изборник» статей профессора МГУ вошли работы, посвященные особенностям прозы Ивана Шмелева (1873−1950) и его месту в литературной традиции. Автор пишет как о наследии писателя в целом, так и об отдельных вопросах, характерных для его поэтики (соотношение религиозного и философского начал), а также о конкретных произведениях («Рваный барин», «Неупиваемая Чаша», «Няня из Москвы»).

Касаясь ранней дореволюционной прозы писателя, Елена Руднева характеризует ее как «сентиментальный натурализм». Она обращает внимание на неровность повествования молодого писателя. Так, в «Человеке из ресторана» один из персонажей, рыночный торговец «выпадает из образной целостности повести вследствие своей полной безликости», «риторически-схематического изображения».

Интересна статья ученого об особенностях романа «Няня из Москвы». Шмелев неоднократно стилизовал свои произведения под сказовую, народную речь, в числе прочего уже упоминавшийся «Человека из ресторана». Но в данном случае речь идет о целом романе-стилизации, в котором глазами заглавной героини Дарьи Степановны Синицыной представлена жизнь довоенной Москвы, Гражданская война и беженство.

К сожалению, книга не лишена недостатков.

В частности, за редким исключением автор пользуется современными изданиями работ и статей о творчестве Шмелева, что, естественно, сужает количество интерпретаций наследия автора «Солнца мертвых».

Но, как представляется, более серьезным упущением является трактовка религиозных мотивов, которые Руднева называет «христианской идиллией». Увы, исследователь ограничивается лишь анализом повести «Неупиваемая Чаша» и романов «Лето Господне» и «Богомолье». А ведь за ними последовали «Пути Небесные», вызвавшие критику как в среде эмиграции (в том числе благоприятно настроенной по отношению к писателю), так и в среде современных историков литературы.

Интересно, что отрицательное отношение к роману выразила и, казалось бы, далекая от вопросов поэтики русского зарубежья католическая церковь. Автор настоящей рецензии в свое время выявил неопубликованное письмо Шмелева художнику Евгению Климову, в котором писатель жаловался, что в Испании «Пути» были запрещены религиозной цензурой. Думается, в подобном контексте сложно говорить о какой-либо церковной гармонии у прозаика. Поэтому, может быть, к поискам веры у Шмелева вполне допустимы слова, которые Николай Бердяев адресовал книге Георгия Флоровского — «Беспутство русского богословия»