Джон Донн. Алхимия любви. СПб.: Азбука; Азбука-Аттикус, 2019
Джон Донн. Алхимия любви. СПб.: Азбука; Азбука-Аттикус, 2019
Иван Шилов © ИА REGNUM

Джон Донн. Алхимия любви. СПб.: Азбука; Азбука-Аттикус, 2019

Для многих советских читателей английский поэт и теолог стал известен до того, как они непосредственно познакомились с его творчеством. Большинство узнало о нем, когда прочло роман Эрнеста Хемингуэя «По ком звонит колокол». А кто-то — из ходившей в списках (а потом и в изданиях Русского зарубежья) «Большой элегии Джону Донну» («Джон Донн уснул…») Иосифа Бродского.

Тем не менее Джон Донн (1572−1631) сразу стал популярен, и появление в советские же времена его стихов (проповеди, естественно, не печатались, хотя название и эпиграф своего романа Хемингуэй позаимствовал именно из духовной прозы) встречалось с интересом.

В настоящую книгу, составленную и откомментированную знатоком английской литературы Григорием Кружковым, который также выступил и переводчиком, вошли как стихи, так и ранняя проза знаменитого британца. Жаль, что в издание не были включены и избранные проповеди. Ведь подобный сборник не только познакомил бы читателя со всеми гранями таланта Донна, но и обозначил бы конгениальность всех его дарований. Тем более, что сам Кружков справедливо замечает, как «трудно назвать другого автора, помимо Донна, в котором поэт и проповедник были бы до такой степени равносильны и равновелики друг другу». В частности, проповеди могут выступать в качестве комментариев к его стихам, а отчасти к изменению в картине мира автора «Парадоксов и проблем» (став в 1615 году священником практически отошел от поэтического творчества).

Так, например, в стихотворении «С добрым утром», Донн сравнивает полушария Земли с возлюбленными.

Два наших расцветающих лица —
Два полушарья карты безобманной:
Как жадно наши пылкие сердца
Влекутся в эти радостные страны!

Позднее, в проповедях, этот географический образ напоминал священнику уже о милости Божией.

«Если вы посмотрите на карту мира, то увидите две его половины, два полушария. Если вы развернете на карте небесную сферу, вы тоже увидите два полушария, две полушария, две половины неба, первая — радость, вторая — слава, и обе они — радость небесная и слава небесная — составляют целокупный небесный мир. Подобно тому, как восточное полушарие было известно давным-давно, а открытие западного (богатой сокровищами Америки) Бог приберег для позднейших времен, так и небесное полушарие славы будет открыто лишь после воскресения мертвых».

Возможно, подобное сравнение географии и теологии парадоксально, но парадокс — это неотъемлемая часть поэтики Донна. И именно он, как отмечает Кружков, наряду с другими дарованиями и сделал современника Шекспира популярным и многие столетия спустя.

Издание предоставлено книжным магазином «Циолковский».