Нельзя объять необъятное — всё интересное, что было на главной книжной ярмарке года, не обозреть даже в перспективе. Но говорят, книги никогда не оказываются у нас в руках случайно — они находят своих людей. Тут и страшная, но очень добрая сказка в духе «Русалочки» Андерсена, и роман про наше здесь и сейчас, и профессор истории, волей-неволей ставший семейным детективом, и вдохновляющая книга о паразитах, и вечно актуальная классика — чего только нет! Где не лауреаты, там многообещающие дебюты. Обещающие, кстати, сериал.

Аннет Схап. Лам​​​​пёшка
Аннет Схап. Лам​​​​пёшка

Аннет Схап. Лампёшка

Попробуйте представить себе круто замешанный коктейль о страшной вине, о возможности — или невозможности? искупления и прощения, и о любви, которая не замечает, как высока цена, которую она платит. Представили? Тогда в качестве ориентира — узнаваемые мотивы в этой книге: «Русалочка» Андерсена, «Человек-амфибия» Александра Беляева, серия о капитане Шарки Конан Дойла и, кажется, даже немного Стивен Кинг.

История морская — даже штормовая, ведь именно шторм разрушил устоявший порядок вещей, и Лампёшка, дочь маячника, не успела добраться до маяка. Она должна была его зажечь, как всегда, вместо… того, кто должен это делать. Свирепые пираты, таинственные морские создания, легенда о чудовище, что, по слухам, живёт в Чёрном доме, куда отправят Лампёшку добропорядочные граждане, — вот что нас ждёт. Кстати, добропорядочные граждане не менее интригуют противоречивостью, чем пираты и обитатели морских недр. Любопытно, что русалочка здесь — мальчик.

В сказку Аннет Схамп погружаешься, как в морскую пучину — ещё бы, ведь это пучина наших ошибок, страхов и тревог! Никто не в состоянии простить старого маячника — кроме его дочери. Упрямо, как лодка в волнах, Лампёшка пробирается сквозь бури своих и чужих воспоминаний, потерь и страстей, не теряя надежды на победу, не задумываясь, что можно сдаться, потому что всё слишком запутано, давно и не ею.

Страшная и захватывающая, как шторм, история оказывается доброй и сострадательной. Шторм стихает, всё лишнее уносят волны, и читатель остаётся наедине с собой — много пережившим и многое переосмыслившим.

Аннет Схап — известный в Голландии иллюстратор. «Лампёшка» (иллюстрации автора) — писательский дебют, ошеломивший и читателей, и критиков, и педагогов.

Говорят, будет сериал по этой книге.

Самокат

10+

Э. Л. Конигсбург. Из архива миссис Базиль М. Франквайлер, самого запутанного в мире

Очередное переиздание знаменитой истории Элейн Конигсбург, лауреата премии Ньюбери (именно за эту книгу), получилось чертовски красивым из-за акварельных иллюстраций Вероники Калачёвой. А невероятная история брата и сестры Кинкейдов, сбежавших из дома и поселившихся в музее Метрополитен, материализуется прямо на глазах читателя благодаря артефактам своего времени — 1960-х: запискам, письмам, фотографиям в прессе, раскрошенному печенью на газете и прочим уликам. Все они свидетельствуют о жизни новых «экспонатов» самого знаменитого американского музея. История побега из дома Эммы и Джимми занимательна сама по себе — особенно для тех, кто знает, каково пытаться договориться с братом или сестрой. А ещё — обрести самостоятельность и независимость. Тут и деньги, вернее, попытка их раздобыть, не выпадая из рамок порядочности, и понимание, как устроена жизнь, и множество ситуаций выбора.

Но это не всё, да и не главное в этой книге. Дети, в поисках славы расследующие загадочную историю со статуэткой, — тоже интересно, и тоже не всё. И не главное.

Главное здесь, пожалуй, ироничный голос самой миссис Франквайлер. Ей-то известно многое. Особенно в той части, где она говорит, как важно иметь свою тайну. Ведь именно тайна делает нас другими, не такими, как все.

Запутанный архив миссис Франквайлер содержит множество тайн, которые придётся распутывать до последней страницы.

Розовый жираф

10+

Мари-Од Мюрай. Кроваво-красная машинка

Мари-Од Мюрай. Кроваво-красная машинка
Мари-Од Мюрай. Кроваво-красная машинка

В самокатовской серии детских детективов «Секретер» — пополнение. Серия новая, радует принципиально новым для России подходом к жанру: ведь считается, что детектив слишком драматичен для детей. В первой книге серии «Кто убил Снежка» — Мартина с друзьями расследуют убийство непослушного пса и в результате приходят к пониманию поступков взрослых. В новой книге отступление от опекающего подхода ещё больше, прямо-таки событие: главный герой — взрослый. Знакомьтесь, Нильс Азар, профессор истории, этрусколог. И детектив.

Мари-Од Мюрай. Кто убил Снежка
Мари-Од Мюрай. Кто убил Снежка

Казалось бы, при чём тут культура этрусков? При том, что Нильс хотел бы спокойно читать свои книги и писать статьи, но раз за разом оказывается втянут в расследование (не без участия своей помощницы Катрин). «Кроваво-красная машинка» — начало цикла, в котором студентка Катрин Рок как раз и становится помощницей Нильса Азара.

Азар каждый раз наивно зарекается: больше никаких эксцессов! Никаких внезапных расследований с чьими-то подругами и детьми. Теми, кто не понят родителями и обвиняем во всех смертных грехах. Или заикается, или страдает нервным тиком, и бессилен любой врач. Или явно вышел на путь преступлений — а ведь у него такие родители! Каждый раз оказывается: родители со страху наделали дел, или у ребёнка или подростка не хватило сил сказать правду. К этому детектив и ведёт: стоит всем героям истории перестать врать, как всё меняется в лучшую сторону.

Самая простая истина в мире. И самая сложная.

В чём, однако, дело с самим детективом? В удивительной способности Азара к эмпатии. Его собственное детство полно тёмных тайн. Ему и теперь угрожает опасность: ведь он видел лицо человека, убившего родителей, а вот его дедушка считал внука чудовищем. Правда, так и оставшаяся нераскрытой, не даёт покоя уже взрослому Нильсу. Размышляя над мотивами чужих поступков, снова и снова возвращаясь к смутным детским воспоминаниям, он обретает блестящую способность сопереживать, понимать, влезать, что называется, в чужую шкуру. Потому и этруски — культура далёкого прошлого, загадки которой не перестают волновать учёных. Одновременно другая реальность, где можно спрятаться, и богатый материал для размышлений.

Благая весть для тех, кто уже читал сериал Мари-Од Мюрай о психотерапевте по имени Спаситель Сент-Ив, и грустит, что осталась последняя серия: Нильс Азар — предшественник Спасителя. Это, в сущности, тот же самый разговор об отцах и детях, только в другом ключе.

Детская или подростковая книга (как и кино или игра) не определяется возрастом героев: ведь читая только про своих ровесников, нельзя заглянуть в будущее, нет перспективы. Взрослая ли, детская ли книга, всегда определяется вопросами, на которые ищет ответ читатель.

Самокат

10+

Алёна Васнецова. Поразительные паразиты

Алёна Васнецова. Поразительные паразиты
Алёна Васнецова. Поразительные паразиты

А вот эта новинка ожидается только в конце сентября. Но нельзя же было промолчать!

Книг о разнообразии мира с его чудесами, о которых мы давно бы узнали, когда бы не отворачивались от всего непривычного, — много. Ладно, не много. Достаточно. Скажем так: они есть. Что и впрямь поразительно в этой книге — так это ироничные намёки: после каждой главы имеется хештег, комментирующий или даже напрочь переворачивающий смысл того, о чём вы только что прочитали. Вот, например, мы все мечтаем обрести единственную любовь. Верную, надёжную, неколебимую — и чтобы умереть в один день. Что ж, вот вам жизнь глубоководного удильщика — #любовьзла. А вот светящиеся акулы в ночном море — очень красивое зрелище. На радость любителям повосхищаться красотами природы — #онживойисветится. Что ж, узнайте, что светится и почему.

А вот омела — то самое растение, что в Европе и Америке — обязательный атрибут Рождества, символ плодородия и богатства, здоровья и защиты от злых сил. Омелу ещё любили когда-то вешать на кроватью новобрачных — в знак верности. #востороглюбвинасждётстобою и #дворецнаместникаувитомелой, как говорится.

Паразитаксус — похож на омелу. Одна из интересных особенностей этого растения в том, что заниматься контрабандой ресурсов из хозяина ему помогает грибок, прорастающий внутрь и паразита, и хозяина. Тут вам и #вместемыбанда, и #уникальныйаппарат. А вот хештег из другой главы: #игиблимладыелягушки.

Кстати, знаете, сколько в мире паразитов? Большем, чем нам кажется. Даже всем известное и родное растение иван-да-марья — и то паразит. И барбарис. Что уж тут говорить про орхидею.

Всё это не цинизм, так, немного весёлого сарказма. И уж совсем не для того эта книга, чтобы поглумиться над чьими-нибудь чувствами.

Мир — а паразиты его неотъемлемая часть — эволюционирует, изменяется, осваивает и изобретает уникальные механизмы, облегчающие жизнь. Не стоит отворачиваться от неприятных на первый взгляд созданий и делать вид, что в природе их не существует. Они невероятно интересны. Их подсказки уже помогли и продолжают помогать учёным — от получения иммунитета к опасным болезням до продления жизни. Или даже обычным людям — в философском смысле.

Наши устоявшиеся представления о жизни… ну нет, не рушатся! Они обретают новые грани.

Пешком в историю

10+

Шамиль Идиатуллин. Бывшая Ленина

Шамиль Идиатуллин. Бывшая Ленина
Шамиль Идиатуллин. Бывшая Ленина

В романе о борьбе жителей Чупова со свалкой свалка — буквальна и материальна: город в опасной близости, и маски и противогазы едва ли не модный аксессуар. Но неожиданно свалка становится и метафорой жизни, и проблема экологическая раскрывает перед читателями все её сферы: тут и вопросы семейные, и чиновники, преследующие личные интересы без лишних забот об ответственности, и уезжающая в поисках лучшей жизни молодёжь, и гражданские активисты с прогнозируемым превращением в тех, с кем боролись. Одно из главных мест здесь занимает анатомия распада семьи. Лена и Даниил Митрофановы со стандартной для постсоветского человека схемой отношений, где женщина скорее мать, чем жена, оказываются на удивление типичны и понятны. Как и политические игры, куда оказывается вовлечён Митрофанов. Неторопливое начало плавно затягивает, ускоряясь до стремительности с кинематографической динамикой. Переходы здесь и не нужны: они легко считываются между строк.

Шамиль Идиатуллин любит обращаться к ностальгической теме 1980-х — как это было с его романом «Город Брежнев», ставшим лауреатом премий «Большая книга». Но в этот раз он внезапно пишет о том, что происходит прямо сейчас, — и странным образом всё равно аккумулирует вокруг центра повествования аудиторию разного возраста. Причём от темы девяностых никуда не денешься: сорокалетние герои для одних — ровесники, взрослевшие в те годы вместе с читателем, для других — родители со всеми вытекающими, а для кого-то и вообще «эта молодёжь» или даже ребёнок. Всё здесь зависит от параллакса с самим читателем, но «Бывшая Ленина» так или иначе оказывается историей, которая произошла с кем-то из нас. С кем-то, кто с нами одной крови.

Редакция Елены Шубиной

16+

Читайте ранее в этом сюжете: Школьникам в утешение. Не только учебники