В Архангельском областном краеведческом музее при поддержке «Норильского никеля» открылась выставка «Студеное море — северные рубежи: история обороны Русского Севера», музейщики представили ее как большое событие, а журналисты — как «грандиозное».

Карта устья Северной Двины XVIII века
Карта устья Северной Двины XVIII века
Владимир Станулевич © ИА REGNUM

Выставка имеет сильные и слабые стороны. Хорошо представлена археология Заволочья и Двинской земли XI—XVII веков. Впервые на стендах показаны вместе оружие финно-угорского периода, периода покорения Заволочья Новгородом, Двинских войн Москвы с Новгородом, возникновения Архангельска. География экспонатов — вся Архангельская область. Орлецы и Емецк на Двине, Ваймуша на Пинеге, Важский городок на Ваге, Пустозерск. В большинстве — это находки археолога Олега Владимировича Овсянникова, работавшего в 1968—1995 годах в Архангельской области и сделавшего как никто много для археологии Севера. Как ни странно, эти артефакты не демонстрировались ранее в музее. Поблагодарить за этот раздел выставки следует археолога Алексея Едовина — ученого секретаря краеведческого музея.

Рукоятка меча XIV-XV века найденного на Ваймушском городище на Пинеге
Рукоятка меча XIV-XV века найденного на Ваймушском городище на Пинеге
Владимир Станулевич © ИА REGNUM

Слабым местом этого периода стало небольшое количество новых находок. Вычеркивали археологические раскопки из смет музея все областные министры культуры, но при нынешнем министре Веронике Яничек музейщики не стали и вносить археологические «хотелки» в проект музейной сметы. На вопрос к немногим архангельским археологам, находится ли археология в Архангельской области в упадке, следует неизменный утвердительный ответ. С учетом того, что на поверхности земли исторических памятников осталось совсем немного, а археология не финансируются, то изучение материальных свидетельств прошлого региона остановилось 30 лет назад — после 1991 года. Полноценной археологической жизнью живут только Соловки. Наиболее крупные охранные раскопки проводились в 2009 году при реставрации Гостиных дворов в Архангельске.

Слабым местом выставки стали разделы Гражданской и Великой Отечественной войны — в зале Великой Отечественной экспонаты собраны кучей в середине зала. В годы Гражданской войны произошло много интересных событий, о которых есть что рассказать и показать. Например, не проблема договориться с коллекционерами о паре английских химических снарядов. К сожалению, эта страница Гражданской войны осталась за пределами выставки. Ответственные за ее подготовку постарались не задеть чувств иностранцев, разорявших в прошлом Русский Север. Мурманы, согласно описанию стенда, разоряли берега Белого моря в ответ на походы новгородцев и корелов. Польско-казацкое войско полковников Барышпольца и Сидорки 1613 года на шведской службе упоминается, но зверства в Онежских волостях, описанные в исторических источниках, не упоминаются. Нет и «подвигов» полковника Януша Шиша, прошедшего «огнем и мечом» от Вельска и Черевкова до Сольвычегодска и Устюга. Это во время, когда в Польше сносят памятники солдатам и офицерам Красной армии, называя их жестокими оккупантами. Нет и химического оружия, широко применявшегося английскими интервентами на Пинежском, Двинском и Железнодорожном фронтах Северной области в 1919 году. Нет и крупнейшего — по числу участников в истории Русского Севера — сражения при Шиленьге 1471 года — наряду со сражением при Шелони обеспечившего вхождение Новгорода в Великое княжество Московское и складывание русского государства. Место сражения в Виноградовском районе области никто никогда и не исследовал.

Модель канонерской лодки, охранявшей устье Северной Двины в годы войны с Англией. Начало XIX века
Модель канонерской лодки, охранявшей устье Северной Двины в годы войны с Англией. Начало XIX века
Владимир Станулевич © ИА REGNUM

Успехом выставки стали новые модели — яхты Петра Первого «Святой Петр» и канонерской лодки. На них и на стенды ушла вся сумма, выделенная «Норникелем» в поддержку выставки: один миллион рублей.

Выставка показала богатство истории Русского Севера и большую — в прошлом — работу архангельских ученых, непонимание значения истории нынешними руководителями культуры и невостребованность немногих оставшихся специалистов своего дела.