Петр Ковалевский. Зарубежная Россия 1920−1970. Нижний Новгород: Черная Сотня, 2019

Петр Ковалевский. Зарубежная Россия 1920–1970. Нижний Новгород: Черная Сотня, 2019
Петр Ковалевский. Зарубежная Россия 1920–1970. Нижний Новгород: Черная Сотня, 2019

В 1961 г. поэт и публицист Георгий Адамович призывал изгнанников создать «Книгу-памятник (…) Золотую книгу русской эмиграции», которая стала бы «нашим оправданием», иллюстрацией того, что тридцатью пятью годами ранее Иван Бунин называл «миссией русской эмиграции».

Призыв автора «Одиночества и свободы» поторопиться имел под собой все основания. Уже дети эмигрантов «первой волны» были, как правило, бикультурными, не всегда органично сочетая память о далекой России с глубокой интеграцией в социальную жизнь страны рассеяния. Внуки же за редким исключением утрачивали связь не только с родиной предков, но и с языком родителей, становясь стопроцентными французами, американцами, австралийцами…

Наступало время подводить итоги. Василий Зеньковский и Николай Лосский создали масштабные истории русской философии, значительная часть которых была посвящена мыслителям-эмигрантам, Глеб Струве написал о литературе зарубежья. Но не было комплексного изучения всей культуры эмиграции.

Историк и общественный деятель Петр Ковалевский (1901−1978) предпринял попытку восполнить этот пробел. В 1971 и 1973 годах он издал два тома очерков, описывающих основные сферы деятельности изгнанников.

В начале своей книги ученый писал о юридическом статусе изгнанников и их расселении по странам. Вторая часть была посвящена культурно-просветительским и образовательным проектам Зарубежной России, а заключительная — литературе и искусству.

Отдельно рассматривались религиозные институты и благотворительные организации.

Несомненной ценностью данной работы являлось то, что исследователь не рассматривал эмиграцию саму по себе, а указывал на ее постоянный диалог и взаимодействие со странами рассеяния. Помимо неизбежной в таких случаях филантропии (Католический комитет монсеньора Шапталя помогал русским студентам) имели место совместные проекты, как, например, русское отделение при Парижском университете, кадры которого преподавали и на «французских» факультетах.

Подробно рассказывается и о работе изгнанников в зарубежных научных центрах. В частности, в знаменитом Пастеровском институте работали такие ученики Ильи Мечникова и Ивана Павлова, как Александр Безредка, Иван Манухин, Сергей Метальников. Там же трудился и Петр Грабар, ранее защитивший две докторские диссертации и преподававший в Страсбургском университете, а в дальнейшем возглавивший институт по исследованию рака в Национальном центре научных исследований Франции (Вильжюиф).

К сожалению, книга не лишена фактологических ошибок. Так, например, писатель Гайто Газданов никогда не «переселялся» в США (с. 272), а жил в основном в Париже и Мюнхене (где работал на радио «Свобода»), имя поэтессы, члена известного харбинского литературного кружка «Чураевка» Ларисса Андерсен (а не Лариса) (с. 355, 356, 360).

Впрочем, учитывая, мягко говоря, скромное число источников, которыми располагал Ковалевский, по многим темам и сюжетам, необходимым для данной книги, остается повторить его собственные слова, которыми он закончил свой труд: «Feci quod potui faciant meliora potentes».