Вальтер Беньямин. Судьба и характер: эссе. СПб.: Азбука; Азбука-Аттикус, 2019

Иван Шилов © ИА REGNUM

Философ Вальтер Беньямин (1892−1940) известен в первую очередь своими работами по культуре, которую он рассматривал в политическом и психоаналитическом контекстах. Ведь мыслитель был левым интеллектуалом и принадлежал к знаменитой Франкфуртской школе.

В настоящий сборник вошли его статьи о таких современных Беньямину писателях, как, например, Марсель Пруст, Жюльен Грин, Карл Краус, и о классиках — Николае Лескове, Шарле Бодлере. Одновременно автор «Московского дневника» писал о новых течениях в искусстве («Сюрреализм: последняя моментальная фотография европейской интеллигенции»), массовой культуре («Детективный роман в дорогу»), коллекционировании («Я распаковываю свою библиотеку») и ряде других вопросов.

Так, касаясь массовой культуры, Беньямин отмечал ее терапевтическую функцию. Драмы, описанные в детективах, призваны вытеснить собственные страхи читателя, например вызванные железнодорожным путешествием, с его «непредсказуемым ускользанием границ пространства и времени», с теми, «кто остался на перроне <…> одиночеством в купе». По мнению философа, для пассажира

«спасение заключается в том, чтобы заглушить один страх другим. На раскрытых страницах только что купленного детективного романа он пытается отыскать праздные, в определенной степени девственные страхи, которые помогли бы ему справиться с архаическими опасностями путешествия»,

которые Беньямин метафорически называет «битвой богов железной дороги с богами вокзалов».

Интересен очерк «Москва», заказанный Беньямину редактором журнала Die Kreatur философом Мартином Бубером, который собственно и профинансировал его поездку в Советский Союз зимой 1926−1927 гг. В нем философ акцентировал внимание на явлениях и процессах, отличных от современного ему буржуазного общества или не характерных для коммунистов Запада («готовность к мобилизации»). При этом речь идет не только о политических процессах, но и о культуре повседневности.

«Административные правила меняются день ото дня, да и трамвайные остановки блуждают, магазины превращаются в рестораны, а несколько недель спустя — в конторы. Это поразительное экспериментальное состояние — оно называется здесь «ремонт» — касается не только Москвы, это русская черта. В этой доминирующей страсти заключается столько же наивного стремления к хорошему, как и безграничного любопытства и отчаянной удали».

Вероятно, именно такая страсть и заставляла принять самого Вальтера Беньямина новое учение, несмотря на то, что его основу, философию исторического материализма, он называл куклой.

Издание предоставлено книжным магазином «Циолковский».