Екатерина Андреева. Казимир Малевич. «Черный квадрат». СПб.: Издательство «Арка», 2019

Иван Шилов © ИА REGNUM

Не часто картина становится символом. Еще реже — двойным. «Черный квадрат» стал не только визитной карточкой его автора, Казимира Малевича (1879−1935), но и одним из символов авангарда.

Историк искусства Екатерина Андреева (Государственный Русский музей) рассматривает знаменитый шедевр в контексте всей жизни и творчества художника. Малевич дебютировал на выставке «мирного и аполитичного Московского товарищества художников» в 1907 г. Но очень скоро он «изживает моду на символистскую живопись с элементами голубого импрессионистического «оцвечивания». Теперь полотна мэтра, посвященные жизни крестьян, напоминают французских авангардистов, «но так, словно грани его вытеснены топором, а фигуры покрыты пятнами красной краски, как отпечатками ладоней маляра». Образы крестьян чрезвычайно важны для понимания живописи Малевича: трагическое столкновение природы, крестьянского мира и города, техники проходит через все его творчество.

Касаясь создания собственной оригинальной теории Малевича — супрематизма, Андреева обращает внимание на его отличие от других течений в авангарде, например, конструктивизма, связанного с именами Александра Родченко или Владимира Татлина. Если последние оставались в пространстве материи, то автор «Супрематической композиции» стремился преодолеть предметность, достичь духовных начал. Поэтому не удивительно, что о знаменитой «Башне» Татлина живописец не без иронии писал Эль Лисицкому: «Это фиксация западной техники (…) он может и писсуар железобетонный построить». Думается, что такая критика была частью борьбы художника за политическое влияние в Советском Союзе, в которой Малевич (как, впрочем, и другие авангардисты) потерпел поражение. Впрочем, отрицание творчества Малевича шло и со стороны сторонников предметной живописи. «Предметники» увидели в «Черном квадрате» пародию на икону («черный квадрат в белом окладе»), а в самом художнике — сбывшееся пророчество Дмитрия Мережковского, «уже не грядущего, а пришедшего Хама».

Так чем же на самом деле является «Черный квадрат»?

По мнению Андреевой, Малевич «создает свою семантическую последовательность из квадратов: черного на белом (означающего соединенные начало и конец творчества форм и неизбежную конечность творчества в каждой конкретной форме)».

А сам автор не без гордости писал, что «Квадрат» «является главной моею работой», то есть визитной карточкой. Не зря дети, рисуя кружки и квадратики, говорят: «Я малюю, значит, я — Малевич».

Издание предоставлено книжным магазином «Циолковский».