Иной раз кажется, что мы все общаемся друг с другом через голову, обмотанную одеялом. Что во всех наших проблемах виноваты родители. Что мы, только мы и никто кроме нас не виноват в проблемах детей. Что жизнь наша запутана так, что распутать её нет никакой надежды. А главное, что мы стали совсем не теми, какими хотели и должны были стать.

Иван Шилов © ИА REGNUM

Но всё-таки докопаться до правды можно. Способы тут разные: отправиться к семейному психологу и познакомиться его пациентами. Познать настоящее безумие и сравнить с собой. Разобрать и снова собрать старую историю, рассказанную на новый лад. Или отправиться в головокружительную авантюру. Да-да, в настоящую авантюру — как те самые охотники за сокровищами, о которых говорят, что в наше время их нет!

Всё это способы познать себя. Перед нами шесть книжных историй и наше дело — выбрать нужную. Ту, что ближе к душе.

Мари-Од Мюрай. Спаситель и сын. Сезон 3

В третьем сезоне романа-сериала о семейном психологе (о первых двух мы писали тут) всё сильнее акцент на «говорящем имени» героя. Спаситель Сент-Ив, кажется, окончательно теряет границу между частной и профессиональной жизнью, хотя и старается спасти её изо всех сил. Чердак дома на улице Мюрлен в нарушение всех правил занимает юный Габен. Его мама в больнице, парень понимает больше, чем хотелось бы взрослым, да и не скрывает: он очень хочет, чтобы Спаситель его усыновил.

В подвале живёт бездомный, бывший солдат Иностранного легиона с мешком тайн, абсолютно непредсказуемая личность.

Отец одного из пациентов-подростков, Самюэля, знаменитый пианист, преследует Спасителя, требуя помощи в своей запутанной жизни. Этот талантливый мужчина до сих пор боится матери, которая, к слову, давно умерла.

Пациенты выходят из-под контроля и события несутся кувырком до такой степени, что не остаётся и следа от иллюзии о Спасителе, который один может принять правильное решение в сложных семейных делах.

На собственного сына, девятилетнего Лазаря, всё так же нет времени. Как ни старайся.

Иной раз и психологу нужна помощь. Как бы это ни звучало, психолог не должен быть таким человечным. Но как же тогда?

А вот любовный хэппи-энд с Луизой, что напрашивался в первых двух сериях, принимает совершенно неожиданное направление.

Ах да, самое важное. Ответ на все вопросы находится где-то между двух крайностей: «точно ли так нужно всё контролировать?» и «не опасно ли пускать всё на самотёк»?

Нам всем придётся искать этот ответ самим: и Спасителю, и читателю. Который по ходу дела найдёт много подсказок уже для собственных, реальных ситуаций.

Кевин Кван. Безумно богатые азиаты

Кевин Кван. Безумно богатые азиаты
Кевин Кван. Безумно богатые азиаты

Что-то в этом романе о молодых людях есть от ироничной переделки на азиатский манер «Великого Гэтсби», «Саги о Форсатайтах» и прочем наследии «ревущих двадцатых». Ирония здесь достигается противоречивым смешением грубости и элегантности: расизм, привычный и потому незаметный для тех, в ком живёт, со стороны и впрямь анекдот. В жизни это не смешно, а вот в книге — гомерически. Хорошо знакомые темы богатых и знаменитых с их интригами и богемной жизнью так лихо преломляются о менталитет этих самых богатых и знаменитых, что остаётся только развести руками. И, конечно, нельзя обойти популярную теорию о захвате мировой экономики азиатами — отличный повод многое для себя переосмыслить.

Трилогия Кевина Квана, начатая «Безумно богатыми…» — вот уже лет пять как бестселлер, экранизирована и переведена на два десятка языков. Уже снимают продолжения.

«Иностранка»

Нил Шустерман. Бездна Челленджера

Нил Шустерман. Бездна Челленджера
Нил Шустерман. Бездна Челленджера

Кейдену Босху 15. Ему кажется, что незнакомый парень в школе хочет его убить. Ему отдают распоряжения Повелитель костей, одноглазый капитан с персиковой косточкой в глазнице и саркастичный попугай. Корабль движется к Марианской впадине, за доклад о которой в школе Кейден получит отличный балл, а на корабле — раскалённое клеймо на лоб. С ним говорит статуя. Матросы, чьи голоса он слышит, мертвы. Пустое пространство невыносимо, и Кейден рисует, чтобы на бумаге не оставалось свободного места, и ходит, чтобы заполнить его хоть шагами. От изнеможения он теряет сон, аппетит и перестаёт делать домашние задания. Повсюду знаки: что-то случится. Кейден врёт родителям, те пытаются понять, но поздно: парень заглянул в бездну и она заглянула в него.

Атмосфера безумия здесь зачаровывает. Она удивительно напоминает пиратский роман — и в самом деле полна аллюзий. Начиная с фамилии главного героя и заканчивая игрой слов: психиатр доктор Пуаро — параллель корабельного попугая (poirot — parrot). И всё-таки сквозь художественную канву проступает (для этого даже не нужно читать послесловие) попытка помочь понять, проникнуться сочувствием к тем, кто плывёт тёмными, непредсказуемыми водами душевной болезни.

И если бездна заглянет в нас — мы сможем стойко взглянуть ей в глаза.

«Popcorn Books»

Карен Макманус. Один из нас лжёт

Карен Макманус. Один из нас лжёт
Карен Макманус. Один из нас лжёт

Внезапная смерть старшеклассника выглядит слишком подозрительно для несчастного случая. Четверо парней и девушек, оставшихся в наказание после уроков, обвинены в убийстве. Журналисты так их и назовут: «Четвёрка из Бэйвью». Мотив есть у каждого: у спортсмена Купера, у отличницы Бронвин, у школьной королевы красоты Эдди. Не говоря уже про Нейта — тот вообще малолетний преступник на испытательном сроке. У всех есть, что скрывать. Все на самом деле не те, чем казались, и до правды ещё далеко.

Так кто из четверых?

Понять другого, вникнуть в мотивы в этом романе означает не допустить обвинения невиновного. И если это так просто, почему мы почти всегда видим только то, что нам показывают и не обращаем внимания на всё остальное?

«АСТ»

Станислав Рудашевский. Город Солнца.

Книга 1. Глаза смерти

Книга 2. Стопа бога

Книга 3. Голос крови

Искателей приключений привыкли считать людьми не от мира сего. Думаете, все они остались в позапрошлом веке? Как бы не так. Каждому времени свои романтики — и это вовсе не наивные юноши, начитавшиеся книжек. Это те, кто попал в переделку, из которой только один выход: попытаться пройти квест до конца. Без всяких гарантий. Для тех, кто незнаком с первыми двумя частями: 19-летний студент журфака Максим заинтересовался историей с продажей картины. Он всего лишь собирался написать учебный репортаж, но полотно, проданное матерью, не только сделало тихую жизнь опасной, но и ведёт к истории исчезнувшего когда-то отца. Истории, выглядящей, как сложный квест.

Лучший способ узнать себе цену — попытаться совершить то, за что никто не возьмётся. Сделать то, что не удалось другим. Так что всю эту детективную историю можно считать метафорой, символом… если хотите. Потому что найдутся те, кто при чтении этой книги почувствует волнение. Это те, кто мечтал о переменах. И есть все основания думать, что у этих людей перемены не заставят себя ждать. Так всегда бывает, когда в руки попадает та самая книга.

«Компас Гид»