Мир огромен и сложен. Иной раз он кажется непостижимым. Представляете, как когда-то были потрясены люди, узнавшие, сколько места в нашей жизни занимают не только шумящие леса, но и плесневые грибки? А история с обезьяньим предком? До сих пор кое-кто с обидой отвергает эту теорию. Или вот: как описать культуру какой-нибудь страны и при этом не задеть (ох уж эта толерантность) чьи-нибудь чувства. Ещё важнее другой вопрос: как вообще понять это многообразие культур?

Иван Шилов © ИА REGNUM

А ещё — не надо недооценивать красоту. Она спасёт мир.

Мы в этом уверены. В доказательство представляем несколько книг — важных, полезных и красивых.

Аннабель Кремер. Франсуа Олислеже. Дарвин. Революция

Аннабель Кремер. Франсуа Олислеже. Дарвин. Революция
Аннабель Кремер. Франсуа Олислеже. Дарвин. Революция

Чарльз Дарвин не только создал теорию эволюции, возмущая мир теорией об обезьяньем предке человека. Что только он ни изучал: геолог, зоолог, ботаник, психолог, антрополог, эколог… Среди его книг есть, например, такая: «Воспоминания о развитии моего ума и характера». Кажется, Дарвин изучал, исследовал, препарировал все проявления жизни, до каких дотягивался. В конце концов, исследователь даже признавался сам себе, что ощущает, что его ум стал машиной по препарированию явлений, что он разучился чувствовать музыку, живопись, литературу…

В небольшой книге, где между строк прочитывается множество приключений, не просто хронология жизни Дарвина: здесь эволюция его мысли. А вместе с ней — переворот в естественных науках. Начало логической цепочки просто и гениально: что лежит в основе разнообразия форм жизни?

Да, это была настоящая революция.

Ну, а ещё это история характера, изучение способа мыслить и жить. Такой modus vivendi — способ существования. И даже если вы — взрослый и читали «Путешествие вокруг света на корабле «Бигль», не постесняйтесь прочесть эту книгу вместе с ребёнком.

10+

Белая ворона.

Флоранс Пино, Жюльен Билодо. Луи Пастер. Ученый-детектив

Флоранс Пино, Жюльен Билодо. Луи Пастер. Ученый-детектив
Флоранс Пино, Жюльен Билодо. Луи Пастер. Ученый-детектив

Создатель научных основ вакцинации умрёт в 72 года. Но знаменитым успеет стать всего за два десятилетия. Как и Дарвин, основоположник микробиологии сильно возмутит общество: волны возмущения не стихают до сих пор. Однако эта история не ограничивается темой прививок. Исследования дрожжевых бактерий и молочнокислых грибков действительно очень похожи на детективные расследования. Тут и процесс пастеризации, помогающий избежать порчи продуктов, и долгий путь к изобретению вакцин от оспы и холеры, и самое главное — Пастер опроверг теорию о зарождении жизни из неживой материи!

Люди очень не любят, когда им не дают думать и действовать по привычке. Те, кто это делает, автоматически становятся подозреваемыми во всех смертных грехах. Как можно оказаться правым перед возражениями большинства?

Что ж, перед нами расследование, в котором судьёй стала сама жизнь — бесстрастно и беспристрастно.

10+

Белая ворона

Марк Мартин. Много

Марк Мартин. Много
Марк Мартин. Много

Австралиец, уже успевший завоевать славу самого именитого молодого иллюстратора в мире, может быть, и не совершал кругосветного путешествия. Это как посмотреть — художники, знаете ли, умеют… Но он сумел придумать гениально простой способ рассказать о культуре разных стран: «много»!

Например, в Алис-Спрингс и окрестностях (это в Австралии) много не только кенгуру и какаду, но и яиц, пыли, длинных прямых дорог и ветротурбин, колючей травы спинифекса и удивительных гранитных валунов карлу-карлу (они же шары дьявола). Ах да: и опалов. Это край безбрежных лазурных небес и обширных пустынь! И… здесь правда всего много.

А вот Тайвань. Здесь много небоскрёбов, рынков, паромов, красно-бело-синих сумок, известных как баул, кондиционеров и вывесок.

Или Улан-Батор: чего много здесь? Изображений Чингисхана, юрт-гэров, переносных жилищ многих монголов, фургонов и двугорбых верблюдов!

В далёкой российской столице, как считает автор, много babushka, памятников, церквей и гостиниц, полицейских, бродячих собак, матрёшек и миллиардеров.

И тут становится ясно: без чувства юмора эту книгу не понять. Мы (почему-то) привыкли, что либо красиво, либо смешно. А ведь это сочетание встречается МНОГОкратно. Куда чаще, чем мы замечаем. Что до чувства юмора, то оно просто необходимо, чтобы понять множество самых разных культур.

Так непохожих на нашу.

6+

Самокат

Марк Мартин. Лес

Марк Мартин. Лес
Марк Мартин. Лес

Если «Много» — большой иллюстрированный гид по культурам мира, то «Лес» — только что вышедшая новинка — история лаконичная. В чём же её ценность? Тут хочется сказать «во-первых, это красиво». И в самом деле, тончайшая работа с акварелью — что может быть лучше для воспитания у ребёнка хорошего вкуса? Покой и умиротворение, печаль и возрождающаяся надежда — примерно так можно описать чувства, которые охватывают при чтении этой книги.

Философски глубокую историю о жизни и смерти, о природе и человеке словно бы рассказывает сам лес — негромко и проникновенно до глубины души.

3+

Самокат

Евгения Гюнтер. Папа, мама, я — звериная семья

Евгения Гюнтер. Папа, мама, я – звериная семья
Евгения Гюнтер. Папа, мама, я – звериная семья

Семья — это святое. Даже крокодил начинает петь серенады, когда хочет понравиться крокодилице. Самка сама выбирает, кто ей особенно мил — тот, у кого самая свирепая морда, или тот, кто громче рычит. А уж какие крокодилы нежные и трогательные родители — слезу вышибает. Вытрем слезы, впереди много интересного. Вот, например, водомерки никогда не повышают друг на друга голос — даже ругаются молча. Впрочем, вся остальная коммуникация тоже проходит в безмолвии. Зато жестикулируют они много — чтобы создать необходимые для общения колебания воды. Сурикаты существуют большим сообществом — один за всех и все за одного! Правда, право иметь детенышей их самкам еще нужно заслужить. Иначе придется самой стать королевой и создавать собственное сообщество. В одиночку не выжить — съедят. И да, всё верно: у сурикатов именно самка — глава семьи.

Маленьких енотов воспитывает одна мама. Правда, разновозрастные дети не только няньки друг другу, но и отменные жулики — так и норовят стянуть, что плохо лежит. Мама учит их мыть еду перед тем, как съесть, лазать вниз головой по деревьям — ну, и воровать так, чтобы не поймали.

А вот журавли — те романтичны до умиления. Пару образуют на всю жизнь, а знаменитые журавлиные танцы — совсем не только в брачный период. Так они самовыражаются.

И это вы еще не знаете о семье глубоководного удильщика, шекспировских страстях скорпионов и прагматичных отношениях пауков. И о куликах плавунчиках, эти птицы — знаменитые взломщики стереотипов. О чем, собственно, и книга.

6+

Пешком в историю

Читайте ранее в этом сюжете: Чудеса и сокровища: Книжные миры, в которых хочется поселиться

Читайте развитие сюжета: Готовить ребенка к школе? Или читать книги об этом?