Иван Шилов © ИА REGNUM

Марк Уральский. Марк Алданов: писатель, общественный деятель и джентльмен русской эмиграции. СПб.: Алетейя, 2019.

Составление табелей о рангах писателей — дело неблагодарное. Слишком уж они получаются субъективны. Вспомним попытку такого «хит-парада» у беллетриста Виктора Шкловского («Гамбургский счет»), в котором литературные дарования Максима Горького оценивались как «сомнительные», а Михаил Булгаков вообще оказался «у ковра».

Но всё равно оказывается обидно, когда действительно талантливый поэт или прозаик остается в тени своих более известных коллег.

Поэтому появление первой на русском языке монографии о жизни и творчестве Марка Алданова (1886−1957), написанной историком литературы Марком Уральским (Брюль, Германия), нельзя не приветствовать. Объективности ради следует сказать, что в 2009 г. в Таллине выходила книга Олеси Лагашиной «Марк Алданов и Лев Толстой: к проблеме рецепции», а в 2017 в Нью-Йорке «Молодой Алданов» того же Уральского, но они, как видно из названий, касались лишь определенных аспектов биографии автора «Истоков» и его наследия. На западе же первые отдельные работы об Алданове относятся к 1969 году (Ивонн Грабовска, Николас Ли).

Книга в значительной степени заполняет возникшую в истории русской литературы лакуну. Ее несомненным достоинством является рассказ о недостаточно исследованных алдановедами «счастливых годах» — первых трех десятилетиях жизни писателя, охватывающих учебу в Киевском университете, заграничные путешествия, литературный дебют («Толстой и Роллан», 1915 г.).

Касаясь связей с другими писателями, ученый восстанавливает историю отношений Алданова с Горьким, которая также остается малоизученной (в обстоятельной монографии Натальи Примочкиной «Горький и писатели русского зарубежья» герой книги Уральского упомянут четыре раза).

Кроме того, по прочтении книги становится ясным ошибочность утверждений ряда писателей-эмигрантов, видевших в алдановской боязни кого-либо обидеть, а потому подчеркнутой вежливости неискренность или лицемерие. Психологически невозможно десятилетиями играть роль «благожелателя». Рано или поздно неизбежен прокол…

К сожалению, работа не лишена определенных недостатков. Так, касаясь другого профессионального интереса Алданова — химических исследований, Уральский пишет: «Французское научное сообщество, в первую очередь физико-химики, особого интереса к труду Алданова не выказали». Это не совсем так. Автор настоящей рецензии, занимаясь в архиве (Дом-музей М. Цветаевой), видел несколько послевоенных налоговых деклараций писателя, в которых тот указывал гранты, отпущенные на изыскания в области химии.

Также неприятно, что ученый зачастую злоупотребляет пространными цитатами, «нанизывая» их одну на другую, практически безо всякой интерпретации. Поэтому временами книга превращается в подобие биографий Викентия Вересаева («Пушкин в жизни», «Гоголь в жизни»), а не научную монографию, каковой она является.

Последние замечания, впрочем, нисколько не снижают значимости книги. Тем более, как обмолвился однажды сам Алданов, «нам ошибаться было простительнее».

Издание предоставлено книжным магазином «Циолковский».