С Катей мы приятельствуем, пару дней назад встретились, обменялись книжками, съели по мороженке (говоря младше-школьным языком, когда ещё слова «инсталляция», «хэппенинг», «интертекст», «дискурс» — казались большими, как дома)… Дали друг другу слово написать суровую правду про книжки друг друга. Что я и делаю… Откроем страницу Катиной монографии почти наугад. Дадим ветру лета сделать это.

Иван Шилов © ИА REGNUM

«Большой вклад в теоретическое осмысление вопроса внесли сами художники, в своих манифестах и программных статьях — К. Малевич «О музее» 1919, Л. Фонтана «Белый манифест» 1946, «Технический манифест социализма» 1947, Х. Хааке «Музеи, менеджеры сознания» 1986, П. Вайбель «Контекстуальное искусство: к социальной конструкции искусства» 1994 и т. д. Обширный материал относительно художественных выставок представлен в мемуаристике, переписке, дневниках и воспоминаниях А. Воллара, К. Малевича, Э. Лисицкого, М. Дюшана, П. Гуггенхайм, И. Кабакова, В. Комара, Э. Неизвестного, В. Агамова-Тупицына, М. Униксовой, И. Наховой, В. Мизиано, Ю. Самодурова, В. Ерофеева, Я. Бубновой и т. д.».

«И т. д.» звучит особенно многообещающе! Разумеется, перед нами академическая монография, которая служит «легитимации», такие вещи пишутся почти полностью ради степени, имени, знамени экспертности… Это не значит, что они плохие. Здесь вы прочитаете много про искусство от Античности с её термами, где были, оказывается, не только проститутки, но и выставки, до наших дней. Не миную Французские салоны, бульдозерные выставки, писсуары на пьедесталах и прочую дадаистику… Всё это в книжке есть. Конечно, с нейтральных позиций исследователя. Личный стиль и личный вкус, и острая позиция в таких изданиях не приветствуются. Это всё-таки почти учебник…

Обложка книги «Динамика художественной выставки. Культурная интерпретация»
Обложка книги «Динамика художественной выставки. Культурная интерпретация»
Архив Екатерины Карцевой

Единственное отличие от остальных подобных книг в том, что Катя сама работает как организатор и куратор, много возится со студентами и художниками, короче говоря, знает этот мир чуть-чуть изнутри… Более того, открою страшный секрет, был период, когда Катя Карцева ненавидела современное искусство… С его испражнениями, упражнениями, выражениями. Но что-то случилось? Какой-то внутренний надлом или озарение? Как человек открывает для себя новые горизонты. Пустынные почти галереи, деньги… Кстати, эта сторона, «искусство» как отмывание денег, в монографии почти не рассматривается, правда, ссылка на «ЦРУ и мир искусств» всё-таки приводится…

Впрочем, и ранее бывали горячие головы. Почитаем вот ещё. Ветер вновь распахивает книгу.

«Таким образом, Курбе поднимает вопросы эстетической и социальной стороны художественной выставки. Выставка вызвала чуть ли не больший резонанс в прессе и у критиков, нежели основная выставка, на которую съехалось большое количество иностранной публики. Сам Курбе все время находился в павильоне и активно разжигал полемику и споры об искусстве. Вокруг него всегда толпилась революционно настроенная молодежь, поэтому обстановка на выставке была более чем оживленная, привлекая все новых посетителей».

Я был бы рад попросить бильд-редакторов поставить «происхождение мира» на обложку. Но цензура, увы, не пропустит. Вы уж погуглите сами, уважаемые читатели. А я вот о чём думаю… Пару дней назад зашла с приятельницей художница, которая работает официанткой, несмотря на прекрасную академическую школу, но мечтает об «актуальном искусстве». Что зря, что ли, были все эти тени, полутени, рефлексы, драпировки… Или вот в сквериках художники рисуют портреты и шаржи даже… Или вот друг мой, палестинец, который взял себе кличку Музей, вошёл по рекомендации большого человека в Международный совет музеев… Сделал свой музей «Иевус». Как-то странно всё это устроено, салоны, амбиции, выставки, разочарования, деньги, судьбы, критики, публика, академии… Книжка даёт повод если на разобраться в этом всём, то хотя бы начать думать. Часто с необычных сторон.

Екатерина Карцева
Екатерина Карцева
Архив Екатерины Карцевой

А я вот ещё о чём думаю… Как Пётр Первый заказывал статуи в начале 18-го века, которые везут из Италии в Летний сад… Чтобы была красота, так сказать. В попытке привить к дичку крепостного права и нищеты немного красоты «для своих»… Или вот про что я думаю… Усталость от имён, хочется прочитать даже уже не «историю мирового искусства в комиксах», и не «чёрный квадрат», а просто белый лист бумаги… А лучше и его не надо. Книжка не даёт такой возможности. Давайте вновь дадим ветру её открыть… Хотите на страницу про Александра Лабанова, но нет — порыв перевернул ещё парочку.

«В 1938 году на Международной выставке сюрреалистов Дюшан превращает вычурные интерьеры парижской Галереи изящных искусств в подобие пещеры. Все молдинги, карнизы, потолок, люстры он маскирует 1 200 грязными угольными мешками, набитыми газетами. Посреди зала устанавливает железную жаровню — единственный источник света во всем помещении, а произведения развешивает на вращающихся дверях, наподобие тех, которые стояли на входе в универмаги. В результате этих манипуляций потолок галереи находился в постоянном движении, стены и пол почернели, а угольная пыль потихоньку осыпалась на головы и наряды посетителей выставки. Чтобы зрители могли при таком слабом освещении различить сами произведения, на входе выдавались фонарики».

За пару лет до большой мировой войны. Где придут свои сюрреалисты… Гитлер, кстати, учился живописи… А ветер станет чуть более сильным. И вот ещё о чём я думаю… В музеях надо смотреть не на картины и экспонаты, но на посетителей. Зайдите в Эрмитаж с этой целью, предположив, что именно они есть произведения искусства, а остальное фон. Вот прошёл местный полубог, вот хранители с разными резными лицами что-то отвечают, кто-то снимает на телефон с жвачкой, кто-то слушает внимательно, кто-то зарисовывает даже, кто-то сидит в кафе с булочкой и правильным кофе… Люди. Современные. Некоторые (вроде мумии) лежат, как экспонаты, тоже. Не нравится в музее. Выходите на улицу. Вот вам архитектура. Вот граффити, которые «искусство» (они обычно с табличками спонсоров и художников), а вот которые «просто граффити» (их обычно закрашивают, словно объявления о продаже наркотиков и проституток). Тут же телефоны, телевизоры, интернеты… Всё смешивается в едином порыве: новости, старости, рекламы, пропаганда… Чтобы вам было понятно, насколько далеко зашел прогресс. Дадим ветру ещё один раз открыть книгу.

Екатерина Карцева
Екатерина Карцева
Архив Екатерины Карцевой

«Одним из наиболее необычных способов применения маячков в музее стала акция в рамках International Day for Mine Awareness and Assistance in Mine Action, 4 апреля 2014 года при поддержке ООН в Нью-Йоркском музее состоялась акция 122, в ходе которой маячки микрогеолокации, спрятанные в разных местах экспозиции, играли роль мин, давая возможность каждому почувствовать себя на минном поле. Посетители должны были загрузить специальное приложение Sweeper для iOS или Android, которое позволило бы им, перемещаясь по залам, пережить страх, который испытывает человек, попадающий на минное поле. Приложение через мобильные устройства посетителей, как только те оказывались в непосредственной близости от маячка, симулировало детонацию мины. После чего пользователям предлагалась сделать взнос 5 долларов в специализированный фонд, чтобы спасти жизни уже реальных людей».

Реальные люди? Где вы их видели в наше время? Вы… Но тут ветер усиливается, словно бы всё тщета и ловля ветра, вырывает книгу из моих рук и уносит в океан других книг, так что лёгкая рябь забвения становится почти незаметной.

Читайте ранее в этом сюжете: Судьба художественной критики в эпоху клипового мышления

Читайте развитие сюжета: «Игра престолов» и лингвистика