От чтения пьес мы отвыкли, а зря. Не зря же сто лет назад домашний театр был так популярен. Во-первых, разыгрывание пьесы по ролям помогает понять, вжиться в характер другого. Во-вторых, это мощный навык чтения. Который тем ярче, чем больше пространства остается додумать читателю. Это ведь и есть то, что отличает драматургию: описаний здесь нет, только диалоги. Чтение пьес «включает» воображение, и перед каждым читателем раскрывается своя история. В его собственных декорациях.

Пять сборников пьес детям и взрослым
Пять сборников пьес детям и взрослым
Иван Шилов © ИА REGNUM

И, наконец, третье: уже довольно давно на сценах страны идут спектакли по современным пьесам. Например, в «Сатириконе» в начале апреля состоялась премьера спектакля по пьесе Даны Сидерос «Всем, кого касается». Режиссёр-постановщик — Константин Райкин. Эта пьеса дала название одному из сборников современной драматургии для подростков, о которых мы и расскажем в этом обзоре.

Всем, кого касается: современная подростковая драма

Всем, кого касается: современная подростковая драма
Всем, кого касается: современная подростковая драма

Восемнадцать, как водится, плюс. В последнее время эта возрастная адресация стала своего рода знаком качества. Мы все знаем, что цифра на обложке — лишь примерный ориентир, что большинству удобно воспринимать её как закон (и это очень смешно), но здесь дело в другом. Чтение этих сборников будет непростым. Редкий родитель не знаком с тяжёлым, порой невыносимым поведением подростков. Редкому подростку — да только ли подростку! — нечего сказать на эту тему своим родителям. Почему же мы не можем поговорить? Почему для этого нужен посредник? Этому вопросу посвящена одна из самых ярких, тяжёлых, сильных пьес сборника — «Это всё она» Андрея Иванова. Как и в жизни, у матери и сына найти общий язык не выходит, в пьесе параллельно звучат два голоса. Пересечение будет драматическим, и такими же драматическими будут переживания читателя.

Но это именно то чтение, которое даст ключ к пониманию и подростка с его непонятной нам жёсткостью, и родительских благих намерений, которые приводят, куда всегда. Подумать здесь придётся о многом, вопросов получится ещё больше, но это, как представляется, может стать тем самым горьким лекарством, которое приведёт если не к оздоровлению болезненных отношений, то хотя бы к искренности. «Быть просто честным» важно, но сложность в том, что недостаточно.

В идеале после прочтения этой пьесы дети и родители рыдают сначала каждый в своём углу, затем, пережив катарсис, — в объятиях друг друга, но… Очень хочется верить, что пережитое в книге позволит изменить реальность. Если есть способ, то, кажется, это он.

«Фото топлес» — о потере и обретении ответственности на пересечении реальной и виртуальной жизни.

Предельно честный внутренний диалог брата с сестрой в пьесе «Бог ездит на велосипеде» почему-то никак не может стать частью реальной жизни и происходит уже за её пределами.

«Всем, кого касается» — пьеса, давшая название сборнику. Премьера спектакля была шумной, и есть отчего. Тема «изжившей себя» школьной системы давно уже притча во языцех. Идеалистически настроенный педагог — тоже не сегодняшняя идея. Но именно здесь такой педагог достаточно силён духом, упрям и изобретателен — добавим, достаточно опытен — чтобы противостоять не только эксцессам старшеклассников, легко теряющих берега, но и школьной администрации. Софья Алексеевна умело отстаивает человечный подход, каждый раз балансируя на грани провала. Ну, а весь класс — привилегированный класс привилегированной школы — осваивает новый инструмент понимания другого. Новенькие, Костян и Миша, говорят на понятном только им языке прикосновений, причины этого не очевидны хотя бы потому, что о них никто не хочет знать, и тема личных границ и доверия здесь — центральная.

Собственно, это её с таким трудом «продавливает» педагог. И речь именно об этом.

Тема доверия и личных границ вообще важна в этом сборнике. Впрочем, как и во втором, предназначенном для аудитории помладше.

Хочу по правде: современная подростковая драма

Хочу по правде: современная подростковая драма
Хочу по правде: современная подростковая драма

Опять хочется напомнить об условности возрастной маркировки. На этот раз напоминание адресовано взрослым. 12+ на книге означает не только то, что речь о проблематике начавшегося переходного возраста. Это и не ограничение — ни в коем случае! — чтения взрослыми. Наоборот, взрослым очень рекомендуется прочесть сборник, тем более что вопросы доверия здесь раскрыты с шокирующей глубиной. Так, в пьесе «Никаких сомнений» (Дарью Варденбург читатели знают и любят по книге «Правило 69 для толстой чайки») дети на ходу, в силу случайности, оставшись без взрослых, обретают как будто утраченные навыки общения. И оказывается, что тотальное одиночество подростка — какая-то выдуманная вещь. Впрочем, так же, как и несамостоятельность, которую так любят вменять им в вину.

«Хочу по правде» — сталкеровская антиутопия для детей и взрослых, где лагерь «Орленок» — место, откуда нельзя уехать. Как и положено, дети устраивают побег, рассказывают друг другу страшилки, взрослеют за одну ночь, а наутро опять получают обещание полета вместо перемен. Закон круговой композиции!

Спойлер. Слива в пьесе «Март и Слива» — бедный Слива, говорящий о себе в третьем лице! — выживет. И окажется, что перемены к лучшему все-таки произошли. Во всяком случае, теперь в его жизни станет больше правды — точно.

Правда настигнет Тоху из пьесы «Воин», и окажется, что зря он выключал телефон. Правда не всегда — о худшем. Иногда бывает наоборот.

(Здесь читатель плачет слезами облегчения и хочет верить в лучшее).

Переживания будут и глубокими, и сложными, и болезненными, но тот, кто дочитает до конца, обретёт веру. В себя и в ребёнка. Без неё точно никак.

Отдельно хочется сказать о языке обоих сборников. Очень сильный и яркий, достаточно жёсткий и, несомненно, правдивый. И это красиво, чёрт возьми.

«Самокат»

Антон Чехов: Пьесы

Антон Чехов. Пьесы
Антон Чехов. Пьесы

«Речь» выпустила издание чеховских пьес, приуроченное к Году театра. Это, конечно, «Чайка», открывающая сборник. И «Дядя Ваня», и «Три сестры», и «Вишнёвый сад» — всё, что придётся читать по программе. Читать Чехова и не понимать, что это — театр, нельзя. Так что детям (и взрослым!) будет легче проникнуться чеховской атмосферой, Вера Аралова и Давид Боровскойи не просто проиллюстрировали книгу, они создали два пространства: внешнее, вот это «дача-сад-озеро-все в белом», и внутренний мир каждого отдельного персонажа. Эти два мира разграничивают именно иллюстрации: цветные полосные картины — мир внешний, общий, сепия — личное пространство героя. И ничего удивительного, ведь мы в театре — это МХАТ. Идея сборника заключается в статье Е. А. Устиновой «Мхатовское пространство чеховского театра».

Без понимания этого пространства не получится понять Чехова.

«Речь»

Артур Гиваргизов: Вопрос номер двадцать пять

Артур Гиваргизов. Вопрос номер двадцать пять
Артур Гиваргизов. Вопрос номер двадцать пять

Артур Гиваргизов ведёт с детьми разговор о вежливости. «Извините, что я ударил вас в ухо», — вежливо говорит Боксёр. «Что вы! — отвечает его соперник. — Это был прекрасный урок. Благодарю. Я не должен был так низко опускать правую руку. Обязательно учту на будущее». Или учитель, патетически восклицающий: «Быть не услышанным никем! Учителю не привыкать». «Пушкин?» — интересуются ученики.

Последующее безобразие как бы говорит нам о том, что ещё посмотрим, кто кого: дети — учителя, или…

А вот Щука успокаивает Емельяна Карловича, что Турист просто не понял его шутки. А потом — наоборот. Ей ведь надо как-нибудь добиться, чтобы её вернули в воду. Почему не сказать приятное хорошему человеку. Какая разница, какому. Главное, чтобы в воду.

А вот Волков — тот самый, с монологом-исповедью-объяснительной «Почему я всё время опаздываю в школу на восемнадцать минут». Только теперь он не исповедуется. Теперь он в прошлом. Объясняет Воспитательнице, что Волк из «Красной Шапочки» вовсе не имел в виду ничего злого. Это шутка была (у него даже аргумент есть). А вот чувства юмора у охотников не было. А у кого его нет, те злые. И дальше дискуссия. На пять, шесть, пятьсот шестьдесят лет. Вечные вопросы, знаете ли. Загадочная русская культура.

Кто сказал занудство? Ну нет, какое же. Вот два очень стареньких профессора ловят маршрутку и гадают, удастся ли поспать на лекциях. Вот это — да. Это занудство. Вызывает жгучую зависть у учеников средней школы, у студентов и у всех работающих.

А вот малыш: «Документики! — Это ты мне? — обижается Полицейский. — Сам покажи документики!»

Всё здесь перевёрнуто с ног на голову, все поменялись ролями, всё — игра. Ну, а если взрослые и дети научатся не только играть каждый в свою игру, но и подыгрывать друг другу — тут-то и настанет для нас всех праздник. Ирония и самоирония помогают иной раз лучше, чем самые серьёзные разговоры, а дети перестают быть равнодушными, как только взрослый перестаёт изображать из себя бронзовый памятник непререкаемому авторитету.

В этом весь Гиваргизов.

Остаётся только сообщить, что иллюстрации Артёма Костюкевича отчего-то сильно напоминают декорации к спектаклям Мейерхольда.

Так что обвинения писателя Гиваргизова в несерьёзности решительно отметаются.

«Время», 12+

Джанни Родари. Театр Джанни Родари

Джанни Родари. Театр Джанни Родари
Джанни Родари. Театр Джанни Родари

Джанни Родари — это не только «Чиполлино». И даже не только «Путешествие Голубой стрелы». Некоторые читатели знают его замечательный учебник по сочинению сказок «Грамматика фантазии». А некоторые — теперь и мы в их числе — в курсе, что Джанни Родари писал пьесы. В том числе и для школьного театра. И если кто-то попробует сказать, что Дуремар — это с пиявками и из «Буратино», придётся объяснить: Дуремар — персонаж итальянской комедии дель арте, такой же, как хорошо знакомые нам Пьеро и Арлекин. Этот ушлый шарлатан пичкает людей чудодейственными лекарствами от всего и для всего. Вы, например, слышали о чудодейственном порошке «Знаюсам»? Половины чайной ложки этого порошка достаточно, чтобы выучить одним махом математику, географию, историю, химию и физику! А также Профессор Икс, изобретатель кресла времени. И агент 3,25, делающий рекламу для «Печей Паскуалетти» и предлагающий ни много ни мало, как вызвать для участия в рекламе римского императора. Кто бы поверил, что всё это написано в середине прошлого века. И даже язык — стремительный, ритмичный, никак не наводит на мысли о прошлом. Разве что по нему можно опознать, что это именно Родари — яркий, динамичный, жонглирующий созвучиями и озорными шутками не в бровь, а в глаз. Ни разу не промазал.

Но, кстати, здесь мы встречаемся не только с персонажами комедии дель арте и очень похожими на них современниками, но и со знакомыми сказочными сюжетами. Которые тоже отменно вписываются в любые времена. Вот, например, искромётная комедия в стихах о голом короле. А вот Неспящая Красавица — она только притворяется спящей по совету Крёстной (а вы думали). А вот другая принцесса, загадывающая загадки многочисленным женихам. Всё здесь знакомо, и всё — шиворот-навыворот. Семь из девяти пьес в лёгкой прозе, две — в летучих стихах, восемь — для школьного театра. И одна — пьеса в двух действиях для профессионального театра с хорошо оборудованной сценой.

Но вы её всё равно прочтёте. Всё необходимое доделает разгулявшееся читательское воображение.

«Белая ворона»

6+

Читайте ранее в этом сюжете: Секрет жизни. 6 книг, которые помогут поговорить с ребенком о неизбежном

Читайте развитие сюжета: Не только про то как обезьяне стать человеком: 5 книг об эволюции