Главред журнала «КиноРепортер»: Под новым брендом задачи остаются прежними

Мария Лемешева: «Мы создаем амбициозный национальный бренд, вкладываясь в настоящее и будущее отечественного кинематографа»

Калининград, 16 апреля 2019, 09:57 — REGNUM  10−12 апреля в Калининграде состоялся второй международный стратегический форум по интеллектуальной собственности IPQuorum 2019, на котором журнал «КиноРепортер» провел мастер-класс по основам киножурналистики. Главный редактор Мария Лемешева рассказала в интервью о своем видении киножурналистики в России.

— Мария, до осени прошлого года вы были главным редактором русской версии The Hollywood Reporter. Теперь ваше издание называется «КиноРепортер». Скажите, изменилось ли что-нибудь в концепции журнала после ребрендинга?

— Под новой вывеской основные наши задачи остаются прежними. Мы в любом случае — репортеры, очевидцы, допущенные в «святая святых», в мир кинонебожителей, мы глаза и уши нашего читателя в этом мире, его проводники. Мы, как и раньше, рассказываем о кинопроцессе и светской жизни, о знаменитостях и премьерах — другими словами, о всех тех сторонах киноиндустрии, которые интересуют рядового зрителя. Но при этом оригинальный «КиноРепортер», в отличие от лицензированного The Hollywood Reporter, больше сосредоточен на российском кинематографе, на его популяризации и продвижении. В этом случае мы выступаем не только очевидцами, но и ярыми болельщиками, потому что мы искренне надеемся на прогресс в отечественной киноиндустрии, на то, что зритель вернется в кинозалы, и вернется именно на российские фильмы.

— Уже из одного названия вашего журнала можно догадаться, что ваш формат — репортаж, другими словами — журналистика. Но что это такое — киножурналистика, и чем она отличается от киноведения и кинокритики, с которыми ее так часто путают?

— Хороший вопрос. Начну с простого, оно же и самое сложное. Надо понимать, что киноведение — это наука, теория, история и социология кино. Киновед занимается анализом кинематографа, работает с культурным, историческим политическим и т. д. контекстами, рассматривает отдельный фильм как часть большого кинематографа и культуры вообще. Киноведческие работы трудно перепутать с кинокритикой и киножурналистикой, они чаще всего рассчитаны не на массового читателя, но на аудиторию интересующуюся и подготовленную, «посвященную», поэтому публикуются в специализированных изданиях. Киноведение — не формат «КиноРепортера», в отличие от кинокритики. Кинокритика — одна из составляющих киноведения, поэтому ей тоже свойственен аналитический подход к кинопроизведениям. При этом кинокритика — это оперативное киноведение, анализ и оценка текущего кинопроцесса. Кинокритика рассчитана на широкую аудиторию, но сам кинокритик при этом не говорит от лица рядового зрителя. Он эксперт, отделяющий зерна от плевел, объясняющий, что такое хорошо и что такое плохо. Кинокритик формирует систему ценностей, иерархию кинопроизведений, ранжирует фильмы по их художественному качеству. Он объясняет зрителя контекст отдельного произведения, воспитывает его вкус и просвещает его. Кинокритик всегда субъективен, он не может не выражать своего мнения (аргументированного и основанного на определенных критериях) о тех или иных явлениях кинопроцесса, более того — именно в этом его главная задача. Для кинокритики всегда найдется место на страницах «КиноРепортера», но нас все же больше интересует то, что происходит вокруг экрана, а не на нем.

— То есть, перефразируя одного вашего известного коллегу, в фокусе внимания «КиноРепортера» — события, люди, явления, без которых кино невозможно представить, еще труднее — понять?

— Можно сказать и так. При этом киножурналистика — профессия более широкая, чем киноведение и кинокритика, и более прикладная. Если кинокритик оценивает то или иное явление, то киножурналист — не более, но и не менее, чем репортер: он очевидец, и его задача — проинформировать своего читателя, рассказать ему о явлении. Журналисту, в отличие от критика, не обязательно иметь свое мнение, его роль — не гуру, но рядовой зритель, допущенный при этом в «святая святых». Главная задача журналистики — не анализировать кинопроцесс, но освещать его. Например, о таком популярном фильме, как «Аватар», сочувствующий кинокритик напишет, что это не только оглушительное зрелище, но очень мизантропическое высказывание, в основных своих установках сходное даже с фильмами Киры Муратовой, а его разочарованный коллега не найдет в фильме ничего принципиально нового и посетует на плагиат из фильма «Танцы с волками». Журналист пишет иначе, в его фокусе — совершенно другое, а в его задачи не входит анализ, он не учитывает исторический, социологический и иные контексты. В своем тексте об «Аватаре» журналист кратко пересказал бы сюжет фильма, чтобы читатель примерно представлял, что ждет его в кино, написал бы о передовом CGI, использованном при создании мира Пандоры, описал бы, в каком наряде пришли на премьеру фильма создатели и непременно отметил бы тот факт, что Джеймс Кэмерон на «Оскаре» будет соревноваться со своей бывшей женой Кэтрин Бигелоу.

— Можно ли сказать, что киножурналистика — это в первую очередь репортажи о светской жизни? Чем тогда киножурналист отличается от папарацци? Или же это синонимы?

— Отчеты о светской жизни — одна из неотъемлемых сторон киножурналистики, в «КиноРепортере» мы почти не касаемся эстетической стороны дела, вместо этого мы удовлетворяем общественную потребность в информации об основных кинематографических событиях (премьерах, фестивалях, съездах, конференциях, кинорынках, кинопрокате и пр.) и о людях, которые работают в кино. При этом «КиноРепортер» — умный и качественный глянец, мы кардинально отличаемся от папарацци. Для них важен скандальный эксклюзив, и ради него они готовы на все, вплоть до нарушения личного пространства популярных персон. Их вотчина — желтая пресса, скандалы, интриги и расследования, в погоне за «горячим» их мало заботят чувства знаменитостей. Мы же, киножурналисты, не пытаемся «подловить» звезд, раскрыть их тайны и выставить в нужном нам свете. Нам важно сохранять с ними хорошие отношения, чтобы оставаться инсайдерами и иметь необходимые для работы источники информации. Порой ради «доступа к телу» звезды киножурналистам приходится идти на жертвы.

— Очень интересно. А могли бы вы привести подобные примеры из собственного опыта или из практики ваших коллег?

— Могу, но не буду называть имен. Так, одна киножурналистка, сопровождавшая на фестивале Джека Николсона, была вынуждена искать ему в ночной Москве нулевых вещества, запрещенные Уголовным кодексом РФ. А другой журналист, бравший однажды интервью у исполнителя ролей Гендальфа и Магнето Иэна Маккелена, претерпевал аккуратный, но настойчивый харрасмент со стороны великого артиста. Кстати, касательно харрасмента и не только. К глянцевой киножурналистике принято относиться снисходительно, подразумевая ее подчиненное положение по отношению к другим формам «писания о кино». Считается, что аналитические тексты о фильмах, исторические материалы, киноведческие рецензии и критические статьи важнее заметок о том, что происходит в мире кино прямо сейчас. Однако киножурналистика не менее значима, и не столько потому, что любая информация важна и любая информация нужна, сколько потому, что порой главные кинопроцессы происходят не на экране, а вокруг него. Подводящий итоги года кинокритик назовет в числе главных событий трансформацию киноязыка в крайнем фильме Жан-Люка Годара, журналист же скорее отметит дело Харви Вайнштейна, поглощение компанией Disney компании FOX и вражду между Netflix и Каннским кинофестивалем. Эксперименты Годара, безусловно, значимы для истории кино и синефильской аудитории, но в глазах широкой общественности будет прав скорее киножурналист, а не критик. Тренды меняются, и фокус внимания как журналистов, так и читателей смещается с текста на контекст, с кино — на индустрию. О том же харрасменте, может быть, неловко читать и писать, это будто бы не так значимо и «престижно», как трансформация киноязыка у радикальных кинематографистов-экспериментаторов, однако движение #Metoo, слияния и поглощения кинокорпораций или развитие стриминговых сервисов оказывают на киноиндустрию огромное влияние. То, что происходит за кадром — не менее важно, чем то, что мы видим на экране, и главная задача нас, киножуралистов из «КиноРепортера» — донести объективную информацию о главных процессах до заинтересованного читателя.

— Главная функция киножурналиста — создание текстов по кино? Или же у киножурналистики есть и другие функции, за рамками журнальной страницы?

— В задачи киножурналиста входят программирование фестивалей, киноклубов и ретроспектив, проведение дискуссий и пресс-конференций, создание телепортажей и PR-продвижение фильмов, однако главная его функция — все же написание текстов о кино. Жанры, в которых пишут журналисты, отличаются от тех, в которых работают кинокритики. Если для первых свойственны информационные жанры (интервью, репортажи и информационные заметки), то для вторых — жанры аналитические (рецензии, очерки и аналитические статьи). При этом важно отметить, что под влиянием типологии изданий жанры трансформируются, мутируют, скрещиваются. На страницах таких популярных изданий, как «Коммерсант», «Афиша» или наш «КиноРепортер», мы можем увидеть, как в рамках одного текста уживаются оба подхода — журналистский и критический. Для широкой читательской аудитории автор стремится не только донести основную информацию о фильме, но и проанализировать его, вписать в тот или иной контекст. Профессии критика и журналиста таким образом смыкаются, сливаются в одно ремесло. Поэтому, несмотря на все различия, строгое их противопоставление не всегда уместно. На страницах «КиноРепортера» найдется место не только для журналистского, но и для критического подхода: рассказы о съемках и отчеты со светских мероприятий соседствуют у нас с рецензиями и даже историческим материалами.

— Мария, ваш журнал называется «КиноРепортер», ваш формат — киножурналистика, которую вы описали как объективное информирование читателя о кинопроцессе. При этом вы сами говорите, что новая реинкарнация журнала будет активно «болеть» за российское кино, продвигать его и помогать ему найти своего зрителя. Так кто же вы — беспристрастные репортеры или все же сочувствующие очевидцы?

— Действительно, мы видим себя в первую очередь репортерами, фиксирующими происходящее в мире кино и доносящими информацию для своих читателей. Мы очевидцы, но очевидцы, безусловно, ангажированные. Больше того, журнал «КиноРепортер», сохраняя лучшие традиции мировой киножурналистики, при это старается быть не только наблюдателем, но и полноправным участником событий, оказывать влияние на ситуацию в отечественном кино. Мы проводим просветительскую работу, бережно взращиваем в читателях любовь к российскому кино, вносим ощутимый вклад в его развитие. Мы выступали идеологами и организаторами различных профессиональных премий, культурно-просветительских проектов, в том числе федерального масштаба. Мы создаем амбициозный национальный бренд, вкладываясь в настоящее и будущее отечественного кинематографа, объединяя магией кино страны и людей. Я верю в то, что кино, искусство как таковое — это универсальный язык мира. Надеюсь, наш журнал станет носителем этого универсального языка для нашей страны и в будущем займет место полноправного международного издания в первую очередь о кино, культуре и искусстве.

Читайте развитие сюжета: Уэс Андерсон рассказал о своём «секретном» фильме «Французский диспетчер»

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail