Какой войной гордится высокий ислам

Альбер Шамдор. Саладин: благородный герой ислама. СПб.: Евразия, 2018

3

Андрей Мартынов, 12 марта 2019, 02:13 — REGNUM  

Его звали Аль-Малик ан-Насир Салах ад-Дунийа ва-д-Дин Абуль-Музаффар Юсуф ибн Айюб. Но в европейской историографии он более известен как Саладин. Хотя Саладин, а точнее Салах ад-Дин (1138−1193), является не именем в общепризнанном смысле, а прозвищем, которое можно перевести как «Благочестие веры». В период крестовых походов в рыцарских хрониках встречалось еще одно его именование: Сайф ад-Дин («Меч веры»).

Книга французского историка-египтолога Альбера Шамдора не является биографией знаменитого султана (султан Египта, Ирака, Хиджаза, Сирии, Курдистана, Йемена, Палестины, Ливии). Исследование восстанавливает его военно-политическую деятельность, связанную не только с противодействием крестоносцам, но и борьбой с другими исламскими правителями, что в итоге позволило Салах ад-Дину создать империю.

Касаясь борьбы султана против Запада, ученый писал, что «для мусульман эта война не будет религиозной до тех пор, пока после глупого поступка Рено де Шатильона, захватившего в мирное время торговый караван, проходивший по его владениям, ее не возглавит Саладин».

Борьба завершилась победой и подписанием осенью 1192 г. мира (точнее, перемирием «на три года, три месяца, три недели и три дня»). Но в значительной степени эта победа была обусловлена дипломатическими талантами султана. Обе противоборствовавших стороны к началу переговоров, начавшихся еще в январе того же года и трудно проходивших, были обескровлены. Шамдор приводит слова Ричарда I Львиное Сердце: «Повсюду разрушенные города. Как у мусульман, так и у христиан резервы живой силы и запасы продовольствия исчерпаны». Подобная ситуация, а также три поражения, понесенных Салах ад-Дином под Акрой, Асколоном и Яффой, предполагали как минимум равные взаимоуступки. Тот же Аскалон (совр. Ашкелон, Израиль), отбитый у мусульман, был объявлен не принадлежащим крестоносцам, а нейтральным. Кроме того, Ричард не получил компенсации за фортификационные работы, проведенные вокруг города.

Тем не менее Саладин остался в памяти побежденных скорее со знаком плюс, чем минус. Крестоносцы воспринимали его как равного себе рыцаря, который соблюдает обычаи войны и благороден по отношению к поверженному противнику. Последнее так описывалось в западноевропейских хрониках тех лет. Если крестоносцы сражались честно и открыто, то их противники наносили «нечестные удары» (ниже пояса и т.д.). За исключением Саладина. В реальности обе стороны были далеки от благородства (вспомним Рено де Шатильона), но для последующей мифологии это было совершенно не важно.

Издание предоставлено книжным магазином «Циолковский».

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail