Расхваленная прессой «Частная война» рассказывает о судьбе военного корреспондента, «легенде» и «крестоносце» британской газеты The Sunday Times Мэри Колвин, погибшей при бомбардировке города Хомс в 2012 году.

Розамунд Пайк в образе Мэри Колвин
Розамунд Пайк в образе Мэри Колвин
Цитата из к/ф «Частная война». реж Мэтт Хейнеман. 2018. Великобритания, США

В смерти журналистки, одержимой свободой и правдой, обвиняется сирийская власть, однако президент Сирии Башар Асад утверждает, что она находилась в стране незаконно и вела репортажи из зоны, которую контролировали террористы. Короче говоря, никто точно не знает, кем была убита Мэри Колвин, кроме авторов фильма, основанного на статье журнала Vanity Fair.

Режиссер «Частной войны» Мэтт Хейнеман, документалист, который уже брался за сирийскую войну в «Городе призраков», изображает Мэри Колвин теткой упрямой, решительной и храброй. Журналистка с безуминкой бросалась в самое пекло Ирака, Афганистана, Ливии и наконец Сирии, куда она попала тайно и где погибла в 55 лет. Сразу скажу, что художественно фильм сильный, особенно в изображении ужасов войны — даже не веришь, что смотришь игровое кино. Страшно убедительно. И актриса Розамунд Пайк бесподобна. В прошлом году вышло два политических фильма, где Пайк сыграла главные роли: «Точка невозврата» про войну в Ливане и «Операция «Шаровая молния» про захват самолета террористами. Однако образ Мэри Колвин, возможно, лучший, что показывала Розамунд Пайк за всю карьеру. Прости, «Исчезнувшая». Номинация на «Золотой глобус» совершенно заслуженна, а вот «Оскар» эту драму, пропитанную острым чувством тревоги, не заметил. Вообще.

 Мэри Колвин в редакции The Sunday Times
Мэри Колвин в редакции The Sunday Times
Цитата из к/ф «Частная война». реж Мэтт Хейнеман. 2018. Великобритания, США

«Лучший британский корреспондент» показан человеком идейным, борцом за справедливость, мучеником без страха. Этот фильм весь о страхе, внутреннем, «частном», который нельзя, да и некогда, признавать, именно поэтому женщина постоянно пьет и курит — старается самостоятельно подавить страх войны, терзающий ее днем и ночью, наяву и во сне. В то же время этот страх не мешает Колвин отправляться туда, где опасно, и куда, возможно, запрещено журналистам — могут убить. Игровой дебют Мэтта Хейнемана — не политическая драма, а человеческая, хотя видно, что автор делает политическое заявление, потому что войны без политики не бывает, но именно с политикой создатели фильма обращаются уж больно небрежно.

Если ничего не знать о Мэри Колвин, глядя на постер — там Розамунд Пайк с повязкой на глазу похожа на пирата, — можно подумать, что «Частная война» — это жесткий, мрачный постапокалипсис в духе «Безумного Макса». Между прочим, слепая на один глаз героиня сама иронизирует над этим делом. Это байопик, сделанный боевиково и натуралистично оскароносным виртуозом камеры Робертом Ричардсоном, потому что заточен на грязную войну и человеческие страдания, которые ломают даже самого опытного корреспондента.

Постер фильма «Частная война»
Постер фильма «Частная война»

И все же зрителю удается посмотреть на главную героиню еще до ранения, за 11 лет до Хомса, когда журналистка занималась гражданской войной на Шри-Ланке, где поддерживала «Тамильских тигров». Как видно, Мэри Колвин выступает за любое освободительное движение, будь оно против Саддама Хусейна, Муаммара Каддафи или Башара Асада. По фильму, правительство всегда лжет, а мисс Колвин — журналист честный, поэтому поддерживает исключительно тех, кто сопротивляется диктатуре. Примечательно, что в фильме, как и в реальности, никогда не говорят, что войну за независимость ведут сепаратисты, мятежники или террористы — только повстанцы, какими бы радикальными они ни были. А «режим» — зло по природе. Авторам фильма, как и главной героине, важна не столько правда, хотя кино намекает, что другой правды нет, только та, что на экране, — сколько судьбы мирных людей, которые скрываются в руинах, под грудой пыли и камней. «Неважно, какой самолет бомбил деревню. Важна человеческая составляющая этого поступка», — признается Колвин, и здесь нечего добавить. Для автора британской газеты правда — не в общей картине конфликта, даже не в деталях, а в жизни каждого, кто задет войной. Один нюанс — этот мирный житель обязан быть на стороне повстанцев.

Самостоятельно проводящая журналистские расследования Мэри Колвин, чьи сирийские приключения показаны еще в свежей, но водянистой телевизионной документалке «Би-би-си» Under The Wire, верит, что ее истории изменят мир, что люди прислушаются. Правда — не то, что вы видите и знаете, а то, во что вы верите. И как только американка видит по ТВ, что мирные жители Ливии убиты в протестах, она не думая отправляется на фронт. Кто виноват — вопрос глупый, как любые «почему» и «зачем», потому что зрителю мигом сообщают, что людей преследуют, пытают, насилуют и убивают — так диктатор «наказывает за восстание», а когда повстанцы прижимают «режим» Каддафи к стене, журналистка находит в этом возможность разоблачить военные преступления ливийской власти. А кто сомневается в мировоззрении мисс Колвин, видимо, забыл, что о мертвых либо хорошо, либо ничего. Фильм же есть, значит, последнее отпадает, поэтому получите правду и ничего, кроме правды, о человеке, живущем по правде.

Мэри Колвин беседует с Муаммаром Каддафи
Мэри Колвин беседует с Муаммаром Каддафи
Цитата из к/ф «Частная война». реж Мэтт Хейнеман. 2018. Великобритания, США

Очевидно, тонкости конфликтов никого не волнуют, потому что это кино гуманистов, наивно и аполитично воспринимающих войну. Лицо истины одно — автор The Sunday Times, да и тот призывает не разбираться, а просто знать. Причем знать то, что напишет или скажет Мэри Колвин, как в финале, когда она выходит в прямой эфир, заявляя, что Асад абсолютно и грубо лжет. И это важно не потому, что кто-то ищет правду (где британский журналист, там и правда), а потому что кто-то ищет ложь. «Спасибо за использование слова «ложь», — благодарят телевизионщики, а корреспондент, одержимая новостными «бомбами», одна из которых привела ее к гибели, в ответ подтверждает: «Это худший конфликт, который я когда-либо видела». И эта строго структурированная история заканчивается бомбежкой и мертвыми телами в дымящихся развалинах Хомса. Создатели фильма явно намекают, что смерть американки была не случайностью, а прицельным политическим убийством.

Определяющая и решающая беда «Частной войны», прославляющей гуманизм и героизм американо-британского репортера, видна в том, что от зрителя не требуют разбираться или хотя бы понимать политику войны — только оплакивать жертв. Жизнь каждого человека бесценна, но странно, если не сказать, банально, когда основной посыл фильма: война — всегда смерть, жестокая и разрушительная. И тем страннее выглядит фильм, который, подобно мисс Колвин, замахивается на правду. Эта драма, как ее одинокий и измученный следопыт, — слепа на один глаз.

Читайте ранее в этом сюжете: «Власть»: диктатура мистера Чейни

Читайте развитие сюжета: Краткая история заговора для любителей попкорна