Последний раз самое элегантное неоклассическое сооружение советской Москвы принимало реставраторов в 1978 году. Повод — Олимпиада-80. Гости 22-х летних Игр увидели архитектурный флагман Канала имени Москвы таким же свежим, как в «Волге-Волге».

Мосгортранс показывает финальный вид. Шпиль останется опущенным?
Мосгортранс показывает финальный вид. Шпиль останется опущенным?
© Николай Чеканов

После Олимпиады СРВ вернулся к транспортной рутине. Вокзальные подразделения работали до конца 2000-х.

К 2010 году передел отрасли и деградация регулярного водного пригорода сделали линейный объект ненужным ни балансодержателю — Минтрансу РФ, ни речникам. Здание передали ФГБУ «Канал имени Москвы». Канал, впервые завладевший своим символом, сначала начал ремонт подсобок, но почти сразу изменил решение на забор и охрану.

Встали часы, опустился шпиль. В навигацию вокруг «здания в аварийном состоянии» звучали в никуда вопросы и причитания пассажиров и гуляющих. Вокзал сохранял городскую художественную подсветку, галереи наполнялись светом люстр. Работали отопление и водоснабжение. Но энтропия нарастала.

Москва занялась объектом в 2016 году. Мэрия договорилась с ФГБУ «Канал имени Москвы» о передаче вокзала городу. СРВ вошёл в хозяйство ГУП «Мосгортранс». Руководство ГУП заявило о научной реставрации и развитии транспортной функции, вплоть до возвращения пригорода.

Осенью 2018-го на объект пришли строители выигравшего тендер ООО «ИГИТ». По конкурсной документации, на восстановление отводилось 330 дней. В декабре мэр Собянин публично заявил о двух годах.

Работы начались в сентябре с устройства строительных лесов. Дизайнеры подготовили баннеры масштаба 1:1 с упрощёнными фасадами и цифровой мазнёй по мотивам фонтанов. Монтажники декораций перепутали «Север» с «Югом». Медведи задрапированы дельфинами и наоборот. С фонтанами хотя бы попытались. А вместо 24 барельефов — пустые тарелки.

После монтажа лесов и декора за вокзал принялись всерьёз. С потолков открытых галерей убрали исторические люстры. Убраны и торшеры с кровли. В октябре рабочие сносили галерейные ограждения кувалдами. В декабре разобрали кирпичные торцевые лестницы и теперь воссоздают их в монолите. Башня вокзала получила дополнительные поддерживающие элементы и укрытие для работ со скульптурами.

Сейчас вокзал уже лишён штукатурки. Параллельно идут работы внутри. Текущий этап, на котором действуют простые рабочие, — «контраварийный» и не затрагивает художественных элементов. Реставрация, требующая исключительных навыков и опыта, — только впереди.

Читайте ранее в этом сюжете: Железобетонный интегратор МНИИТЭП

Читайте развитие сюжета: Судьба владивостокского Дворца пионеров и школьников