Польский герой о преступлениях украинских нацистов

Яцек Вильчур. На небо сразу не попасть: Львов, 1941–1943. М.: Издательский Дом «Регнум», 2013

Андрей Мартынов, 2 февраля 2019, 21:29 — REGNUM  

Яцек Вильчур (1925−2018) не очень хорошо знаком российскому читателю. Он был историком и юристом, автором трудов по германистике. Наиболее известна его монография «Смертельный союз Гитлера и Муссолини» об уничтожении итальянских военнослужащих нацистами после выхода Италии из войны на стороне Германии. Помимо научной деятельности, Вильчур работал в Главной комиссии по расследованию нацистских военных преступлений в Польше. На что имел полное моральное право:

«из моей семьи, состоявшей из пяти человек, во Львове выжил только я. С некоторыми промежутками во времени немцы убили мою мать, отца и двоих младших братьев. Немцы, уверенные в своей победе и в том, что никто из свидетелей не переживет войну, убивали людей в ходе тайных казней и публично — на глазах тысяч людей».

Вильчур воевал в Армии Крайовой и в союзных ей Крестьянских батальонах. Был дважды ранен и дважды награжден Крестом Храбрых.

Во время войны ученый вел дневник, который предлагается вниманию читателя.

Книга опровергает современный украинский миф о «неучастии» Украинской повстанческой армии (УПА) (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в массовых казнях гражданского населения во Львове. Вот один из примеров расправы украинских коллаборантов с арестованными:

«всех этих людей завели в коридор и держали в такой давке, что нельзя было шевельнуться, и некоторые оправлялись на месте. Через какое-то время их начали поодиночке вызывать в сторону двери, ведущей на внешний тюремный двор. Когда арестант выходил из коридора, за дверью получал удар молотом в висок. Тогда падал, а стоящий сбоку украинец в форме вермахта, вооруженный винтовкой с прикрепленным штыком, протыкал сердце и живот лежащего».

Вильчур пишет, что массовую экзекуцию осуществляли военнослужащие украинского батальона «Нахтигаль» («пташники», как их называли львовяне).

И еще одна иллюстрация:

«на Краковской площади украинцы убили двух мальчиков-поляков, о которых кто‑то сказал, что они, наверное, евреи. Потом выяснилось, что мальчики были поляками, а их родители были дворниками на улице Легионов. Украинские националисты и немецкая полиция разыскивают организационные списки партии, комсомола и даже школьных пионерских организаций. По найденным спискам забирают из домов людей — часто молодых юношей и девушек. Сначала их бьют и выпытывают фамилии и адреса других, а потом расстреливают на Лычаковских песках, в Винниках и на Яновском кладбище».

Эти примеры контрастируют со сценами отступления Красной армии:

«Если случится, что войсковая группа останавливается гдето на отдых, солдаты отдают населению свой хлеб, консервы, нередко и белье».

Дневник также содержит много ценной информации о культуре повседневности на оккупированных территориях, настроении жителей. Остается ждать переводов и научных сочинений Яцека Вильчура. Они этого тоже достойны.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail