Есть такие места на свете, где привычная нам реальность предстаёт в совершенно непривычном свете! Все знают, что в Антарктиде не растут фиалки, дома не путешествуют (этим обычно занимаются их жильцы), а из Бермудского треугольника до сих пор никто не возвращался, поэтому тамошняя жизнь для нас — загадка.

6 книг
6 книг
Иван Шилов © ИА REGNUM

Но всё меняется и в самых обычных, привычных и даже совершенно безнадёжных пространствах. Стоит туда попасть хоть одному мечтателю, как загадки разгадываются, преподнося нам ворох полезных идей, и оказывается, что чудеса — дело наших рук!

Хайри Штруб. Морж и фиалки

Хайри Штруб. Морж и фиалки
Хайри Штруб. Морж и фиалки

Если где-то чего-то нет, то и нечего пытаться изменить то, что давно устоялось! Как говорится в известной поговорке: «Не корми меня тем, чего я не ем». Но надо иметь в виду, что поговорки иной раз ошибаются. Главный в этой истории совсем не Морж, а Садовник, который — из чистого упрямства! — взялся взрастить фиалки и дыни на далёком Севере. Но поскольку всё получилось из-за Моржа… хотя постойте, во всём виновата куропатка. Вечно впадает в панику! И, кроме того, Песец. Он тоже виноват. Но как бы там ни было, падение толстого и ленивого, не любящего менять свои привычки Моржа в теплицу Садовника стало началом прекрасных перемен. Совершенно невероятных в этих краях. А история, которая началась с дынь и фиалок, стала большими приключениями. И вообще это история о большой дружбе.

Душевно рекомендуется и детям, и взрослым, и особенно тем, кто готов на любые подвиги, лишь бы ничего не менять.

Александр Блинов. Дом, который пошёл

Александр Блинов. Дом, который пошёл
Александр Блинов. Дом, который пошёл

Некоторые дома создают пространство не тем, что они там стоят, а совсем наоборот — путешествуя по свету. Дом Александра Блинова как-то вдруг решил, что зря тратит свою жизнь, взял да и отправился посмотреть мир. Со всеми жильцами. Где Дом остановится — образуется удивительное пространство. Англичане все так и кричат: «Овсянка, сэр!», папа римский приветствует с балкона Челентано, немецкие пограничники блюдут орднунг в лучших европейских традициях. В Канаде сплошной хоккей — плюнуть некуда, а истуканы с острова Пасхи оказались пятьдесят пятого года постройки.

Не говоря уже о том, что в самом Доме обнаружился тайный замурованный ход с двумя печатями на дверях: одна — с двуглавым орлом, вторая — с серпом и молотом.

От такой жизни все жильцы сплошь стали подтянутые и загорелые. К тому же их заметно прибавилось. Потому что Дом добрый и гостеприимный. Вот выходит, например, с утра Вера Игнатьевна на балкон — ба! Весь Дом граффити изрисован, как рокер татуировками. Дети от смешанных браков, кухни народов мира…

И всё было бы прекрасно, если бы не коварный ветер Трамонтана. Он дожидается, пока всё устроится, — и тут же переносит Дом на новое место. Так и путешествуют по всему миру.

Очень смешная пародия Александра Блинова на все существующие стереотипы: герои даже читают «Википедию». Материализована эта гротескная реальность шаловливой рукой Тимофея Яржомбека.

Маша Краснова-Шабаева. Дома и домики в Бермудском треугольнике

Маша Краснова-Шабаева. Дома и домики в Бермудском треугольнике
Маша Краснова-Шабаева. Дома и домики в Бермудском треугольнике

Редкий человек может поделиться рассказом о жизни на Бермудских островах. Но вот Маше Красновой-Шабаевой это удалось. Интерес к архитектуре завёл её аж на самый Домикиканский архипелаг. В этой до сих пор неизвестной учёным части Бермудов строят самые разнообразные дома и домики. Помните, как в начале XX века бесследно исчез пароход «Пчела», на котором плыли знаменитый ботаник профессор Лютиков со своей женой госпожой Малютиковой? Все тогда обсуждали судьбу «Пчелы» и жены профессора, которая плыла на корабле. Это была очень весёлая и энергичная бабушка, архитектор-самоучка. А прославилась тем, что строила детские сады без углов. Поэтому за госпожу Малютикову, конечно, волновались больше. Профессор с женой, Лётчик и многие другие, счастливо затерявшиеся в этих местах в разное время, успешно живут и творят по сей день. Застроили своими творениями Безумный Лес, остров Оранжерей, Республику Насекоми и Желтогорье. Объединили усилия с местными жителями — маленькими люстрицами, жизнерадостными людьми-кирпичиками, задумчивыми лешими и множеством разумных растений. Всех их объединяет одно — страсть к строительству необычных, смешных, но очень уютных домов и домиков. Потому-то архипелаг и называется Домикиканским. Знакомство с ним и его обитателями чревато умением строить бумажный домодуб и теплицу в банке, пещеру из ваты и домик для насекомых. И ещё много домов и домиков.

Дарья Агапова, Варвара Помидор. «Путешествия по Эрмитажу. Царица Тюльпанов»

Дарья Агапова, Варвара Помидор. «Путешествия по Эрмитажу. Царица Тюльпанов»
Дарья Агапова, Варвара Помидор. «Путешествия по Эрмитажу. Царица Тюльпанов»

В комиксе Варвары Помидор — её российский читатель знает и любит по знаменитой самокатовской серии про Простодурсена — двое подростков встречаются в Эрмитаже. Казалось бы, сколько книг про Петербург, да и про Эрмитаж немало. Что же тут особенного? А то, что в этой книге пространство меняется. Полотна знаменитых живописцев транслируют размышления обоих героев. И оказывается, что где-то там, в той реальности, у них много общего. Но ещё больше вопросов. Это тоже общее.

Собственно, если стоит задача «объяснить детям, кому и зачем нужны все эти картины», — это лучший способ. Если же такой задачи нет, стало быть, читатель и сам знаком с этим пространством, из которого никто и никогда не возвращается прежним, сколько бы раз он там ни был. И это само по себе удовольствие.

Артур Гиваргизов, Виктория Семыкина. «Переход»

Артур Гиваргизов, Виктория Семыкина. «Переход»
Артур Гиваргизов, Виктория Семыкина. «Переход»

Мальчик Дима в состоянии изменить вообще всё. Даже то, в чём взрослые были давно и прочно уверены. Надо только задавать им правильные вопросы. Стоит взрослому — папе, старушке на перекрёстке, дорожному полицейскому, да вообще кому угодно — оказаться рядом с Димой, как пространство немедленно меняется. Обратимо или нет — науке пока неизвестно. Но, к примеру, автоинспектору пришлось позволить Диме переходить дорогу, как ему хочется. Димина логика была бесспорна. А ещё известно, что Дима однажды честно и совершенно бесплатно приобрёл автомобиль «Жигули». Ну, не совсем честно, но логика опять была бесспорна. И ещё Дима сделал так, чтобы папа его больше никогда не посылал в магазин за едой. Папа сам пришёл к такому логическому выводу.

Самое главное — никогда с этим мальчиком не встречаться, а то тоже выйдет что-нибудь неожиданное, сломает все привычные схемы и всё перепутается. Но это невозможно, потому что этого мальчика все где-нибудь да видят — как он переходит дорогу. И, кстати, Димины родители, автоинспектор, водитель автобуса и все-все пассажиры и прохожие очень хотели, чтобы их тут тоже нарисовали.

Игорь Шевчук. Шёл хомяк в пиджаке

Игорь Шевчук. Шёл хомяк в пиджаке
Игорь Шевчук. Шёл хомяк в пиджаке

Хомяк в пиджаке — это совсем не хомяк в пиджаке. Это хомяк в другом пиджаке. О нём (хомяке) никто не знает. А тому, на ком пиджак, неизвестно, между прочим, что никакого хомяка там нет. И это никакая не загадка. Просто жирафы растут в высоту, крокодилы в длину, а кто что вынес с урока биологии — вообще сложный вопрос. Сергей, например, вынес знание. А Витька вынес — он тоже, конечно, вынес! Прямо скажем, вышел не с пустыми руками.

«Папа» Смешариков, Игорь Шевчук — известный выдумщик, и в его стихотворном сборнике поэтические фокусы меняют пространство на глазах изумлённого зрителя. То есть читателя.

У книги удобный карманный формат, хотя маленьким его не назвать (ещё один фокус с пространством). Ну, а нарисовала эти весёлые абсурдные истории художник с поистине лировским настроением — Маша Титова.

«Самокат»

Читайте ранее в этом сюжете: Пять книг о дружбе для тех, кому около десяти

Читайте развитие сюжета: Семь книг для тех, кто плывёт против течения