Девушка с арфой
Девушка с арфой
Алёна Соколова © ИА REGNUM

3 января культовому писателю Джону Рональду Руэлу Толкину исполнилось бы 127 лет. Его день рождения — праздник для поклонников творчества, основавших целое культурно-литературное направление — толкинистику. Известно, что именно произведения «профессора» (как часто его называют) послужили огромным толчком для развития жанра фэнтези, и недооценивать его роль в мировой культуре нельзя.

В Санкт-Петербурге устроили необычный праздник — с научными семинарами, музыкальными выступлениями и танцевальным вечером. Мероприятие проходило под эгидой команды КаминКона — первого петербургского конвента любителей толкинистики и фэнтези. Все пришедшие были в фентезийных и исторических костюмах — сшитых самостоятельно, на заказ или собранных из подручных средств. Дресс-код служил в качестве дани уважения историям, на которых выросло уже несколько поколений читателей.

Участники мероприятия
Участники мероприятия
Алёна Соколова © ИА REGNUM

На территории Васильевского острова, в небольшом помещении танцевальной школы, организаторы смогли выделить несколько зон: лекторий с импровизированной сценой, музыкальный зал, чайную «беседку», стол с угощениями и небольшую сувенирную лавку, где можно было приобрести хэнд-мейд украшения и предметы декора, созданные руками нескольких авторов. Еду приносили и гости — кто-то испек печенье, чтобы угостить друзей и единомышленников, кто-то — интересные напитки.

Лавка КаминКона
Лавка КаминКона
Алёна Соколова © ИА REGNUM

Программа получилась насыщенной, а посетители едва успевали переходить из одной комнаты в другую, чтобы ничего не упустить. Здесь были и певцы с песнями собственного сочинения, и концерт миниатюрной арфистки, завораживающе перебирающей струны, и несколько увлекательных конкурсов на знание произведений.

Участник мероприятия играет на гитаре
Участник мероприятия играет на гитаре
Алёна Соколова © ИА REGNUM
Девушка с арфой
Девушка с арфой
Алёна Соколова © ИА REGNUM
Танцы
Танцы
Алёна Соколова © ИА REGNUM

Помимо многочисленных выступлений бардов, зрители смогли услышать отрывки из «Эльфийской оратории» — музыкального произведения композитора Михаила Костылева (более известного под псевдонимом Lind Erebros) в исполнении Ирии (Марины Богдановой), лауреата нескольких крупных вокальных конкурсов. Сама «оратория» высоко ценится в кругу толкинистов — мелодии раскрывают некоторые сюжеты Сильмариллиона; а подобные концерты в открытом доступе — большая редкость.

Марина Богданова
Марина Богданова
Фото Ольги Шишкиной

Мы поговорили с одним из организаторов праздника Мариной Нотт, чтобы выяснить — как развивается в России толкинистическое движение. В жизни девушка — сотрудница «Яндекса», толкинистика — ее хобби.

: Марина, Вы в 2019 году занимаетесь организацией секции Толкинистики на этом мероприятии. Как Вы решились на это?

Марина Нотт: На самом деле, все просто: в Петербурге, в отличие от других регионов России, нет другого фестиваля. Наш КаминКон — первый питерский фестиваль, посвященный творчеству Толкина, и ему не хватает рук. Ресурсов не хватает всегда — и финансовых, и человеческих. Я могу помочь, почему нет?

: Почему именно Профессор? Чем он Вас привлекает?

Марина Нотт: Сказкой. Он учит меня доброте. Дружбе, взаимопомощи. Тому, что в мире всегда есть место приключению: ты можешь открыть дверь, на твоем пороге возникнет седой волшебник, и украдет тебя в далекие горы красть сокровища у дракона.

: Сколько людей посетило событие сегодня?

Марина Нотт: По нашим прикидкам, на первую половину дня прошли 40 человек ‑ и еще часть, если не столько же, придет вечером.

: Насколько сложно искать выступающих?

Марина Нотт: Это не сложно: людей, которые хотят чем-то поделиться, достаточно много. Трудности наступают с логистикой: у нас есть спикеры со всей России. С Урала, из Сибири, из Москвы, поэтому иногда бывает сложно собрать их в одном месте в один день.

: Это мероприятие — промежуточное для КаминКона. А про сам Камин что можете рассказать?

Марина Нотт: КаминКону уже 5 лет; за это время он довольно сильно вырос. Начинали мы буквально с сотней человек, сейчас мы можем сказать, что конвент рассчитывается на 400+ участников. Фактически, КаминКон — сборная солянка, которая объединяет в первую очередь, конечно, любителей Толкина, но и не только — всех, кто увлечен фэнтези, жанр, который практически Толкин и породил.

Гербы
Гербы
Алёна Соколова © ИА REGNUM

: А о своих коллегах по России можете что-то сказать?

Марина Нотт: В первую очередь стоит упомянуть о ВесКоне. Он проходит в Москве в феврале. Он, конечно, больше, чем мы, но мы стараемся расти. Он старше и идет дольше, да и в Москву удобнее собирать людей, плюс очень много основателей толкинистики переехало именно в Москву. Туда приезжают одни из первых переводчиков произведений; менестрели, которые поют на квенье и синдарине [искусственные эльфийские языки, разработанные Толкином, — прим. журналиста]. Мы стараемся с ними тоже сотрудничать, я думаю, у нас еще все впереди.

Место для творчества
Место для творчества
Алёна Соколова © ИА REGNUM

Выступления в лекционном зале рассматривали произведения Толкина с разных перспектив — в том числе культурных и исторических. Среди спикеров мероприятия были люди, явно заинтересованные в создании международного научного сообщества — такой оказалась, например, Дарья Беляева, выпускница МГИМО по специальности «международная журналистика» и дизайнер, специально посетившая вечер для обмена опытом с коллегами.

: Почему Вы стали заниматься творчеством Толкина?

Дарья Беляева: Я бы не сказала, что начала им «заниматься», просто я очень люблю его творчество: очень давно начала его читать. Сначала пробовала на русском языке, может быть, 1−2 книги, и после этого мне попался материал в оригинале. Словом, как только мне позволило знание английского языка, читала все только в оригинале.

: А что именно привлекло в книгах этого автора?

Дарья Беляева: Тяжело сказать. Это ощущение, когда берешь в руки книжку, и либо хочется, либо не хочется ее дочитывать. Бывают такие произведения, особенно в институте, которые нужно изучать вне зависимости от желаний, а книги Толкина притягивают сами по себе. Первая книга, которая у меня оказалась — у многих, как известно, есть такое свойство — какие-то тома западают в сердце глубже остальных, — сейчас в таком состоянии уже, что по ней отлично видно, сколько раз она была прочитана.

Вы приехали сюда из Москвы на 1 день. Почему?

Дарья Беляева: Очень захотелось посмотреть, как это происходит. Во-первых, сегодня чудесный повод — сегодня день рождения Толкина. Фактически, мир делится на две части — те, кто об этом знает, и кто не знает; и вот первая половина всегда всячески отмечает это событие. Я слышала, что в Великобритании тоже организуют праздники по этому поводу, но, увы — до Великобритании добираться все-таки сложнее.

: А почему именно Питер? Разве в столице нет своих традиций?

Дарья Беляева: В Москве организацией Дня рождения профессора занимается «Гарцующий Дредноут» [название клуба-бара, — прим. журналиста]. Но интуитивно хотелось посмотреть, как празднуют питерцы. В «Дредноуте» я тоже была раньше, но местные толкинисты, на мой взгляд, уютнее и домашнее.

Лавка КаминКона
Лавка КаминКона
Алёна Соколова © ИА REGNUM

: То есть, все-таки, разница между сообществами?

Дарья Беляева: Я не могу сказать наверняка, только на уровне ощущений. Все-таки в Москве мероприятие происходит в формате бара — люди сидят со столами, едят-пьют, на сцене выступают барды и менестрели со своими авторскими песнями. Есть мероприятие «Эгладор», которое проходит каждый, если не ошибаюсь, первый четверг месяца, но там тоже собираются любители уже известных песен. А здесь все выглядит как неформальное, достаточно радостное празднование дня рождения, которое, как мне кажется, самому Толкину тоже бы обязательно понравилось.

: Назовите три вещи, которым произведения Толкина учат своих читателей. Что его книги дали Вам?

Дарья Беляева: Определенно, такие акценты в его творчестве есть. Я бы сказала, что это любовь, приключения и волшебство. Любовь, конечно, в широком смысле; здесь включена и жалость, которая остановила руку Бильбо, и дружеская любовь Сэма к Фродо, когда он несет на себе, и романтическая — история Арагорна и Арвен, которую многие любят. Приключения… потому что здесь есть какая-то озорная искорка: вот Бильбо захотелось взять и сорваться, вот и мне тоже захотелось собраться и уехать. В определенном смысле — авантюризм. И волшебство, которое одновременно очень спокойное, домашнее, но вместе с тем и глобальное, фундаментальное. То есть если Гэндальф ударил своим посохом, то десятки орков в момент падут. При чтении Толкина создается очень светлое, теплое впечатление — это и привлекает.

: А есть ли какое-то научное движение, посвященное толкинистике?

Дарья Беляева: Оно разрозненное. Например, я со своим докладом выступала в ноябре на семинаре по мифологии Толкина, организованном департаментом истории НИУ ВШЭ в Санкт-Петербурге. Например, в Крыму есть многодневная конференция, где выступали спикеры со своими исследованиями, а Вышка устроила публичный семинар — при этом они были удивлены востребованностью события, количество пришедших в зал слушателей превзошло все ожидания, пришлось перебронировать зал. Очень интересно наблюдать, как многие любители и молодые ученые собираются вместе и анализируют материалы каждый из своей отрасли. Есть ещё международное сообщество The Tolkien society, основанное при жизни Толкина, где он числится президентом, а его дочь вице-президентом; но события в мире толкинистики в России оно не освещает.

Участники мероприятия танцуют
Участники мероприятия танцуют
Алёна Соколова © ИА REGNUM

В конце вечера всех ждали танцы: бранли, контрдансы, рилы, вальсы — эти, местами незнакомые для далекого от этой сферы человека слова, становились простыми и понятными под руководством Анастасии Гришиной — преподавателя старинных танцев. Анастасия тренирует людей с 2003 года, и за 15 лет научилась прививать любовь к хореографии, даже самой простой, и взрослым, и детям. Гости танцевали целыми семьями, водили хороводы, осваивали начальные шаги и движения — это получалось так легко и просто, что даже я не могла оставаться в стороне.

: Вы здесь организуете танцевальный вечер?

Анастасия Гришина: Да, мы с конвентом толкинистики работаем уже несколько лет и устраиваем на конвенте и в течение года мастер-классы и танцевальные вечера. Мы берем за основу народные и старинные танцы — в том числе и XIX века, особенно вальс, подбираем под известные схемы мелодии, которые у нас ассоциируются с определенными моментами в книге: может быть, с каким-то народом, может быть, с каким-то событием, с настроением; совмещаем и получаются у нас эльфийские танцы, хоббитские танцы. Эдакая адаптация.

Анастасия Гришина
Анастасия Гришина
Алёна Соколова © ИА REGNUM

: Много людей приходят?

Анастасия Гришина: Статистику давать не особо интересно, наверное, но тенденция есть — с каждым годом посетителей все больше. Потому что в целом такое явление, как старинные танцы, и без того популярно, а в последнее время все более распространяется не только по России, но и по миру. И на разные мероприятия собираются соседи из других стран. Правда, на нашем конвенте пока что только россияне, камерные толкинистические общества. Очень многие люди уже знают шаги, простые схемы, и могут прийти потанцевать к нам.

: Что людям дают старинные танцы? Вы — преподаватель, вы замечаете, как меняются ваши ученики?

Анастасия Гришина: Да. Они меняются, потому что танец — это, определенно, язык. И язык, позволяющий не только выразить себя миру, но и наладить добрые отношения с окружающими, привести их к гармонии. Танец объединяет несколько искусств — это и музыка, и движения, владение телом, и интерьер, в котором действие происходит. И воздействие происходит сразу на несколько органов восприятия, это сногсшибательное явление. А если мы подключаем сюда еще и некоторую фантазию, вот эту метафору — путешествие по любимым книгам, любимым сказкам, истории культуры, — получается совершенно необыкновенно. И все упирается в счастье, в общение, в радость быть в гармонии с собой и выступающими.

За рукоделием
За рукоделием
Алёна Соколова © ИА REGNUM

Есть расхожий стереотип, что толкинисты — маргинальная субкультура. Мнение родом из 90-х, когда сообщество только зарождалось и само явление было непонятным и незнакомым для большинства. Сегодня те, кто любит фэнтези и конкретно произведения Толкина, — обычные люди, занимающие различные социальные ячейки в обществе. Их увлечение уже не побег от реальности, как принято было считать — это наследие мировой культуры, в ближайшем будущем — и культуры масс. После удачной серии фильмов Питера Джексона, медиа-концерн Amazon взялся за разработку сериала по мотивам «Властелина Колец». Фродо, Леголас и Гэндальф — уже не странные имена, а чуть ли не архетипические персонажи для современной литературы.

Стоит ли считать увлечение, которое порождает за собой стремление развиваться, расширять культурные границы, изучать историю, учиться шить или овладевать ремеслами — блажью и ребячеством? В той же мере, в коей, например, поход в театр или в кино.

Читайте ранее в этом сюжете: В какие настольные игры жители России играли в 2018 году?

Читайте развитие сюжета: Симулятор взрослой жизни, или Хогвартс в Ленобласти