В Восточной Сибири зима в самом разгаре и низкие температуры наконец-то взяли свое. Заканчивается февраль — Байкал превращен в огромный каток; на озере мелькают машины и буера с иностранцами. Но не эти люди вызывают интерес, а два человека, что, встав на коньки, плывут над причудливыми узорами байкальского панциря — Марина Галкина и Андрей Сашин. Свыше четырех сотен километров оставит за собой эта команда, ловя удивленные взгляды встречных. «На коньках по Байкалу» — это фильм о «нездоровой экзотике», снятый на телефон Сашина как посреди яркого солнца, так и в хмурой пурге.

Цитата из к/ф «На коньках по Байкалу». реж Марина Галкина. 2017. Россия

Байкал — это глубокое озеро, на которое стремится много туристов, чтобы увидеть бесконечную массу воды и поселения сомнительной чистоты. Марина Галкина — русская легенда: путешественница с большой буквы и писатель. Она неоднократно пересекала пешком и на байдарке пугающе малолюдные, но отчетливые в своей неиспорченной красоте пространства Сибири. Для её масштабов девять дней на Байкале — это небольшой поход: от поселка Сахюрта до Листвянки. И на западный Байкал Галкина отправилась не ради копченого омуля. Первоначальная цель ей была не совсем понятна, но процесс парения над бездной, скованной прозрачным льдом, привел ее к констатации факта: «Ледяной Байкал — это фантастическое зрелище!»

Торос.
Торос.
Цитата из к/ф «На коньках по Байкалу». реж Марина Галкина. 2017. Россия

На Байкале, кроме всепроникающей стужи, исправно достигающей тридцати градусов ниже нуля по Цельсию, главное — это еще и ветер. Когда он дул с севера, то подталкивал Сашина и Галкину в спину, и тогда напарники делали за день до 60−80 километров, щелкая коньками и лыжными палками по льду. Даже болтающиеся на привязи и грохочущие санки-волокуши не тормозили их изящного полета. Но когда ветер задувал с юга, то колючий мороз Прибайкалья больно врезался в глаза, а скорость движения падала; и пурга с ее снежными наносами принуждала снимать коньки и пробиваться пешком. Впрочем, обнаженный лед — далеко не повсеместное явление на Байкале.

Застывший и потрескивающий Байкал — это зрелище откровенно пугающее. Присутствие льда ощущается, скорее, ногами, чем глазами, и надо убеждать себя скользить над глубинами, скованными полуметровым слоем замершей воды. «В проливе Ольхонские ворота лед особенно прозрачный. Поначалу мне казалось, что сейчас наступлю и провалюсь в воду. Заставляю себя верить в то, что это — лед, он толстый; и что пучина не разверзнется под тобой», — вспоминает путешественница. Через два года Марина Галкина вернется из Москвы к миру льда, торосов, скальных прижимов и байкальского, уже теплого мартовского солнца. А в апреле Байкал уже вскрывается.

Читайте ранее в этом сюжете: Русские страдания: на обочине Огненной Земли