Лапландия. Прогулки по ручьям и радости летних буранов

О фильме Максима Бочкова «Северная Рага: Сейдъвврь 2018 или здравствуй лето»

Михаил Пустовой, 5 декабря 2018, 20:11 — REGNUM  

Немного старого снега под ногами туристов и отсыревшая в июньском буране дешевая палатка. Не совсем высокие горы, но уже достаточно далекие от людей, пустивших корни в Лапландии. Скупое заполярное солнце и ручьи, что заменяют тропы, обжигая холодом ноги. Труднообъяснимое удовольствие от тягот похода в межсезонье, которое неотвратимо манит людей с рюкзаками, точно так же, как осенний ягель притягивает оленей. Сто десять километров в Ловозерских горах — и короткометражный фильм могилевского путешественника Максима Бочкова «Северная Рага: Сейдъвврь 2018 или здравствуй лето».

Древним камням и лишайникам всё равно, но в их тихий мир приходят люди, восторженные мрачной красотой Арктики. Городские безумцы ищут в Ловозерских горах мифические артефакты Гипербореи и следы снежного человека. Туристы бродят, потеют и глотают холодный ветер. Некоторые из них прощаются с жизнью или борются за свое спасение: двое моих беспечных знакомых из Мурманска едва уцелели в июньском ненастье — буране и морозной ночи. Впрочем, группа в фильме логично обкладывает валунами штормовые оттяжки палаток, пока отголоски зимы двое суток терзают плато. Сыро, зябко, но можно почитать книги или разогревать еду на газе.

Июнь — это уже не зима в Лапландии, но и не лето, а непонятная весна. Все цвета в тайге и тундре еще тускло-матовые, а трава — стоит пожухлая, вчерашнего года, но снег всё-таки исчезает. Уже через месяц на Кольском полуострове установится сумасшедший солнцепек, но пока надо крепиться и подниматься к перевалу Географов, оставляя уют ночной Ревды. Мужчин и девушек ведет проводник, молодая женщина — Маргарита Крылова. У нее зелено-синие волосы, как у русалки, командный голос, и она испытывает страсть к холоду и снегу. И группа уходит в хмарь, чтобы то ли гнаться, то ли убегать от зимы. Но ведь в горах так приятно постоять над вертикальными обрывами или созерцать три арктических водоема, не похожих одно на другое: Сейдозеро, Ловозеро и Умбозеро.

На восточном берегу Умбы умирают следы индустриализации: поселок Пунча признан нежилым, а Умбозерский рудник зияет пустыми окнами в своих корпусах. Впрочем, насыпь от разобранной узкоколейки для туристов — это радость, после нервных переправ и промозглых болот предгорий. Ревда и горячий душ приближаются, и люди всё чаще залипают в мобильных телефонах. И на прощанье в облаках появляются голубые просветы. Отголоски зимы остаются где-то далеко, и вскоре придет пора разбирать фото и монтировать местами не слишком серьезное видео.

Читайте ранее в этом сюжете: 1470 километров по Таймыру

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail