Сокровенная и чистая Якутия — горная, ледниковая и безлюдная, еще недавно зиявшая белыми пятнами на карте. Именно ради этого в ее труднодоступные края отправляются настоящие путешественники. Такие, как смелые и опытные уральские туристы. Через каньоны Индигирки и болота Момы — к хребту Черского и в его горный массив Буордах, информацию о котором не найти в популярных энциклопедиях. Название фильма Константина Серафимовича говорит само за себя, «Высокогорный массив Буордах — один из наиболее труднодоступных и красивых районов земного шара». Эта картина — удивительная по своей красоте и профессионализму короткометражка о людях и природе.

Скальный бастион.
Скальный бастион.
Цитата из к/ф «Высокогорный массив Буордах». реж Константин Серафимович. 2015. Россия

Победа: выше этой горы нет в Северной Сибири; она — полноценный трехтысячник (3147 или 3003 метра). Взойти на нее — альпинистское искусство. Попасть — огромные расходы на вертолет или сочетание упорства и изобретательности. Экспедиция «Уральских троп» будет прорываться от Усть-Неры на север на катамаране по Индигирке — широкой и, вдобавок, раздувшейся от дождей якутской реке.

В долинах хребта Черского
В долинах хребта Черского
Цитата из к/ф «Высокогорный массив Буордах». реж. Константин Серафимович. 2015. Россия

«Только благодаря нашему мотору нам удается избежать гигантских воронок и мощнейших косых валов. Но все равно наше суденышко выглядит ничтожной щепкой», — рассказывает Серафимович.

Затем вверх по Моме: сквозь запутанные протоки и гигантский Улахан-тарын и мимо глазеющих с берега медведей и лосей. Плавание трудное — 700 километров, но на стоянках рыбы так много, что туристы не знают, как ее всю съесть.

И вот первые виды Буордаха, укрытого шапками многовековых ледников и снежников: «Зрелище просто потрясающее». Но якутская жара в сочетании с извечным летним гнусом и топями предваряет попадание в вертикальный мир камня, льда и душевного комфорта. Ущелье Куранах встречает героев дождем, и вот они — перевалы, каменный хаос и смертельно опасная эстетика многокилометрового ледникового потока Цареградского. На перевалах уральцы читают «приветы» от советских туристов; записки написаны и спрятаны в туры ещё в семидесятых и восьмидесятых годах прошлого века. А цветущие долины дают людям отдых, и их души «наполняет радость от созерцания увиденных красот этого сурового края».

Солнечные часы в массиве Буордах.
Солнечные часы в массиве Буордах.
Цитата из к/ф «Высокогорный массив Буордах». реж. Константин Серафимович. 2015. Россия

Чем выше в горы, тем больше свежевыпавшего снега, который грозит сойти лавинами, и холодных ветров, терзающих мужественных людей. Но как минимум гребень Победы будет взят. А как еще иначе? Ведь только с такой высоты Буордах раскрывается во всем своем многообразии и неповторимости.

И, как говорит Константин Серафимович, который раз за разом возвращается в нетронутую Якутию, надо «увидеть природу такой, какой она была тысячу лет назад. Почувствовать себя гармоничной частью этой природы, которая на самом деле является для путешественника уютным и богатым домом, а не агрессивной средой, в которой надо выживать».

Читайте ранее в этом сюжете: Один человек, четыре медведя и жемчужина Северного Урала

Читайте развитие сюжета: Восточные Саяны: «Я в тайге один»