Начинается новый сезон легендарного британского сериала «Доктор Кто», и впервые за полувековую историю Доктором (человеком, способным перемещаться во времени и пространстве) становится женщина — Джоди Уитакер. Это вызывает дискуссионную бурю среди поклонников сериала: казалось бы, нет никаких гендерных ограничений для этого персонажа (нет ничего, чего не могла бы выполнить женщина), однако сдвиг канонов изумляет публику. Женские персонажи на передовой линии в популярных произведениях: 2010-е объявляют бой гендерному неравенству.

Джоди Уиттакер в роли Доктора Кто
Джоди Уиттакер в роли Доктора Кто
Цитата из т/с «Доктор Кто». Реж. Джо Ахерн. 2018. Великобритания

Давайте вспомним детские сказки. В сборниках преобладал популярный сюжет: жил-был Принц, встречал Принцессу, вершил подвиги, покорял ее сердце (снимал злые чары, спасал, заслуживал доверие отца) — и жили они долго и счастливо. В вариациях случалось наоборот: Прекрасная Принцесса влюблялась и ждала суженого. Любовь спасала мир, убивала чудовищ и была всесильной.

А потом массмедиа решили, что мир изменился, — отчасти благодаря феминистскому движению: женщины в большинстве сфер теперь способны дать фору мужчинам, и это должно отражаться в современной культуре. Откуда лучше начать трансформацию общественного сознания? Конечно, с детей и молодежи.

Сказано — сделано. Приглядитесь: постепенно раскрученные истории, сказки, сериалы начинают ломать стереотипы и ставить женщин на первое место.

Например, «Храбрая сердцем» — мультфильм коллаборации Pixar и Disney, вышедший в 2012 году. Главная героиня, Мерида — принцесса, которой суждено выйти замуж по расчету, заключить выгодный династический брак. Претенденты на ее руку уже выстроились в очередь, но вот незадача — рыжеволосая бестия больше всего любит стрелять из лука и ходить на охоту, но никак не строить глазки. У Мериды есть папа и мама — Король и Королева, — и сюжет вьется между отношениями девочки-подростка и ее матери, смирившейся с тяжелой женской судьбой (не роптать, быть верной супругу и не думать о глупостях — амбициях, мечтах, увлечениях, конечно же). Папа никак не влезает: наоборот, выглядит, скорее, помехой, а королевство от проблем спасают дочь и мать. Женихи стоят по струнке и никак не лезут — зачем мешать?

Принцесса нашего времени
Принцесса нашего времени
Цитата из м/ф «Храбрая сердцем». Реж. Бренда Чапман, Марк Эндрюс, Стив Пёрселл. 2012. США

Годом позже, в 2013, выходит фэнтези-фильм «Малифисента» — адаптация сказки о Спящей Красавице. Малышку-принцессу должен разбудить поцелуй истинной любви, но случается неувязка: принц оказывается не самым достойным кандидатом (да и Аврора не любит его). «Малифисента» рвет шаблоны: принцесса просыпается от поцелуя крестной, злой ведьмы, которая и прокляла девушку в начале. Впервые знаменитая сказочная любовь заключается не в отношениях мужчины и женщины — любовь становится бесполой, она превращается в ключевой фактор спасения сама по себе. Не важно, кто тебя любит и кого любишь ты: важно само чувство.

В 2014 году мультфильм «Холодное сердце» продолжает череду нетрадиционных сказок. Две принцессы, Анна и Эльза, борются с политическими интригами своего королевства: антагонистом становится как раз будущий жених, выдающий себя за прекрасного Принца, а на деле обладающий крайне несносным характером. Впрочем, в этом мультике есть и положительный мужской персонаж — простой парень, ледоруб Кристоф, этакий Иванушка-дурачок: смелый, сильный, добрый. Но Анну, мечтающую о Великой Любви и семье, спасает вовсе не он, а сестринская любовь. Girl power — любимый слоган маркетологов с того времени.

Франшиза StarWars впервые сделала главной героиней новой трилогии девушку — Рей. Женской силе поддается даже Marvel: в качестве средства победы над вселенской угрозой в своих фильмах компания дает отворот команде «Мстителей» и грозит выпустить на сцену нового героя — сверхмощную женщину по прозвищу Капитан Марвел.

Дэйзи Ридли в роли Рей
Дэйзи Ридли в роли Рей
Цитата из т/с «Звёздные войны. Пробуждение силы». Реж. Джеффри Джейкоб Абрамс. 2015. США

14 октября стартовал первый сезон перезапуска «Зачарованных»: и мы снова видим изменения. Пока рано судить, но детектив-полицейский (в классическом сериале — Энди Трюдо, персонаж Теда Кинга) превращается в женщину (однако любовная связь одной из сестер с детективом остается). «Зачарованные» — прежде пример той самой сказки о любви, в которой при этом преобладают сильные женщины. Они побеждают демонов, три раза в неделю спасают мир, успевая выходить замуж, выпускать журнал или владеть крупным клубом. Но в этом сериале мужчины всегда олицетворяли их помощников и защитников; смысл, ради которого сестры-ведьмы кидаются в бой. Будь то мужья, любовники или сыновья: союз мужчины и женщины являлся фундаментальным. Интересно будет посмотреть, как студия CW адаптирует этот аспект под существующую медиа-реальность.

Что же происходит на самом деле? Происки «злых феминисток» или объективно нашему обществу пора принимать изменения?

В сказках с принцессами-героями нет ничего плохого. Девочки с детства понимают, что их судьба не предопределена кухней, борщом и детьми, их дороги свободны и они могут выбирать любой путь, какой только захотят. Вспоминается нашумевшая реклама Nike — из чего же сделаны наши девчонки? Да из того же, из чего любой человек — из падений и взлетов, из ежедневных сражений, из работы, из морали. А не из типичных рюшек и бантиков. Девушка в XXI веке получает образование, лечение, право голосовать на выборах, работать практически в любой профессии, имеет право выбирать — рожать или нет, воспитывать или нет, выходить замуж или нет. Отсутствие гендерных стереотипов делает окружающую среду для женщины безопаснее: чем больше людей вокруг принимают эту реальность, тем меньше женщина сталкивается с ограничениями в глазах общественности. Девушка понимает, что любовь — не панацея и надеяться на нее в жизни — не то, чтобы правильно и разумно. Любовь нечаянно нагрянет — и так же нечаянно может покинуть. Да, это в традиционном смысле подрывает институт брака; но расширяет границы возможностей для женщин, не подсовывая слащавые картинки в розовом свете.

Я сама
Я сама
Цитата из х/ф «Сильная женщина». Реж. Пенни Маршалл. 2001. США

Здорово. Но есть закавыка, о которой мало кто задумывается. Подобное отстранение мужских персонажей с обычных ролей расслабляет. Это ровно такое же гендерное неравенство, только в обратную сторону: мужчина бестолковый (а порой и вредоносный), проку от него никакого, зачем он нужен? Мы сами справимся, мы же сильные. Girl power. И мужчины действительно расслабляются. Выращенные поколением самостоятельных женщин, женщин с синдромом спасителя или жертвы, они вовсе не хотят брать ответственность за жизнь. Женщина же спасет, придет, поможет. Не напоминает ли это ситуацию с самими женщинами — «девочка бестолковая, слабая, что с нее взять?». В утрированных случаях это может выглядеть даже как месть: мужчины слишком долго стояли у власти, можно их задвинуть на дальний план.

Кроме того, сложно забыть, что женщина может выносить ребенка (и не важно, будет ли она это делать или нет), а государственная система зачастую устроена с учетом этого нюанса: многие молодые девушки при устройстве на работу сталкиваются с недоверием со стороны работодателей (а вдруг уйдет в декрет?). Даже если и уйдет — это в любом случае выдергивает женщину из привычного образа жизни. А с учетом культурной рамки «ты должна быть сильной!» женщина оказывается на перепутье: тянуть эту лямку, превратившись в супергероиню (а ведь общество требует еще и быть примерной женой, жестко наказывая психическим давлением тех, кто противится устоям), или считать себя неудачницей (и тоже чувствовать эмоциональную подавленность).В результате это создаёт ещё больше культурных противоречий: на старые патриархальные стандарты наслаиваются новые, феминистские (мы говорим в первую очередь о России). И таким образом женщина, по сути, оказывается в «ловушке» из сразу двух противоречивых стандартов, заставляющих её чувствовать себя постоянно всем должной. Недостаточно хорошей. Недостаточно правильной.

Ко всему прочему, усугубляется разрыв между поколениями: «старшее» все еще воспитано в соответствии с патриархальным скрепами; в силу психологических особенностей им тяжело принимать изменившийся социум, где женщины становятся свободными и независимыми. Нашим бабушкам слишком долго приходилось быть сильными вне социокультурных моделей: военное и послевоенное время разбило множество семей и оставило одних матерей-одиночек.

Мать с ребёнком
Мать с ребёнком
Цитата из х/ф «Малыш». Реж. Чарли Чаплин. 1922. США

Реально ли двигают массмедиа прогресс, создавая утрированно сильных. независимых героинь, надстраивая эту сложную конструкцию образа суперженщины над не менее сложной и противоречивой существующей? Прогресс, безусловно, движется вперед; его нужно учитывать. Но списывать мужчин с поля, продавливая их роли в сказках и формируя детские представления о мире, — точно не стоит. Человек должен оставаться человеком, героем, вне зависимости от пола, гендера и класса.

Принцессы могут быть кем угодно — супергероями, воинами и бойцами, заботливыми женами, хранительницами очага или карьеристками. Главное, чтобы и они, и набившие оскомину принцы оставались достойными людьми.

Читайте ранее в этом сюжете: Поколение «Гарри Поттера»: бойцовский клуб для волшебников

Читайте развитие сюжета: Яан Тоомик: 20 лет страха художника перед обществом