Красный проект начинал вырабатывать свой визуальный образ, опираясь на ленинский план монументальной пропаганды. Актив исполнителей нашёлся сразу, как будто только и ожидая революционного повода, активно применяя новые формальные подходы.

Москва, улица Генерала Берзарина
Москва, улица Генерала Берзарина
© Николай Чеканов

Выдержка из ленинского плана, 1918 год:

  • произвести замену надписей, эмблем, названий улиц, гербов и т. п. новыми, отражающими «идеи и чувства революционной трудовой России»;
  • провести декорирование Москвы к празднованию Первого мая

Творчески напружиненные энтузиасты текстовых и визуальных жанров вынесли на улицы советских городов новое содержание в новой орфографии так, как этого до них не делал никто. Творчество и труд этих людей и организаций, наиболее известными из которых являются Маяковский, Родченко, Степанова — навсегда закрепил за ними статус первых советских дизайнеров.

Заводоуправление АЗЛК
Заводоуправление АЗЛК
© Николай Чеканов

Достаточно скоро, помимо коопераций художников и поэтов, реализацию пунктов плана подхватила промышленность. Сперва различные артели, впоследствии — комбинаты рекламы и монументально-декоративного искусства. И если первое время после Революции буквы отдавали кустарщиной, то вскоре всё изменилось. С началом нового строительства буквы Советов уже архитектурно интегрировались со зданиями, запускались в серию типовые наборы для сферы обслуживания, вывески монтировались на долгий срок службы.

Авангардистские проекты не мыслились без главных акцентов из фасадных аббревиатур, названий, дат. Порой и целых лозунгов. Такая интеграция чаще всего делалась методом барельефа, и надписи читались за счёт светотени.

Неоклассическая архитектура, венцом которой были канал Москва-Волга и Московский метрополитен, также не могла существовать без тех или иных букв. Здесь манера исполнения чаще всего блестела позолотой консервативности. Учитывая общее богатство деталировки, буквы на неоклассике, скорее, дополняли и уточняли суть сооружений.

Астрахань, пример довоенного декорирования бутылками
Астрахань, пример довоенного декорирования бутылками
© Николай Чеканов

Менее чем через 10 лет после Великой Отечественной, когда авангард взял реванш, вернувшись в виде советского модернизма, необходимость букв на зданиях возросла, кратно росту масштабов нового строительства, вставшего на индустриальную технологию. Новый, лёгкий стиль испытывал ту же потребность в обширных акцентах на своих простых, воздушных фасадах. Развилась традиция и способы повсеместного монтажа новых монументов и ярких малых архитектурных форм, въездных стел.

Космическая эра вдохновляла на соответствующее содержание вывесок заведений и учреждений, которые отталкиваясь от авангардистской лёгкости и взлетали в модернистской динамике. Первым слоем новых вывесок шли теперь модные неоновые трубки, расцвечивая ночь и во многом формируя известный шарм 60-х.

Всё более массовое использование мозаики, ковки и других средств монументально-декоративного искусства встроило самые разные буквы и символы в них. Искусству размещения букв в элементах зданий и монументах придавалось значение большее, чем прежде. Все мы прекрасно знаем выкладывание годов постройки, реже — лозунгов, кирпичом других типов/цветов при строительстве зданий.

Москва, улица Генерала Берзарина
Москва, улица Генерала Берзарина
© Николай Чеканов

От знаковых общественных сооружений и предприятий до районных служб — везде распространились буквы Советов. На глухих фасадах новых домов и брандмауэрах старых появлялось всё больше социальной и самой обыкновенной рекламы с неоновыми трубками. Уникальные и стандартизированные надписи и эмблемы окончательно потеснили наследие Российской Империи и стали повсеместны.

На настоящий момент многие из искусных примеров сложных металло-пластиковых конструкций с неонами ещё прослеживаются в городской среде. Хаотично встречаются и другие примеры советских уличных вывесок и табличек. Какие-то типы уличных вывесок оказались более живучи, какие-то не вполне. Много уникального пропадает при сносах или ремонтах.

Безусловно непоколебимы интегрированные надписи на крупных, активно работающих общественных зданиях. Сохраняют первоначальные задумки стелы дорожной сети всего бывшего СССР. Ржавеют монументальные объёмные вывески на предприятиях — работающих, мёртвых или сдаваемых в аренду. Всё остальное отдано на откуп собственникам, арендаторам и, в минимальном проценте случаев, сохраняется сознательно.

Ивантеевка
Ивантеевка
© Николай Чеканов

Ведя фотосъёмку предмета вывесок уже 10 лет и проведя ревизию, мы подсчитали, что почти половины из тех простых бытовых вывесок последних десятилетий СССР, которые, казалось бы, ещё недавно сопровождали нас в городе — простыл и след.

Встречаются и удивительные приветы из прошлого. Автор подходил вечером к жилому дому 1959 года постройки и получил сюрприз в виде внезапно раскрывшегося от дешёвой отделки советского универмага во всей его витринной аутентичности. На следующее утро бывший универмаг уже зашили в некие новые латы, которые вновь консервируют надписи «трикотаж» и «парфюмерия» на долгие годы вперёд.

Визуальный код Советского Союза, который был прежде оформлен тотальной кириллицей в форме от уникальных художественных решений до аккуратной типизации, стремительно исчезает из действительности и тем самым становится предельно ценным, вдохновляя неравнодушных фиксировать уходящую натуру, которую могут бесследно демонтировать уже завтра.

Кроме того, исчезающее наследие вывесок выступает активным пособием для популярной профессии дизайнеров и специалистов по леттерингу. Ведь качественные ностальгические проекты и стилизации — всегда в цене.

Читайте ранее в этом сюжете: Кунио Маекава – витальность в пределах отдельных зданий

Читайте развитие сюжета: На смерть советского модернизма Владивостока