Виктор Ерофеев: «Культура – это борьба с энтропией»

В рамках кинофестиваля «Окно в Европу» состоялась встреча с писателем Виктором Ерофеевым

Выборг, Ленинградская область, 12 августа 2018, 18:20 — REGNUM  Кинофестиваль «Окно в Европу» — это далеко не только кино, но и целое облако искусств, с кино так или иначе связанное. Даже если какой-нибудь художник жил задолго до изобретения кинематографа, о нем и его творчестве можно рассказать с киноэкрана, а музыку композитора любой эпохи ввести в саундтрек фильма. Не говоря уж о том, что книга любого автора может быть однажды экранизирована, да и вообще любое кино, как и Вселенная, начинается со слова.

11 августа на одной из фестивальных площадок, в в Центральной городской библиотеке Алвара Аалто состоялся мастер-класс известного российского писателя Виктора Ерофеева. Вообще-то мастер-класс, с одной стороны, предполагает наличие мастера своего дела, маэстро, а с другой — некий учебный процесс. Можно ли научить творчеству? Вопрос весьма спорный — это при том, что существуют литературные институты и писательские курсы, на которых чему-то, вероятно, все же обучают. Так или иначе, дело это не простое и точно не осуществимое за полтора часа, а потому вышла, скорее, встреча с читателями. Впрочем, посвященная, разумеется, прежде всего, нелегкому писательскому труду.

Виктор Ерофеев — автор множества рассказов, романов, эссе и даже либретто оперы, созданной выдающимся композитором Альфредом Шнитке. Как сказал, представляя гостя, президент фестиваля «Окно в Европу» Армен Меведев, жизненным девизом писателя является: «Если нельзя, но хочется, то можно». Его творческий путь отмечен как международной славой, так и скандалами, причем, порой бывает трудно отличить одно от другого. Происхождение из семьи известного советского дипломата, личного переводчика Сталина, не помешало молодому Ерофееву заниматься необычными для того времени предметами — творчеством Велимира Хлебникова и маркиза де Сада, а за организацию знаменитого самиздатовского альманаха «Метрополь» он был исключен из Союза писателей, а отец его за вольнодумство сына поплатился карьерой. Первый же роман Ерофеева «Русская красавица», по словам автора, собрал двести разгромных рецензий и был переведен на двадцать языков.

С собравшимися в лекционном зале библиотеки литератор поделился своим взглядом на писательское призвание, на культуру в целом и ее положение в современном мире и в России, своим опытом взаимоотношений с вдохновением, хулой и похвалой, а также представил несколько своих недавно вышедших книг. В своем выступлении он коснулся ряда важных тем, имеющих отношение к основополагающим философским и мировоззренческим вопросам, которые напрямую касаются не только писателей и художников, но и каждого современного человека.

«Культура — это борьба с энтропией, — считает писатель. — Наверное, это самое короткое определение, которое можно дать. Энтропия это разрушение. Разрушение бывает душевным, бывает материальным… Это тоже часть нашей жизни. Культура, на то она и есть культура, что она сопротивляется этой энтропии и в какой-то степени исполняет божественный закон, потому что она помогает развитию того самого Творения, о котором мы знаем, исходя чисто из нашей интуиции. И если мы включаемся в этот культурный процесс — благодаря кинофестивалям, благодаря библиотечной работе, благодаря чтению книг, благодаря музыке, благодаря общению с прекрасной архитектурой, то мы боремся с энтропией. Это не значит, что эта борьба должна быть с саблей и штыком, это борьба может быть, наоборот, в выявлении энтропии… Борьба с энтропией может быть вместе государством или против государства… Человек должен понимать, что если он связан с культурой, он должен разгадывать загадки энтропии».

Именно в этом сознательном сопротивлении распаду и разрушению писатель видит источник подлинной свободы и призвание всякого творческого человека. К сожалению, по мнению Виктора Ерофеева, сейчас не лучшие времена для культуры.

«Большая культура и Запада и России находится в несколько потерянном состоянии. Но это не потому что пришел Интернет или мобильные телефоны, всякие устройства, а потому что так случилось, что мы потеряли представление о «метафизическом чердаке». То есть мы потеряли ощущение того реального, не насаждаемого нам церковью и ли государством, а реального ощущения, кто же населяет этот «метафизический чердак» и как мы к нему относимся…»

Россия, как считает Ерофеев, особенно пострадала от этого недуга нашего времени, оказавшись в ценностном вакууме.

«За последние сто лет, и даже чуть побольше, у нас дважды ломались, уничтожались все человеческие ценности. Мы оказались в каком-то ледяном пространстве наших личных отсутствующих ценностей. И мы их собираем самостоятельно, потому что государство в течение этих постсоветских лет никогда не помогало нам найти эти ценности. Оно нас соблазняло и сейчас соблазняет какими-то ценностями, которые имеют отношение к укреплению власти государственной, но оно никогда не сказало: «Люди, вот эти ценности, давайте с ними как-то разберемся». И получается, что у нас, у каждого какой-то разный процент разных ценностей… Если взять наши ценности в качестве таких шариков, которые мы кладем в мешочек, то окажется, что у нас у всех разные потенциалы этих ценностей. Потому нам каждый раз приходится говорить сначала, чтобы понять друг друга: «А ты кто? Как ты настроен к этому, к этому, к этому?» На это уходит время… И вот в этом главная кризисная позиция нашей страны — в страшной социальной разрозненности. Мы никак себя не соберем в кучу».

Творчество для Ерофеева — это чудо, сопричастность высшей реальности, тому самому «обитателю чердака». В этом процессе писатель, в отличие от например, журналиста, не ведет свой текст под уздцы из пункта А в пункт B, а сам является ведомым и руководимым свыше.

«Писательство очень загадочно, потому что вообще непонятно, кто тобой пишет… Писатель похож на старый советский радиоприемник — знаете такие, на лампах? С зеленым огоньком, с панелью, на которой было написано, броско так: «Брюссель, Париж, Лндон», но когда его включали, то не было ни Брюсселя, ни Парижа, стоял один треск, и вдруг кто-то говорил по-турецки или по-узбекски и непонятно было, что, зачем и как. Так вот, энергия творческая проходит через писателя, примерно как через этот приемник. Он не отдает энергию, а получает, но получает ее в каком-то зашифрованном виде И ему нужно много терпения, хороших ламп и хорошей настройки, чтобы понять, что же он может высказать… Мне кажется, что наиболее точно и наиболе лаконично об этом сказала Цветаева: «Поэта далеко заводит речь». То есть, речь становится важнее, значительнее его, потому что она уходит в какие-тоттакие сферы, какие сам писатель и открыть-то для себя не может… Что же и как же делать писателю? Наверное, осваивать ту самую поляну, откуда идет эта самая энергия».

Напомним, что XXVI фестиваль отечественного кино «Окно в Европу» проходит в городе Выборге с 10 по 16 августа. В конкурсной программе — игровое, документальное и анимационное кино, а также фильмы, снятые в сотрудничестве с кинематографистами других стран. Но программа фестиваля куда шире — кроме внеконкурсных кинопоказов для гостей подготовлено множество других интересных культурных событий.

Читайте ранее в этом сюжете: В музее-усадьбе Льва Толстого открылась Международная научная конференция

Читайте развитие сюжета: «Кушать подано!»: прокат США возглавил фильм о нападении гигантской акулы

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail