15 июня 2018 г., в пятницу, мы, сотрудники МГУ имени М.В. Ломоносова, кандидат исторических наук Олег Рудольфович Айрапетов, кандидат исторических наук Максим Михайлович Шевченко, доктор исторических наук Федор Александрович Гайда, а также несколько аспирантов и студентов, пришли на выставку работ В.В. Верещагина, организованную Третьяковской государственной галереей.

Василий Верещагин. Наполеон на Бородинских высотах. 1897
Василий Верещагин. Наполеон на Бородинских высотах. 1897

Невозможно найти достаточно слов для того, чтобы поблагодарить организаторов выставки за проведенную ими работу по организации выставки. Без сомнения, это прекрасный подбор работ нашего великого художника, впечатляет и перечень музеев, приславших картины и документы, и организация выставки.

Однако наше посещение прекрасной выставки было омрачено. Во время «экскурсии» (право слово, уже не знаем, какой термин подобрать для описания посещения выставки) мы обменивались впечатлениями от увиденного, мы, разумеется, задавали вопросы друг другу по поводу увиденного, и тут к нам подошел сотрудник безопасности и сообщил нам, что экскурсии запрещены без аккредитации. От ответа на вопрос, что такое экскурсия в данном случае, он уклонился, но потребовал это «нечто» остановить. На вопрос о том, запрещается ли обмениваться впечатлениями от увиденного, сотрудник безопасности также не ответил. Когда мы спросили его, запрещает ли он нам вообще разговаривать (потому что на входе на выставку посетителей предупреждают ТОЛЬКО о запрете пользоваться телефоном и фотоаппаратом), он сказал, что запрещено говорить громко. После этого мы перешли на шепот. Сотрудник несколько минут вдумчиво прислушивался, а потом удалился.

Когда мы покидали выставку, внизу, у лестницы, нас ждали уже два сотрудника безопасности, старший лейтенант МЧС и сотрудница музея, которая предложила «пройти» (!!!). Мы отошли в сторону, после чего нам попытались разъяснить «незаконность» наших действий. Между тем, действия свелись к покупке билетов и обсуждению увиденного. На вопрос, что тут делает человек в форме и почему нас встречает столь представительная группа сотрудников музея, нам не удосужились дать ответа. Зато попытались объяснить, что мы обязаны (кому!!!) в случае прихода группой «от 1 до 20» подавать письмо с просьбой о разрешении по электронному адресу музея. На вопрос о том, что такое группа из одного посетителя и что называется экскурсией (напомню, экскурсия — это посещение музея, которое мы УЖЕ оплатили), нам не дали ответа. Указанный офицер МЧС на вопрос о том, почему он пришел и что собирается делать, ответил самым оригинальным образом — он удалился. На вопрос о причинах сбора сотрудников безопасности музея, сотрудница ответила, что они собрались здесь случайно, после чего мы ответили, что мы просто уходим.

Теперь многое становится понятным. Понятно, например, как в галерее стало возможным нападение на памятник общемирового значения. Еще бы! Ведь сотрудники безопасности следят, чтобы группы из 1 и более человек не общались между собой и друг с другом без высшего на то позволения.

Имеем честь довести до сведения музейного руководства, что, вопреки ЛЮБЫМ попыткам поставить препоны для посещения музея и общения с наследием прошлого, мы и впредь будем приходить, в том числе и в Третьяковку, группами «от 1 до 20» тогда, когда сочтем это удобным для себя, разумеется, с учетом расписания работы музея, и впредь будем обсуждать увиденное, КОГДА и КАК сочтем это для себя удобным, разумеется, не мешая при этом другим посетителям музея.

Читайте ранее в этом сюжете: Прокурор сообщила сумму ущерба, причиненного картине Репина

Читайте развитие сюжета: Мэр Москвы поддержал идею создания музейного комплекса в Замоскворечье