«Учебник» как жанр — школьный и вузовский оказался довольно хрупким… Вероятно, перекрещиваются академические, политические и прочие конфликты интересов. Вроде бы как бы «учебник» должен транслировать «опыт старших и умных» в сторону «юных и неопытных». Но оказывается, что в этом «производстве людей» за партами — во времена смуты — уже не очень понятно, что должно сходить с конвейера. Образовательный ландшафт России всё больше сменяется в сторону «колониального» образования. Не так давно стали даже появляться группы граждан, которые ратуют за переиздание «хороших советских» учебников полувековой давности, поскольку они лучше учат (с их точки зрения), чем те, что издают сейчас. Скоро придётся переиздавать учебники средних веков и античности, в мечте о золотом веке и былом величии… Да, были учебники в их время… Страшно сказать, были времена, когда сочинения по литературе казались важнее тестов.

Книги
Книги
Старые учебники
Старые учебники

Впрочем, не всё так плохо. Это учёные точных наук умерли или уехали туда, где больше платят. Зато гуманитаристика цветёт буйным цветом на околоакадемических клумбах. Пусть сорняками, но зато расцветают все цветы. Популярные лекции проводятся в каждой районной библиотеке. Все борются за внимание всех. Даже литературоведы. Кажется, что то, что было на западе «актуальным» чуть ли не те же полвека назад выдаётся нынче за новое слово в отечественной «постмодернистской мысли». Что же это? Снятие «бинарных оппозиций» (уже нет однозначного хорошего и плохого, любая ценность относительна и всего лишь демонстрирует расположения властных сил в «дискурсе», нет «низкого» и «высокого», кругом всё переплетается в «двойной кодировке», мат и духовная поэзия, порнография и философия, детектив и учёный трактат, жёлтая пресса и лирическая поэзия), «тотальный диктат иронии», «любовь к массовой культуре как высший академический шик» (вспомним непревзойдённого Эко с его «Таинственным пламенем принцессы Лоаны», например, где роман целиком основан на размышлениях о массовой культуре). Да и само «понятие» учебника проблематизируется. Как можно учить, если нет иерархии? Учить чему? Всё одинаково возможно. Скорее пишутся «путеводители по бездорожью», «компаньоны для езды в незнаемое»… Одна из таких книжек для гуманитарных детей и юношества перед вами. Прекрасное пособие по массовой литературе. С вкраплениями вполне немассовой. Здесь можно узнать про фабулы и структуры, функции и роли разных персонажей, про взаимовлияния и так далее…

Учебники
Учебники

Зачем нужны учебники? Хотя бы для того, чтобы с ними спорить. С другой стороны при желании можно найти неограниченное количество источников на разных языках в интернете… Уж всяко лучше, чем ваш провинциальный профессор написал. Кажется, что лучший учебник мы должны писать себе сами. Мы сами становимся своими учебниками. И всё-таки перед нами книжка то ли выросшая из монографии, то ли написанная с жаждой внести в народ знания о том, как «правильно» любить массовую культуру. Это интересная позиция. В чём-то самоподрывающая себя. Поскольку книги такого рода всегда пишутся сверху, с точки зрения «научного», «просвещённого», «умного». Ну подумайте сами, мол, кто будет читать монографию о детективах водительницы трамвая, которая сама же их читает. Причём прямо за рулём… Нет, это должен быть «дискурс посвящённых». Жрецов кафедр и научных советов. Как бы снисходящих, объясняющих, что в каждом бестселлере есть здравое и прекрасное зерно, ибо иначе он не возглавил бы список хит-парада. Кстати говоря, примерно с такой позиции пишут очень многие современные критики и культурные обозреватели. Это как бы упражнения в снисхождении. Для большинства лицемерные, поскольку, как оказывается, за пределами «эфира» снобизм никуда не исчезает, он просто приобретает скрытую форму. Позволим себе термин — «хорошо замаскированный снобизм». Для меньшинства (искренне любящих Маринину, Донцову, Роулинг, Брауна, Чхартишвили — далее по списку) — это просто исповедь любви к кумирам. Возможно, не каждый из читателей знает, что уже десятилетия назад на западе интеллектуалы не брезговали публиковаться в «Плейбое». Теперь знаете. Будем надеяться, что на страницах газеты «Жизнь» тоже найдётся место для подобных книжек. Позволим себе процитировать с первой страницы:

«Надо ли стремиться отучить и отлучить читателя от поглощения долгоиграющих детективных серий и одноразовых любовных романов? И надо ли говорить о массовой литературе в таком ироническом тоне, тем самым ставя на ней клеймо второсортности: это, мол, осетрина второй свежести, место которой в мусорных баках?Если постараться избавиться от привычки мыслить иерархически и начать воспринимать культуру как сложную сеть взаимоотношений, не станет ли тогда очевидным…»

Оборвём цитату здесь. Всё уже стало очевидным. Конечно, не надо. Автор не умер, вот перед нами целых две живых авторши. Можно читать классиков в кратких переложениях или смотреть в кино и в комиксах. Можно защищать диссертации по рэпу и туалетным граффити. Не будем и мы мыслить иерархически. И такая книжка имеет место быть. И в ней можно найти что-то интересное. Особенно она может быть полезна и интересна молодым читателям, которые с удивлением могут узнать, что нет ничего плохого в том, чтобы любить комиксы и реалити-шоу (хотя их создатели книжки не рассматривали — а могло бы быть интересно). Всё смешалось в коме массовой культуры. Куда этот ком катится или как из этой комы выйти — не очень понятно. На ваш вкус.

Читайте ранее в этом сюжете: Безумный гибрид романа и комикса: сеанс паллиативной психотерапии

Читайте развитие сюжета: Только 12 недель до гениальности