Посетители Эрмитажа, пришедшие в музей 25 октября, увидели знаменитую во всем мире культурную сокровищницу в совершенно новом обличье. Скульптуры античных богов и героев в Иорданской галерее и на Иорданской лестнице оказались в окружении реалий совсем другой эпохи, впрочем, вполне сравнимой по масштабности с Античностью или Возрождением. В Эрмитаже стартовал проект «Штурм Зимнего» — несколько экспозиций объединенных одной темой — революционными событиями 1917 года. Центром проекта является выставка «Зимний дворец и Эрмитаж. 1917. История создавалась здесь».

Печать и революция
Печать и революция
Марина Александрова © ИА REGNUM
«Зимний дворец и Эрмитаж. 1917. История создавалась здесь»
«Зимний дворец и Эрмитаж. 1917. История создавалась здесь»
Марина Александрова © ИА REGNUM

На пресс-конференции в помещении Эрмитажного театра генеральный директор Государственного Эрмитажа Михаил Пиотровский и заместитель генерального директора по научной работе Георгий Вилинбахов рассказали журналистам о том, что для сотрудников музея означает столетие Октября. По мнению Пиотровского, столетний юбилей революции — это завершение определенного исторического цикла. В ознаменование этого завершения 26 октября произойдет некий символический акт — впервые с 1917 года будут заведены часы в Малой столовой Зимнего дворца, где произошло низложение Временного правительства.

Руководители музея рассказали о деталях тех исторических событий. Например, о том, что бесценным коллекциям при взятии дворца не был нанесен ущерб, да и обстановка Зимнего дворца пострадала не так сильно, как некоторые это себе представляют. Было рассказано и о послереволюционной судьбе этих коллекций, и о том, как Государственный Эрмитаж в конце концов получил в свое распоряжение все помещения Зимнего дворца.

«Зимний дворец и Эрмитаж. 1917. История создавалась здесь»
«Зимний дворец и Эрмитаж. 1917. История создавалась здесь»
Марина Александрова © ИА REGNUM

Отвечая на вопрос представительницы зарубежного информационного агентства о том, содержится ли в тематических экспозициях какая-то оценка революции, Михаил Пиотровский сказал, что оценку — каждый свою — должны выработать посетители, ознакомившись с представленными на выставках экспонатами.

Да, декларация объективности и беспристрастности по отношению к событиям 1917 года — общее место для большинства культурных мероприятий, приуроченных к юбилею. Однако на поверку это чаще всего оказывается лишь видимостью. Истинное отношение проскальзывает в мелочах. Например, в явном облегчении, с каким директор Эрмитажа рассуждал о «завершении исторического цикла». Довольно странным представляется сам ритуал с часами — а это, без сомнения, своеобразный ритуал. Очень не похоже на то, что он направлен на сохранение исторической преемственности, скорее это выглядит как избавление от раздражающей памятки. Как попытка спрямить некую боковую петлю на «магистральном пути истории» — такой образ часто проскальзывал в речах ярых противников революции начиная с конца 80-х.

«Зимний дворец и Эрмитаж. 1917. История создавалась здесь»
«Зимний дворец и Эрмитаж. 1917. История создавалась здесь»
Марина Александрова © ИА REGNUM

Опять же, можно было — дважды — упомянуть о разграблении винных погребов — а можно было и не упоминать. Улыбнуться снисходительно над бедным народом с улицы, для которого было простительно пообдирать обивку с мебели и прихватить кое-какую посуду из дворца для своего хозяйства — а можно было бы и найти какой-то другой тон. Например, рассказать о том, как новая власть достаточно быстро пресекла неизбежные при любых потрясениях проявления мародерства. А также уточнить, на что, собственно, шли средства от продажи некоторых произведений искусства — это ведь вовсе не было какой-то блажью и расточительством от неумения ценить культурные сокровища, а трагически вынужденная мера. Некоторое злорадство сквозило в рассказе директора о том, как Эрмитаж выдавливал из Зимнего дворца всяческие революционные учреждения и революционные музеи (последним таким элементом до последнего времени оставались те самые часы). Вообще сложилось впечатление, что для директора Эрмитажа революция — это некое стихийное бедствие, ураган, в котором музей умудрился выстоять без больших потерь — и слава Богу. Причем, честь тут принадлежит исключительно самоотверженным сотрудникам музея, встававшим грудью на защиту коллекций, новая же власть была если не врагом культуры, то и не помощником в ее сохранении. Такой странный взгляд на вещи просматривается и в официальном пресс-релизе.

Ощущение пробивающихся сквозь суровый асфальт жестокого времени цветов культуры или шатающейся под революционным ураганом башни из слоновой кости возникает и от интереснейшей выставки «Печать и революция». Разумеется, логично, что библиотека художественного музея представила в основном книги и журналы, имеющие отношение к искусству, литературе, театру. Но немного странно, что злободневная пресса тех времен в основном представлена дооктябрьскими сатирическими изданиями и несколькими — весьма качественными и не примелькавшимися, впрочем, — плакатами.

Рабочий
Рабочий
Марина Александрова © ИА REGNUM

Некоторая тенденциозность заметна и в оформлении экспозиций. Если огромные панели с фотографиями тех лет производят большое впечатление и создают эффект присутствия, то обилие кумачовых лозунгов уже попахивает банальностью, хотя столкновение лозунгов, принадлежавших разным течениям в революции — удачный ход. Замахивающаяся молотом гигантская фигура рабочего на Иорданской лестнице несколько пугает. Его молот разбивает цепи, однако создается впечатление, что он желает заодно сокрушить хрупкое и прекрасное убранство лестницы, а может, и поднимающихся по ней людей.

Слишком много внимания в экспозиции «История создавалась здесь» уделено последнему российскому монарху и членов его семьи, их участию в благотворительности во время войны. Ряды белоснежных коек воинского лазарета, оборудованного в Зимнем дворце, сияющие с гигантской фотографии над дверями зала, поражают воображение, но не уместнее ли была бы фотография уже действующего лазарета, с ранеными солдатами на койках? Но тогда бы не было этой «райской» белизны, перекликающейся с белизной одежд высокородных сестер милосердия…

«Зимний дворец и Эрмитаж. 1917. История создавалась здесь»
«Зимний дворец и Эрмитаж. 1917. История создавалась здесь»
Марина Александрова © ИА REGNUM

Впрочем, несмотря на все возникающие вопросы, открывшаяся выставка, несомненно, заслуживает внимания, ее масштаб полностью соответствует как грандиозности отображенной эпохи, так и репутации одного из лучших музеев мира. Что же касается истории, особенно ее сложнейших периодов, то ее все же лучше изучать не по юбилейным выставкам, особенно таким, которые больше напоминают не научный труд, а яркое художественное высказывание. Как любое художественное высказывание, несущее отпечаток личности, взглядов и предрассудков своих авторов.

Печать и революция
Печать и революция
Марина Александрова © ИА REGNUM

Читайте ранее в этом сюжете: Путин и революция: «Есть позитивные последствия»

Читайте развитие сюжета: Направо, налево, вверх или вниз: в поисках утраченного грядущего