В рамках сотрудничества с фестивалем рисованных историй «КомМиссия» ИА REGNUM публикует комикс участника фестиваля Андрея Drew Ткаленко «Последнее приключение Алисы». Корреспондент агентства узнал подробнее о рисованной истории, об особенностях работы в соавторстве и других аспектах творческой жизни художника.

Иллюстрация Андрея Ткаленко
Иллюстрация Андрея Ткаленко
© Drew Tkalenko

: Каким был Ваш первый серьезный комикс?

Мой первый комикс, к которому я отнесся чрезвычайно серьезно и за который получил деньги, я нарисовал, будучи студентом, на втором или третьем курсе университета в начале девяностых. Это были какие-то приключения во времена Древней Греции. Я ходил в библиотеку, изучал архитектуру того времени, оружие, обмундирование, устройство кораблей. В общем, серьезно подошел к вопросу, ибо мне хотелось, чтобы все выглядело убедительно. Так что да, все так и вышло, предполагаемый издатель был в восторге. Правда, комикс так и не напечатали, и он сгинул в пучине времени. Story of my life.

: Как Вам пришла идея комикса «Последнее приключение Алисы»?

В Центре комиксов и визуальной культуры РГБМ в 2014 году проходил тематический вечер, посвященный произведению Льюиса Кэрролла. Организаторы предложили мне поучаствовать. Меня проект заинтересовал, хотя я долго потом ломал голову над сюжетом. Мне не хотелось идти традиционной дорогой и обыгрывать всех этих Гусениц и Шляпников. И наконец, засыпая, я подумал: «А что, если Алиса состарилась? И как состарившаяся Алиса будет соотноситься со сказочной Страной Чудес, которая ассоциируется с детством?»

: Есть ли у Вас другие фанфики?

Нет, я вообще не фанат фанфиков. Есть в этом какая-то беспомощность в придумывании собственных идей.

: Если бы у Вас была возможность показать читателю только один свой комикс, какой бы Вы выбрали и почему?

А вот этот бы и показал. Это самый последний из сделанных мной комиксов и, на мой взгляд, одна из моих удач.

: У Вас есть несколько комиксов совместного авторства со сценаристом Еленой Воронович. Можете ли Вы выделить особенности работы над комиксом в соавторстве?

Соавтор, если он не деспот и не тиран, — во многом редактор и носитель свежего взгляда. Это облегчает работу. Часто это генератор новых идей, которые, в силу погруженности в материал, тебя посетить не могут. Мне приходят в голову некие визуальные образы, а соавтор органично встраивает их в течение сюжета. Иногда сложно понять, где начинается голова и кончается хвост.

Иллюстрация Андрея Ткаленко
Иллюстрация Андрея Ткаленко
© Drew Tkalenko

: Какие инструменты/материалы Вы предпочитаете использовать в работе над рисованными историями?

Я знаю, что художники старшего поколения не очень любят компьютеры и рисуют в основном «по олдскулу», на бумаге. Молодежь наоборот большей частью рисует исключительно на планшетах. Я где-то посередине, отношусь к тому самому «потерянному поколению» — я рисую на бумаге, а потом довожу до ума на компьютере.

: Насколько я понимаю, Ваша основная специальность — архитектура. Как часто Вы находите время для комиксов и не хотели бы Вы сделать их своей основной деятельностью?

Формально — да, диплом у меня архитектора, но архитектурой я в жизни никогда не занимался, и более того, знал, что не буду ею заниматься, еще учась в университете. Я — художник на фрилансе, и, как у любого свободного художника, в моей творческой жизни были всякие периоды, в том числе и периоды, когда комиксы были основной деятельностью. Теперь же комиксы меня не очень интересуют, уж точно не как увлечение. Если будет какое-то жизнеспособное деловое предложение, я его серьезно обдумаю.

Читайте ранее в этом сюжете: Комикс как энциклопедия современной русской жизни

Читайте развитие сюжета: Тело как объект культуры: ментальный комикс о телесном