«Я живу в России»: страну должны объединять люди, а не лозунги

Интервью с автором проекта «Я живу в России» Ашотом Джазояном

Редакция ИА REGNUM, 20 сентября 2017, 15:00 — REGNUM  

ИА REGNUM совместно с журналистом и режиссером Ашотом Джазояном запускает проект «Я живу в России». Каждый день агентство будет публиковать видеоролики Ашота Джазояна, представляющие собой цикл минутных историй об обычных людях, составляющих основу страны. Учителя, строители метро, медики и представители других профессий стали главными героями мини-фильмов режиссера. Корреспондент агентства узнал подробности проекта.

Как появилась идея создания проекта?

Идея создания таких фильмов появилась давно. На полосах наших газет, в эфире наших каналов не хватает простого человека, который каждодневно выполняет рутинную работу, но делает это с душой. Эти обычные люди нужны и важны, на них держится вся Россия. Они изумительно красивы, потому что умеют создавать и созидать жизнь. Это и метростроевцы, и рабочие, и учителя, и скульпторы, и врачи. Их объединяет то, что они все любят свою работу — будь то учительница Луцинской средней школы Пелагея Шмакова, преподавательский стаж которой составляет уже более 50 лет, или директор Государственного Эрмитажа Михаил Пиотровский. В одну минуту мы стараемся внести всё самое важное, что касается нашего героя и его труда. Важно, чтобы наше новое поколение журналистов вернуло в социальные медиа простых людей, чей труд мы либо не ценим, либо просто не задумываемся о нем. Проект «Я живу в России» позволит людям, которые живут, работают и учатся в России, почувствовать, что медиапространство принадлежит им.

Нам нужны истории про таких людей. У Пастернака есть фраза: «Привлечь внимание пространства к себе». Я хочу привлечь внимание пространства к ним. Мы напомним новому поколению журналистов, что за быстротечным развитием технологий забыта главная цель нашей профессии. Она не только в том, чтобы продвигать свой личный блог или вести прямую трансляцию с места событий, делясь с миром своими рассуждениями. Технологии — лишь средства, используя которые, можно вернуться к тому, что действительно ценно. Вернуться к человеку. Сегодня он часто остается вне поля зрения наших телефонов. Мы хотим соединить новые технологии с этой целью журналистики и подчеркнуть, что, несмотря на одиннадцать часовых поясов, граждан нашей страны все-таки объединяет идентичность. Пусть строитель из Владивостока увидит своего коллегу из Калининграда, почувствует их общность.

Мы приглашаем к участию в конкурсе российских и иностранных профессиональных и гражданских журналистов, живущих в России. Работы должны нести в себе сопереживание и соответствовать единой теме «Я живу в России». Выйдите на улицу своего города и подумайте, о каком человеке вы хотели бы рассказать всей стране. Возможно, вы встречаетесь с ним каждый день: он продает вам буханку хлеба или ставит постановки в детском саду. Расскажите его историю так, чтобы мы увидели его труд и его любовь к своему делу. Материалы могут соответствовать разным жанрам журналистики: тележурналистика (видеоролики, телевизионные сюжеты и документальные фильмы длительностью до 3 мин), фотожурналистика (фото-истории), интернет-журналистика (лонгриды). Работы или вопросы можно присылать на почту: lifeinrussia.project@gmail.com. Все отобранные работы будут опубликованы на портале mediacongress.ru. Участники с лучшими работами будут приглашены за счет Оргкомитета на Международный медиа-форум молодых журналистов «Диалог культур».

ИА REGNUM присоединяется к предложению режиссера Ашота Джазояна.

А будете ли Вы продолжать снимать подобные сюжеты?

Конечно, это часть моей жизни. Я уже сделал сюжеты про Армению — «Армянские эскизы», про Испанию — «Страна у моря». Я захотел понять, что представляют собой люди Каталонии. Эти сюжеты уже показывали по испанскому телевидению. Это очень интересно, и я буду продолжать работать над проектом.

Сколько времени у Вас уходит на создание одного сюжета?

Около одного дня. Мы не делаем постановочные видео: снимаем то, как человек живет, чем он занимается, как трудится. Мы никогда не мешаем ему, а просто начинаем следить. Есть такое выражение: «Красота в глазах смотрящего». Если ты красиво смотришь, то у тебя может получиться.

Также важно, чтобы была внутренняя драматургия, то есть чтобы было начало сюжета, развитие и завершение. Это не должно быть просто повествование о том, чем занимается человек, ведь зрителю должно быть интересно смотреть. Здесь должна быть журналистская сноровка, режиссерский подход. Драматургия, заложенная в каждом отдельном документальном сюжете, позволяет в едином целом показать различные ракурсы, незаметные на первый взгляд для обычного гражданина. Каждая короткометражная зарисовка, таким образом, приобретает самостоятельную художественную ценность. Такая модель раскрытия темы, в которой каждая минута общего сюжета представляет собой матрицу, может быть самостоятельно использована в Интернете, на телевидении, в кино и мобильном приложении.

Важное место также занимает монтаж и музыка. Причем музыка должна сразу давать понимание того, что это Россия. Например, в алтайском сюжете о директоре музея им. Василия Шукшина мы взяли музыку из «Калины красной», но в другой обработке.

Самое главное — чувствовать этих людей. Десятки и сотни людей, которые мне повстречались — это люди, которые должны быть основой наших социальных медиа. Когда мы будем смотреть на то, чем они занимаются, мы задумаемся над тем, чем занимаемся мы и нужно ли это. Нам захочется стать такими, как они — просто жить своей жизнью и любить свое дело, не стараясь намеренно отличиться от других, просто чтобы попасть на экран. Мы должны сделать так, чтобы люди из одиннадцати часовых поясов начали разговаривать друг с другом и сами с собой.

Как вы находите героев для сюжетов?

В Алтае мне помог Рерих и Шукшин. А вообще, поскольку я секретарь Союза журналистов России и очень много езжу по стране, я общаюсь с большим кругом журналистов почти во всех регионах. А журналисты практически всё обо всех знают. Они рассказывают о каких-то интересных людях, и мы с ними встречаемся. Не обо всех решаемся создать сюжет. Но когда мы чувствуем, что это интересно и из этого может что-то получиться, мы начинаем работать.

Для меня как автора очень важно прочувствовать героя, он должен стать для меня родным. К сожалению, не всегда получается куда-то ездить снимать, потому что в любом случае нужны какие-то средства.

А как происходит финансирование проекта?

По-разному. Например, в Алтай мы ездили на форум, дорогу оплачивал Союз журналистов. А когда снимали сюжеты, нам нужно было много ездить по краю, и поддержало правительство Алтайского края. Но такое бывает не всегда. Часто я выезжаю в командировку как секретарь Союза журналистов, и тогда мы выделяем два-три дня на съемки. Когда мы снимали в Эрмитаже, нас поддержало Министерство культуры России.

Значит, команда, которая работает над проектом, постоянно меняется?

Есть постоянная часть команды — это я и два человека, которые занимаются монтажом. Музыкой занимаются разные люди. Операторы тоже меняются: из России, Белоруссии, Армении…

Когда проект был еще на стадии планирования, у Вас изначально была идея создавать сюжеты длительностью в одну минуту, или Вы пришли к этому со временем?

Я делал раньше большие документальные фильмы, маленький формат пришел со временем. Современное медиапространство, особенно социальные медиа и Интернет, любит, когда всё коротко.

Я могу сравнить этот жанр с нейрохирургией, потому что в нём очень трудно работать. Сюжет нужно сделать так, чтобы он оставался человеческим, не был рекламой и пафосом и одновременно был естественным. Если нарушишь одно из табу, сюжет не будет интересным.

Есть сюжет, который запомнился Вам больше всего в ходе работы?

Труднее всего было снимать директора Эрмитажа Михаила Пиотровского. Он не любит, когда его снимают, а мы еще и снимаем необычно. Он не понимал, почему мы не берем у него интервью. Очень сложный и занятой человек, поэтому нам трудно было его снимать. К тому же сложностей добавило то, что в Эрмитаже много ограничений для съемок. Но нам всё же удалось показать, что это за хранитель мировой культуры.

Еще мы снимали зимнюю рыбалку. И хочу сказать, что это не для обычного человека. Снимать на протяжении долгих часов, как ловят рыбу из-подо льда — это тяжело.

Съемки строительства метро — тоже непросто. Когда я спустился туда и увидел, как люди все это создают, появилось сразу другое ощущение к метрополитену в целом. У нас все камеры запотевали, но мы же не могли просить этих людей второй раз пройти через забой. Мы показали, что это серьезные, суровые и редко улыбающиеся люди. Да и трудно представить, что на глубине 2,5 км человек будет тебе улыбаться.

Также мы снимали строителей Москвы, которые занимаются этим по 2030 лет. Когда вникаешь в их труд, начинаешь любить этих людей, они становятся частью твоей жизни. И жалко, что иногда мы их не видим.

Поэтому я решил, что пора их вернуть в социальные медиа. И если мы привлечем внимание журналистов к этим людям, наверное, выполним очень важную миссию. Может, тогда и власть о них подумает. Возможно, это будет новая форма объединения, ведь страну должны объединять люди, а не лозунги.

Читайте развитие сюжета: Алтайский край. «Я живу в России»

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail