В Бальном зале Московского музея современного искусства в рамках VIII Славянского форума изобразительных искусств «Золотой Витязь» и выставки архангельского художника Сергея Сюхина «Врата памяти» 4 сентября 2017 года состоялся литературно-музыкальный вечер «Сказки Севера», на котором прозвучали сказы поморских писателей Степана Писахова и Бориса Шергина в исполнении музыканта-мультиинструменталиста Сергея Старостина и актрисы Татьяны Бондаренко.

Сергей Старостин и Татьяна Бондаренко
Сергей Старостин и Татьяна Бондаренко
Людмила Лис © ИА REGNUM
Сергей Старостин и Татьяна Бондаренко
Сергей Старостин и Татьяна Бондаренко
Людмила Лис © ИА REGNUM

Степан Григорьевич Писахов — русский художник, писатель и этнограф, сказочник и преподаватель живописи — родился в 1879 году в Архангельске. Предки Степана Григорьевича происходили из Пенежского района. Его дед по материнской линии Леонтий имел редкую по тем временам профессию сказочника. Дед Леонтий был большой выдумщик, сочинял сказки на ходу, что ни скажет, то к месту. Но сказки за ним записывать никому и в голову не приходило, зато деда брали с собой на промысел не только как охотника, но и как сказочника, за что давали ему двойной паек, и по вечерам в промысловой избушке он развлекал поморских охотников при свете коптилки в плошке со звериным салом до тех пор, пока те не уснут. Рассказывает сказку и спросит, бывало: «Други-товарищи, спите ли?» Кто-нибудь сонным голосом отзовется: «Нет, еще не спим, сказывай». Сказочник продолжает сказку плести, а сказки-то хотя и для взрослых, но и детям понятные. Без ограничения возраста. В конце концов, когда охотники переставали откликаться, и сказочник тоже засыпал.

Сам Степан Григорьевич Писахов никогда не был исследователем и собирателем фольклора, не ездил по деревням в поисках необычных словечек да историй, он сам — плоть от плоти поморской земли, продолжатель традиций своего рода, самородок Архангелогородчины.

«Я не застал деда Леонтия и не слыхал его сказок. С детства я был среди богатого северного словотворчества. В работе над сказками память восстанавливает отдельные фразы, поговорки, слова. Спрашивали меня, откуда беру темы для сказок? Ответ прост: ведь рифмы запросто со мной живут, две придут сами, третью приведут», — говорил сам Писахов.

Степан Григорьевич Писахов
Степан Григорьевич Писахов

Первая его сказка «Не любо — не слушай. Морожены песни» была напечатана в сборнике «На Северной Двине» в 1924 году. Уж больно вкусно описывал он Архангельский суровый край:

«А на том берегу всяка благодать: всяческо благорастворение. Морошка растет большушшими кустами, крупна, ягоды по фунту и боле, и всяка друга ягода. Семга да треска сами ловятся, сами потрошатся, сами солятся, сами в бочки ложатся. Рыбаки только бочки порозны к берегу подкатывают да днишша заколачивают. А котора рыба побойче — выторопится да в пирог завернется. Семга да палтасина ловче всех рыб в пирог заворачиваются. Хозяйки только маслом смазывают да в печку подсаживают. Белы медведи молоком торгуют (приучены). Белы медвежата семечками да папиросами промышляют. Пингвины у нас хоша не водятся, но приежжают на заработки — с шарманкой ходят да с бубном…»

Борис Шергин (правильное ударение в его фамилии — на первом слоге) родился в Архангельске на 14 лет позже Писахова, в 1893 году. Его мать происходила из старообрядческой семьи, а отец был потомственным мореплавателем.

«Мы — Белого моря, Зимнего берега народ. Коренные зверобои-промышленники, тюленью породу бьем. В тридцатом году от государства предложили промышлять коллективами. Представят-де и ледокольной пароход. Условия народу были подходящи. Зашли кто в артель, кто на ледокол…» — писал Борис Шергин в своих воспоминаниях.

Сказки он стал собирать еще со школьных лет. После окончания гимназии уехал в Москву. В 1917 году окончил Строгановское центральное художественно-промышленное училище, где получил специальность графика и иконописца. Во время учебы его отправили в Шенкурский уезд Архангельской губернии для исследования местных говоров и записи фольклора. Так что, в отличие от Писахова, Шергин был собирателем и исследователем народного творчества. Судьба обошлась с ним сурово, послав ему тяжелые испытания.

В 1919 году, когда Русский Север был оккупирован американцами, Шергин, мобилизованный на принудительные работы, попал под вагонетку и потерял правую ногу и пальцы левой ноги. Из-за этого он решил не обременять обрученную ему невесту и, вернув ей данное ему слово, уехал на постоянное жительство в Москву, где жил в постоянной нужде, зарабатывая на хлеб, будучи сотрудником Института детского чтения.

Шергин Борис Викторович
Шергин Борис Викторович

Его тройное дарование — сказочника, хорошего рассказчика и художника — позволило Шергину создавать удивительной красоты книги. Постепенно он вошел в литературную жизнь столицы. Выходят сборники «Архангельские новеллы» (1936), «У песенных рек» (1939). Но литературное счастье не продлилось долго. Автора обвиняли в любви к старому поморскому быту, в консерватизме, в отсутствии связей с современностью. Естественно, после этого перед ним закрылись двери всех издательств. Теряющему зрение Шергину по-прежнему приходилось ютиться в подвале. Он не мог ни писать, ни читать, ни рисовать. За десятилетний период — с 1957 года по 1967 год — свет увидели только три сборника писателя «Поморские были и сказания», «Океан море русское» и «Запечатленная слава». В 1973 году Борис Шергин умер в Москве.

После смерти писателя по его произведениям были созданы мультфильмы «Волшебное кольцо» и «Мартынко», которые стали любимыми не только у детей, но и у взрослых. Помните?

«Сказывать скоро, а идти долго. Вот и город Париж. Ванькин дом искать не долго. Стоит середи города и мост хрустальной, как колечко. Собака у ворот спреталась, а кошка зацарапалась в спальну. Ведь устройство знакомо. Ванькина молодуха со своим прихохотьем на кровати лежит и волшебно кольцо в губах держит».

Конечно, помните, как деревенский Ванька на царской дочке с помощью волшебного кольца женился, да та его обманула.

Именно эту сказку и рассказала на вечере в Музее современного искусства актриса Татьяна Бондаренко, а на гуслях ей подыгрывал Сергей Старостин, разбавляя сказку народными распевами Архангелогородчины. Зрителей в зале было очень много, особенно молодежи. Оказалось, что это в основном студенты Академии МЧС. Стульев всем не хватило, многим стоять пришлось. А одна дама даже с клубком ниток и спицами пришла и весь вечер вязала. А что еще делать, слушая сказки?

«Это какой-то уникальный вечер. Мне таких сказок даже бабушка в детстве не рассказывала. Мне очень понравилось. И говор такой необычный», — сказал по окончании мероприятия студент Иван Лукьянов.

«Очень интересное музыкальное исполнение Старостина. Эти старинные инструменты нам очень понравились. Гусли, дудочка и еще какие-то необычные инструменты. Его исполнение, его голос очень соответствовали северной культуре, культуре народной, промысловой и пастушьей. Это не культура дворян и разночинцев, а подлинно народная, — сказала Елена Мельникова — посетительница выставки архангельского художника Сергея Сюхина. — Я попала на вечер сказки случайно. Пошла на акварельные работы Сюхина полюбоваться, а тут еще и вечер сказок. Очень жаль, что у таких интересных и необычных концертов так мало рекламы. Да и вообще они бывают очень редко. Каким образом наши дети будут приобщаться к творчеству северных народов, как научатся чувствовать свои корни?»

Читайте ранее в этом сюжете: Художник Сергей Сюхин – «Золотой Витязь» Архангелогородчины. Фоторепортаж