20 апреля в министерстве культуры состоялось расширенное заседание Общественного совета. На повестке дня стоял вопрос о деятельности Федерального фонда социальной и экономической поддержки отечественной кинематографии (Фонда кино).

Министерство культуры РФ
Министерство культуры РФ
© Михаил Макаров
Заседание Общественного совета при Минкульте РФ 20 апреля 2017 года
Заседание Общественного совета при Минкульте РФ 20 апреля 2017 года
© Алексей Давыдов

Председатель Общественного совета при Минкультуры России Павел Пожигайло объявил первого докладчика Антона Владимировича Малышева — исполнительного директора Фонда кино, который рассказал, что Фонд кино был создан правительством РФ еще в далеком 1995 году, но «в 2010-м работа фонда и его задачи были серьезно уточнены, и теперь основными целями фонда является развитие отечественного кинопроизводства, повышение конкурентоспособности нашего кино и обеспечение условий для создания качественных фильмов».

По словам Малышева, оперативными задачами, стоящими на сегодняшний день перед Фондом, являются рост доли российского кино в национальном прокате и привлечение представителей киноиндустрии к экспертизе фильмов, создание в целом прозрачной системы распределения средств поддержки. С целью решения поставленных задач Фондом кино создана система приоритетной поддержки кинокомпаний — лидеров отечественной кинематографии, которые в состоянии производить фильмы-события. Решение о выделении средств принимается в Фонде кино попечительским советом, который возглавляет В. И. Толстой. В его состав входят представители Администрации президента, правительства РФ, министерства культуры, многих других министерств и ведомств, ведущие кинематографисты. Попечительский совет принимает решения о выделении средств на основе работы экспертной и сценарной групп. В сценарной группе работают редакторы, сценаристы, журналисты. А экспертный совет нацелен на определение кассового потенциала предлагаемого проекта. В этой группе работают продюсеры, маркетологи, представители каналов, аналитики и критики. Чиновники в состав экспертного совета не входят. 20% заявок по результатам конкурсных процедур получают государственную поддержку.

А. Малышев на заседании Общественного совета при Минкульте РФ 20 апреля 2017 года
А. Малышев на заседании Общественного совета при Минкульте РФ 20 апреля 2017 года
© Михаил Макаров

«В 2013 году стартовала программа реинвестирования капитала в отрасли В том году было реинвестировано 202 млн руб. В прошлом году за счет оборотных средств мы дополнительно профинансировали наших кинематографистов на 1 млрд 400 млн рублей. Это рекордная сумма. Параллельно фонд занимается продвижением российских фильмов в кинотеатрах нашей страны. Создано 27 рекламных роликов наших фильмов, и спасибо кинотеатрам, что они охотно их берут», — сказал Малышев.

По данным ФК, прошлогодние кассовые сборы российского кино возросли на 76%, или почти на 4 млрд руб. Количество зрителей нашего кино в кинотеатрах страны увеличилось на 27%, обогнав в 2,5 раза темпы прироста показателей иностранных фильмов. Доля российского кино в прокате возросла до 18,4%. В 2010 году этот показатель составлял 16,5%. За три месяца этого года при походе в кино русские фильмы выбрали около 20 млн человек.

«С 2014 года ФК является оператором ЕАИС — Единой федеральной автоматизированной системы сведений о показах фильмов в кинозалах. За это время удалось подключить к системе все коммерческие кинотеатры страны. Недавно мы запустили мобильное приложение. Теперь каждый пользователь смартфона может в режиме онлайн следить за очередной российской картиной».

С целью расширения географии кинопоказов в конце 2015 года запущен процесс модернизации кинотеатров в малых городах. В рамках конкурсных процедур ФК, по словам Малышева, поддержал 437 кинозалов в 70 субъектах Российской Федерации. На сегодняшний день открылась почти половина залов. В рамках этой программы кино посетили уже 2,5 млн зрителей. В этих малых городах люди не ходили в кино уже по 10−15 лет, потому что из-за отсутствия модернизации цифровое кино туда так и не дошло. Сумма гранта на модернизацию одного зала составляет до 5 млн рублей. Этой суммы вполне хватает, чтобы технически перевооружить, прежде всего, кинозалы бывших домов культуры. Деятельность фонда ведется под неусыпным контролем проверяющих органов: за последние два года ФК проверяли Счетная палата, Генеральная прокуратура РФ, ежегодно приходят проверяющие из министерства культуры, фонд кино проходит аудит. Никаких нарушений до сих пор не обнаружено.

В. Аристархов, П. Пожигайло, В. Толстой на заседании Общественного совета при Минкульте РФ 20 апреля 2017
В. Аристархов, П. Пожигайло, В. Толстой на заседании Общественного совета при Минкульте РФ 20 апреля 2017
© Алексей Давыдов

После выступления Малышева слово взял Павел Пожигайло. Он отметил, что не все на самом деле так радостно, как это представил присутствующим исполнительный директор ФК. Состояние российского кинематографа вызывает серьезную озабоченность. «Мы можем наснимать еще больше фильмов, но вопрос, зачем мы это делаем, — недавно сказал Никита Михалков на Петербургском форуме. — Мы можем надеть очки 3D, но для чего? — продолжил Пожигайло цитировать Михалкова. — Чтобы эти вампиры там бегали? Чтобы залезть поглубже в сердце к какой-нибудь бабушке?» «Мы испытываем довольно большое давление общественности. ОС при министерстве культуры является субъектом общественного контроля, мы обязаны реагировать на складывающуюся ситуацию. Фонд кино был создан в 1995-м, но в 2009 году президентом и правительством РФ были приняты основы культурной политики, где записана основная цель — формирование гармонично развитой личности, укрепление единства российского общества, воспитание граждан, сохранение культурного наследия и так далее. Второй документ был принят — Стратегия национальной безопасности, где похожие цели: стимулирование рождаемости, снижение смертности, сохранение и приумножение российских духовно-нравственных ценностей. Единственный пункт устава ФК, который стыкуется с этими целями и задачами, — это соответствие национальным интересам популяризации национальных кинофильмов, а все остальные цели — увеличивать долю российских фильмов на кинорынке, увеличение количества выпускаемых фильмов. Есть критерии эффективности, то есть возврата средств. Ежегодно Минкульт перечисляет в ФК 3 млрд рублей, из них 2 млрд рублей невозвратные и миллиард возвратный. И этот миллиард фонд второй раз по своему усмотрению распределяет», — рассказал председатель ОС.

Пожигайло привел примеры эффективности вложенных средств. Например, в фильм «Однажды» кинокомпании «РЕАЛ-ДАКОТА» государство вложило 97 млн руб., а возврат — 12 млн, в «Невидимки» — 107 млн руб вложено, и только 19 млн вернулось, в «Чистое искусство» 60 млн вложено, и 6,5 млн возврат. С его точки зрения, очень важным является момент, что фактически ФК формально выполняет свои задачи по увеличению доли российских фильмов в прокате, по увеличению количества российских фильмов, но национальные интересы в этих критериях не учитываются. Публичная ответственность за политику в сфере кинематографии ложится на плечи министерства культуры, а оно никак не может влиять на эту политику, за нее отвечает ФК. И это диссонанс, с которым надо что-то делать. То есть Минкульт, выделяя 3 млрд рублей, не имеет права вмешиваться в политику, осуществляемую ФК, но все претензии общественность предъявляет именно министерству. Либо ФК должен заявить о своей публичной ответственности за значительную часть кинопроизводства, не только за количество, но и за качество, либо министерство культуры должно влиять на выбор проектов, на которые выделяются средства. «Мои предложения, — сказал Павел Пожигайло. — Первое: привести устав ФК в соответствие с основами культурной политики государства и Стратегией национальной безопасности РФ. Второе: необходимо обеспечить прозрачность деятельности фонда, должен быть разработан механизм и форма публичной ответственности. Третье: эти документы должны быть включены в ежегодный доклад министерства культуры. Четвертое: мы считаем, что необходимо провести ревизию состава попечительского, экспертного и сценарного совета. Например, в сценарном совете находятся люди, которые никогда не работали в сфере культуры. В сценарном совете должны быть сценаристы. В экспертном совете — почти 100% продюсеров и режиссеров, которым выделяют деньги на их фильмы, в попечительском совете чиновники и опять же режиссеры. Налицо конфликт интересов. Имеет смысл создать механизмы, которые были бы объективны по отношению к принятию решений о выделении средств финансирования. Может быть, ежегодная ротация этих советов. Или какая-то ответственность. Если 90% этих людей постоянно участвуют в распределении денег, то возникает «легкое подозрение», как в этом фильме про Шпака. Я не хочу никого обвинять, но мне кажется, это важно. И последнее: председателем попечительского совета можно было бы предложить министра культуры, не называя фамилию. Именно с той точки зрения, что министр культуры имеет прямую публичную ответственность. Или в попечительском совете замминистра культуры наделить правом вето. Задача только одна — чтобы министерство культуры, которое выделяет на кино деньги налогоплательщиков, могло влиять на политику в кинематографе».

Николай Бурляев на заседании Общественного совета при Минкульте РФ 20 апреля 2017 года
Николай Бурляев на заседании Общественного совета при Минкульте РФ 20 апреля 2017 года
© Алексей Давыдов

Далее слово было предоставлено Бурляеву Николаю Петровичу — заместителю председателя ОС.

«Слушая доклад исполнительного директора ФК об успехах нашего кинематографа, я, как патриот, должен быть охвачен чувством радости. Один за другим появляются отечественные фильмы, наполненные эффектной компьютерной графикой, катастрофами, трюками, взрывами, страстями, выстрелами, обильным кровопролитием. Эти фильмы награждаются «Орлами» и «Никами», а меня не покидает ощущение, что новоявленные режиссеры и драматурги не обучались профессии. Пределом мечтаний кинематографистов стала постановка блокбастера. Это слово является сленгом английских летчиков Второй мировой войны. Они называли так бомбу особой сокрушительной силы, которая уничтожала целые кварталы. «Блок» — квартал, «баст» — разрушить. Наблюдая за отечественным кинобизнесом в течение 30 перестроечных лет, я могу констатировать невероятные технологические достижения, но вместе с тем духовную деградацию нашего кинематографа. Рыночники — авторы, продюсеры, — забыв о кинематографе как о высоком искусстве, устремились в доходный промысел. Мы легко увидим деградацию, если возьмем две чаши весов. На одну положим фильмы и имена тех, кто творил до перестройки: Эйзенштейн, Пудовкин, Ромм, Довженко, Шукшин, Шипитько, Климов, Рязанов, Тодоровский, Тарковский, Михалков, Кончаловский, Мельников, присутствующие здесь Бортко, Абдрашитов, Юрий Кара. На эту чашу можно положить еще несколько десятков замечательных художников, создававших глубокие одухотворенные картины. А что мы положим на постперестроечную чашу? Пальцев одной руки хватит, чтобы перечислить тех, кто не предает кинематограф Не мало ли это для великой кинематографической державы?» — задается вопросом Бурляев.

Истинные показатели российского кинопроката могут радовать лишь чиновников и считаные единицы людей, богатеющих кинобизнесом, отметил Николай Петрович. В обществе назрел вопрос о духовном и воспитательном качестве так называемого кинопродукта. Пришло время осознать глубочайшее воздействие экрана на жизнь нации, высокую степень доверия кино зрителей. Роль кинематографа в духовном совершенствовании нации — основополагающая. Речь идет о национальной безопасности государства. Кино может быть полезным для человека, а может быть и вредным, может просвещать, а может и развращать. Кино в конечном итоге влияет на позитивное мировоззрение людей. Кино — предмет деятельности чьего-то ума, а намерения ума могут быть разные. Либо нравственными и высокими, либо безнравственными и пошлыми. Зрители начинают воспроизводить нравственные устои ярких персонажей в качестве средства выражения своих идеалов. Никто не имеет права отнимать у кинематографистов свободу творчества, но нельзя забывать и об ответственности перед обществом, считает Бурляев.

Владимир Бортко и Вадим Абдрашитов на заседании Общественного совета при Минкульте РФ 20 апреля 2017 года
Владимир Бортко и Вадим Абдрашитов на заседании Общественного совета при Минкульте РФ 20 апреля 2017 года
© Алексей Давыдов

По словам Бурляева, за семь лет работы ФК навскидку было снято 150 фильмов. Но можно ли ими гордиться? Можно ли считать достижениями вымученные ремейки и бутафорские фильмы о войне? На экран перекочевали лица из телевизора, не обремененные интеллектом, звезды шоу-бизнеса, КВН и прочие. Многие названия фильмов говорят сами за себя: «Крякнутые каникулы», «Самка», «Война полов», «Парень с нашего кладбища», «Темный мир». Хотим ли мы жить в таком мире? И чтобы в нем жили наши дети? «Я, отец пятерых детей и дед пятерых внуков, опасаюсь за их духовное будущее», — говорит зампред ОС. Появлялись и достойные произведения, например, «Цитадель», «Брестская крепость» и другие. Эти фильмы не становились суперлидерами кинопроката, но они становились явлением экранного искусства. Возникает вопрос: а правы ли мы в нашей коммерческой жажде успеха в первый уик-энд? «Напомню, что картина «Андрей Рублев», вошедшая в десятку лучших фильмов в мировом кинематографе, не имела коммерческого успеха в первый уик-энд», — заметил Бурляев. Ныне же, отмечая 50-летие этого фильма, можно констатировать, что «Андрей Рублев» перекрыл кассовые расходы, поставил рекорды и продолжает приносить прибыль по сей день. И не только материальную, но и морально-нравственную, воспитывая новые поколения, приводя людей к вере. А сейчас мы сами приучили и продолжаем приучать зрителей к поглощению попкорна и чужебесию. Возникает вопрос, кто сегодня в ФК отвечает за духовное качество фильмов. Ответственных нет. Допустимо ли такое бесконтрольное парение, спрашивает Николай Петрович. И сам же отвечает: нет.

У Бурляева, как и у Пожигайло, имеются претензии к составу экспертного совета ФК. 20 его членов являются продюсерами и прокатчиками, а значит, заинтересованы именно коммерческим успехом фильма. Это неправильно. ОС выражает недоверие уважаемым экспертам ФК. Сама политика ФК ориентирована на доходный промысел. «Мы ничего не имеем против компетенции опытнейших продюсеров, таких, например, как Верещагин и Максимов, которые должны быть в составе экспертов, но не в столь подавляющем количестве», — продолжил Николай Петрович. Экспертный совет должен быть реформирован. Часть экспертов должна состоять из людей самых различный профессий: врачей, учителей, работников правоохранительных органов, духовенства, людей, которые могли бы внести реальный вклад в оздоровление экранной экологии. ОС считает, что во время санкций, введенных против нашей страны, нецелесообразно присутствие иностранных агентов в советах фонда. Впрочем, и российским прокатным монстрам стоит задуматься о переформатировании своей прокатной политики в соответствии с основами государственной культурной политики. Нельзя забывать, что все мы являемся гражданами России, и закон писан для всех. Члены советов фонда не могут распределять субсидии сами себе. ФК, получающий народные деньги, должен поддерживать лишь социально значимые проекты, асоциальные проекты оставим на совести частного кинобизнеса. Министерство культуры обязано контролировать ФК и отвечать за соблюдение им культурной политики. В экспертном совете ФК необходимо присутствие членов ОС, а у министра культуры должно быть право вето. В эпоху всеобщей коммерциализации всем следует осознать, что культура и бизнес — понятия несовместимые, сдадим культуру бизнесу — потеряем душу народа, заключил Бурляев.

Следующим выступал Юрий Викторович Кара — советский и российский кинорежиссёр, сценарист, продюсер, актёр. Он остановился на вопросе функционирования ФК, придуманном еще при Толстикове — бывшем директоре Фонда кино — принципе, что ротация советов ФК должна происходить каждые два года. Но этого не происходит. Те мейджоры, которые получили преимущества в самом начале, не уходят оттуда до сих пор, не меняются, несмотря ни на какие результаты. («Мэйджор (мейджор, англ. major — старший, главный) — рынкообразующий финансовый гигант, в данном случае, кинопроизводства. Меджоры разводят франчайзы (среди которых устраивают дерби), дают бабло под сугубо коммерческие проекты, занимаются как прокатом (за это иногда отвечают и отдельные подразделения, т.н. «дочки»), так и кинопроизводством, прикармливают подающих надежды артхаусников, а также содержат мелкие подразделения для финансирования-промоутирования малобюджетного кино, жанровые и анимационные подразделения». — Взято с сайта wiki.kinokadr.ru).

«Если министерство культуры выделяет 35 миллионов на авторский фильм — и он не окупается, это одно, но когда на фильм выделяется миллиард, и он не возвращается — это совсем другое. Продюсер как-то должен отвечать за эти деньги. Тем не менее никакой ответственности они не несут. Из года в год остаются мейджорами. «Теперь придумали для них новую кару: на рубль вложений они должны получить какую-то мзду. Но опять-таки не предусмотрено никаких мер, как это будет наказываться. Их никак не наказывают за то, что они не выполнили условия проката. Я считаю, что надо защищать проекты и не ставить в тепличные условия Михалкова и Бондарчука, потому что и «Легенда 17», и «Притяжение» наверняка бы выиграли конкурсы. Зачем их еще делать мейджорами?» — сетовал Кара. В свое время на встрече с президентом Владимир Путин посоветовал Каре обращаться в ФК, чтобы он был его подрядчиком. «Я уже несколько лет разрабатываю проект «Бриг «Меркурий». 1828 год. Наш маленький бриг был застигнут двумя огромными турецкими линкорами, но не сдался, победил, весь израненный пришел в Севастополь. Ему Николай I поставил памятник с надписью «Потомству в пример». Турки были ошеломлены и сказали, что это «славнее тысячи побед». Я защитился в военно-историческом обществе, получил от министерства обороны поддержку, министерство культуры Крыма прислало сюда письмо с поддержкой. Но когда я пришел в ФК, мне сказали — нет. Только через мейджоров. Я послушно пошел по всем, сверху донизу. У всех свои проекты. Один продюсер, правда, выслушал меня и говорит: «У тебя замечательный проект, обращайся напрямую». А я не могу напрямую. Я должен, к сожалению, только через мейджоров. Выяснилось, что у двух мейджоров вообще нет проектов. Они сидят сейчас и высасывают из пальца, чтобы не выпасть из обоймы. Я знаю, что Владимир Владимирович Путин сначала услышит, потом мыслит и переваривает. И он придет к тому, что так нельзя. Хватит. Пусть отдохнут хотя бы годик. Тот же Коппола. У него один «Крестный отец» кассовый, а потом два экспериментальный проекта, а потом снова кассовый. Дайте им тоже отдохнуть», — сказал Кара.

Ю. Кара на заседании Общественного совета при Минкульте РФ 20 апреля 2017 года
Ю. Кара на заседании Общественного совета при Минкульте РФ 20 апреля 2017 года
© Алексей Давыдов

Кино существует за счет массовости. По словам Юрия Кары, если у нас не будет 20 000 кинотеатров, то не будет и возвратной базы, и требовать от кого-то, чтобы фильмы окупались, бессмысленно. В Советском Союзе было много кинотеатров. И доходы от кино занимали третью строчку в списке при составлении бюджета страны. При нынешних технологиях копии фильмов передаются через спутник в кинотеатры других городов. К выборам, например, министерство связи очень быстро обеспечило несколько тысяч камер. Клубы на местах можно обеспечить приемниками. Юрий Кара рассказал, что был на приеме у министра связи, и тот обещал предоставить эти технологии и обеспечить клубы таким оборудованием. Но это должно быть решение сверху. Кино имеет несколько составляющих: фантазия, талант, воплощение и прокат. Не будет проката — и нет кино. Страна у нас большая. Театров на всех не хватает, и кино всегда было единственным способом донести искусство в глубинку. Со спутниковыми технологиями это сделать намного легче, чем раньше. Также режиссер напомнил, что в его творческой биографии тоже были успешные коммерческие проекты. Например, Юлия Тимошенко призналась в своей книге, что сделала на фильме «Вор в законе» целое состояние. Однако, никто не приглашает Юрия Кару в мейджоры. «Давайте все-таки выполнять те принципы, которые декларировались при Толстикове. Он говорил: два года и ротация. При этом я считаю, что должны защищаться конкретные проекты. И если у мейджоров они достойные, они сами выиграют. И не нужно им никакой соломки подстилать», — сказал Юрий Кара в заключение.

А. Мельник на заседании Общественного совета при Минкульте РФ 20 апреля 2017 года
А. Мельник на заседании Общественного совета при Минкульте РФ 20 апреля 2017 года
© Алексей Давыдов

Следующим на трибуну взошел Александр Мельник — советник министра культуры РФ. Он с ходу заметил, что людям, которые сами снимают кино, нельзя давать выступать на ОС, потому что они сразу пользуются моментом и начинают проявлять свою заинтересованность. «Но я считаю, что ФК надо занять нишу нравственного кино. Американцы называют такое кино вдохновляющим. Должны расти все цветы. Поэтому дайте такую полянку, где будет нерентабельное кино. Есть простая тема — человек труда. Но как можно сегодня прийти в ФК и Минкульт и сказать, что мы будем снимать фильм об этом, и он будет блокбастером. Да не будет он! На челябинский фестиваль, который так и назвали «Человек труда», приезжаешь, а там нечего смотреть, потому что люди там как-то самостоятельно выковыривают истории о том, как растет наша страна. Мы не замечаем, но за 25 лет в нашей стране много чего произошло. Мы сделали огромный скачок вперед. Директор завода, где делают атомные подводные лодки, говорит, как бы снять об этом кино. И вот задумываешься, как бы это передать на экране, чтобы было интересно. Есть огромное количество тем, которые никем не тронуты, есть огромное количество заинтересованных министерств. Можно ввести в попечительский совет представителей заинтересованных министерств. Люди заинтересованы, чтобы снималось кино об их профессии, о том, что они сделали. Ту же нефть добывают в жутчайших условиях до сегодняшнего дня, и за счет этого живет вся страна. В нашей истории столько нетронутых тем, а мы упираемся в Евпатия Коловрата с двух сторон. Необъяснимая ситуация. Второй момент — это нравственная ответственность художника за то, что он делает. Мы страна, воспитанная на нравственности. Это схема, изобретенная предыдущими поколениями. Нужно ее брать и прикладывать к тому продукту, который мы пытаемся оценить. И то, что мы сейчас выдаем за достижения, оно не лезет ни в какие рамки нашего нормального человеческого отношения. Не надо быть такими одинаковыми. Получая сегодняшний продукт, мы уже примерно понимаем, что будет. И редкие исключения вдруг дарят радость. Удивительно, когда уважаемые, авторитетные люди вдруг говорят тебе с экрана телевизора, что это хороший продукт, что он сидел и плакал, когда смотрел. Поверишь, идешь в кинотеатр, и действительно плачешь. Просто ревешь от ужаса и думаешь, как можно было быть таким лицемерным, простите. Есть алгебра совести, и она предполагает очень простые вещи», — заключил Мельник. Один монах на Афоне сказал ему простые слова, когда они говорили о кино: «Не занимайтесь антихристом, занимайтесь Христом!»

Егор Бероев на заседании Общественного совета при Минкульте РФ 20 апреля 2017 года
Егор Бероев на заседании Общественного совета при Минкульте РФ 20 апреля 2017 года
© Алексей Давыдов

О совести говорил и артист театра и кино и соучредитель благотворительного фонда Егор Бероев. Он отметил, что нет ничего проще, чем иметь совесть. Тогда все будет по справедливости. Он, как актер, считает своим начальником режиссера, и ему стыдно за некоторые свои работы. «Ведь мы ответственны за то кино, которое снимаем», — заявил актер. Он вынужден играть в плохих проектах, потому что именно они утверждаются ФК. А чтобы этого не было, эксперты, по мнению Бероева, должны быть разовыми на каждый проект. И это должны быть приглашенные люди разных профессий, которые давали бы свою независимую оценку. Не должно быть экспертов на постоянной основе. И тогда не будет личной заинтересованности, ангажированности, а все будет честно. Хотя вопрос совести все равно остается открытым. Бероев выразил надежду, что ОС будет беспристрастным в своей деятельности и придумает, как уйти от коммерциализации кино, а при нынешнем составе экспертного совета ФК это невозможно.

Александр Галибин на заседании Общественного совета при Минкульте РФ  20 апреля 2017 года
Александр Галибин на заседании Общественного совета при Минкульте РФ 20 апреля 2017 года
© Алексей Давыдов

Актер и режиссер Александр Галибин, поднявшись на трибуну, также говорил о том, что в нынешней ситуации совесть становится мерилом взаимоотношений продюсера и режиссера. В 2015 году Галибин снял детское кино «Золотая рыбка», которое продюсер счел возможным представлять исключительно на кинофестивалях. Режиссер, связанный контрактом, не имеет возможности повлиять на судьбу этого фильма, а продюсер не пускает его на большой экран. Широкому кругу зрителей этот фильм недоступен. Если продюсер и режиссер расходятся во взглядах — всегда при нынешнем положении дел верх берет продюсер, а режиссер бесправен почти так же, как актер. В титрах стоит его имя, но он не может в своей работе до конца выразить свое мировоззрение. Авторитет режиссера в наше время подвергается сомнению. Кино теперь продюсерское, и что с этим поделать?

Слово взял писатель и общественный деятель Святослав Юрьевич Рыбас. «В декабре 2016-го ОС по моей просьбе попросил у департамента культуры дать информацию о фильмах, которые были профинансированы в 2016 году. Некоторое время департамент отвечал, что это закрытая тема, пришлось их убедить, со ссылкой на законодательство, что эта тема не закрытая. И я получил эту информацию, и некоторые соображения по этому поводу я хочу высказать. В целом картина весьма широкая, хотя явно неполная, потому что представленная информация очень краткая. Все же она позволяет сделать некоторые выводы. Документальное кино достаточно полно и интересно профинансировано. Отражает современность и запросы общества в исторической ретроспективе. Если говорить о документалистике в целом, то я бы порекомендовал больше внимания уделять современным героям, а не проблемам как таковым. Не надо ставить фильмы о строителях подводных лодок (фраза явно адресована Мельнику — ред.), а надо снимать фильмы о конкретных людях, которые этим занимаются. Сошлюсь на очень сильный фильм Хотиненко «Зеркало для героя», поставленный по моей повести. Это же не фильм о шахтерах, это фильм о людях, он стал «философским камнем» 90-х годов. Например, в год 100-летия революции было бы уместно рассказать о том, как был создан памятник Столыпину в Москве. Ведь он появился благодаря усилиям нашего товарища Павла Пожигайло. Потом подключилось и общество, и президент Путин. А началось с того, что Пожигайло «заболел» Столыпиным, прочитал о нем книгу современного писателя и затем создал фонд изучения наследия Столыпина. И так от книги, энтузиаста до президента страны прошла эта история. Столыпин — современный герой, как он делал свои реформы и почему погиб — это все очень для нас интересно».

Людмила Лис на заседании Общественного совета при Минкульте РФ 20 апреля 2017 года
Людмила Лис на заседании Общественного совета при Минкульте РФ 20 апреля 2017 года
© Алексей Давыдов

«В сущности, никакой истории нет; есть только биографии», — утверждал философ Эмерсон. Рыбас выразил согласия с этой мыслью. Далее речь пошла об игровых фильмах. Поскольку уж речь зашла о детском кино, то выяснилось, что такое кино все же снимается. Но после смерти Ролана Быкова в головах детских кинематографистов явно наступила разруха. «Вот сюжет. История трех мальчишек, сведенных судьбой в Индии. И поиски магического камня, — удивлялся Рыбас. — Следующее кино. Школьница обнаруживает за камином семью домовых и борется с приспешниками злого волшебника. Или еще. Страна Лиония. Школьники находят мистическую книгу и спасают сказочных героев от рук злой колдуньи. Индийские приключения стоят бюджету 30 млн, домовые за камином — 40 млн, страна Лиония — 40 млн. Возьмем фильмы режиссеров-дебютантов. Здесь другая картина. Вообще, взгляд молодежи — это всегда оценка действительности и прогноз. Что здесь поддерживается государством? Вот фильм «На районе». Сюжет таков, я цитирую: «Главный герой Вова и его лучший друг Киса работают на городского криминального авторитета и так далее. Автор сценария и режиссер О. Зуева. Поскольку мы ничего не знаем о молодых творцах, поэтому я посмотрел в интернете, кто такая О. Зуева. Там такая информация, как она сама себя представляет. Рост 176 см, модель, актриса, режиссер из Владивостока. Больше ничего. Следующий фильм «Жги!». Героиня служит надзирателем в колонии и решает выступить на конкурсе лучших голосов России. Следующий фильм «Звезды». Русский учитель из Узбекистана ради выздоровления дочери едет на заработки в Россию. Перед ним выбор: совершить преступление и заработать деньги на лечение дочери или погибнуть с чистой совестью. Еще фильм. «Облепиховое лето». Это препарированная история выдающегося советского драматурга Александра Вампилова. По сюжету он видит во сне отца, репрессированного в 1938 году, испытывает душевный кризис и гибнет. Поскольку мы знаем реальную судьбу Вампилова, здесь, конечно, немного все перевернуто. Фильм «Тубабу». Советский спецназ отправляется в Африку, чтобы уничтожить лабораторию по производству биологического оружия. Мистический триллер «Мертвые ласточки». Лесная кикимора влюбляется в юношу Сашу, который привык манипулировать женщинами. Еще фильм «Однажды в Америке, или…» (дебют в игровом кино сатирика Задорнова, — ред.) Патриотическая комедия, как анонсировано. Как россияне помешали США захватить власть в банановом королевстве и про любовь принца к простой русской девушке Валькирии. Фильм «Патент». Моральный выбор молодого ученого, который изобрел лекарство от рака: эмигрировать или остаться на родине». Фильм «Лиза». Дочь вступает в борьбу с матерью за наследство, которое та оставляет не ей, а сыну».

Павел Пожигайло и Владимир Толстой на заседании Общественного совета при Минкульте РФ 20 апреля 2017 года
Павел Пожигайло и Владимир Толстой на заседании Общественного совета при Минкульте РФ 20 апреля 2017 года
© Алексей Давыдов

По словам Рыбаса, он посмотрел 14 фильмов из 26, которые руководствуются примерно такими сценариями. Общая картина просто удручает. Поддержка каждого 25 млн руб. Вроде бы это немного, на первый взгляд. Но что можно после этого сказать об интересах молодых творцов? Каким они видят общество? И что считает главным департамент культуры? Вывод мало оптимистичен. «Бросается в глаза скромность интеллектуального и морального запроса. Сомнительно, что зрители будут стоять в очередях на эти фильмы», — констатировал Рыбас. — Мне могут возразить. Мол, такая у нас молодежь. Где взять другую? Они так видят. Да, молодежь надо поддерживать, осваивать выделенные средства. Согласен. Предлагаю просто изменить подходы к финансированию. Вернуться к практике соцзаказа. Ответа на вызовы и потребности времени. Вместо борьбы с кикиморами и любви принца и Валькирии надо поднимать более важные темы. Это очень просто, если вопрос выбора сценариев сделать гласным. Давайте выносить обсуждение сценариев этих молодых дарований на общественный совет. Взрослое кино отражает те же проблемы той или иной степенью банальности и пошлости, и даже анекдотичности.

Не надо гнаться за количеством плохих фильмов. Если они убыточны, мы галочку поставим и выполним пожелания некоторых лоббистов, которые, наверное, существуют. Следующее: обсуждать на заседаниях ОС планы департамента культуры, ввести госзаказ, ввести гласное рецензирование сценариев, и еще — ввести персональную ответственность за принятие решения о поддержке конкретных имен. Пусть в титрах крупно ставят: фильм создан по рекомендации таких-то прекрасных наших деятелей культуры. Пусть им будет приятно или стыдно».

В. Толстой на заседании Общественного совета при Минкульте РФ 20 апреля 2017 года
В. Толстой на заседании Общественного совета при Минкульте РФ 20 апреля 2017 года
© Алексей Давыдов

В конце заседания, выслушав конструктивную критику, на трибуну поднялся председатель попечительского совета Фонда кино, советник президента Российской Федерации Владимир Ильич Толстой. «Забавная история, — заявил он. — Мы собрались обсуждать деятельность Фонда кино, выслушали критические замечания. Со многим высказанным здесь я внутренне солидарен, только это не имеет никакого отношения к деятельности ФК. У меня создалось впечатление, что члены ОС вообще не знают, как финансируется отечественный кинематограф, кто за что отвечает, и разговор получился ни о чем». Обратившись к Пожигайло, Толстой сказал, что сначала был готов к разговору, готов был отвечать на все вопросы ОС, но понял, что это бессмысленно. «Все, что говорилось, действительно, не имеет отношения к деятельности ФК. Фонд кино учрежден правительством РФ, то есть у него есть учредитель. Учредитель ставит цели и задачи учрежденному им фонду. Фонд исполняет эти цели и задачи, которые перед ним поставлены учредителем. Я имею непосредственное отношение к документу, который называется «Основы государственной культурной политики». Естественно, я разделяю все позиции и положения, которые в этом документе изложены и подписаны президентом РФ. Но правительство ставит перед фондом одну и совершенно конкретную задачу: увеличить долю, сборы, быть экономически эффективным. И попечительский совет, и экспертный, и сценарный, в обратном порядке, вынуждены строить свою работу, чтобы выполнять задачи, поставленные учредителем. Если учредитель изменит задачи и скажет: давайте заниматься чистым искусством, я буду самый счастливый человек! Мы с удовольствием перестроим свою работу!» В. И. Толстой призвал всех понять это и ответственно относиться к своим словам. По словам Толстого, ни одно решение о финансировании Минкультом фильмов, проведении фестивалей не принимается в индивидуальном порядке, это всегда коллегиальное решение. О каком праве вето может идти речь, если все решения согласовываются с министерством культуры? Когда экспертный совет собирается, сколько на нем присутствуют представителей министерства культуры, по словам Владимира Ильича, это совершенно неважно, потому что не было ни одного случая, когда решения попечительского совета принимались бы не единогласно. За каждое решение попечительский совет несет ответственность в полном составе. «У меня просьба только одна, и предложение только одно. Точно формулировать, грамотно разобраться и принять решение. Если вы вправе рекомендовать правительству РФ изменить целеполагание деятельности фонда, мы с удовольствием к этому присоединимся», — завершил В. И. Толстой.

Павел Пожигайло попросил В. И Толстого не обижаться, члены ОС не хотели предъявлять никаких претензий к самому ФК, а именно и говорили о том, что цели, поставленные перед ним, не соответствуют задачам «Основ культурной политики».

Тем не менее работа ФК была признана ОС неудовлетворительной. В протокол заседания были включены следующие пункты.

  1. Реформировать экспертный совет: допускать в него не более четырех представителей продюсерского и прокатного сообщества; ввести в состав экспертного совета представителя ОС при Минкульте РФ и представителей социально значимых профессий: педагогики, медицины, духовенства, представителей правоохранительных органов.
  2. Исключить вхождение в совет контрагентов иностранных кинокомпаний.
  3. Исключить практику получения субсидий членами экспертного совета.
  4. Рекомендовать ФК поддержку исключительно социально значимых проектов.
  5. Ввести системное, процентное планирование производства фильмов для детей и подростков, анимации, дебютов, авторского кино.
  6. Поручить контроль за деятельностью кино Минкульту РФ.
  7. Наделить министра культуры правом вето в решениях ФК, делегируемым своему представителю, входящему в состав попечительского совета.

Ну и, разумеется, раз дело в неверных целях и задачах, поставленных перед ФК, хорошо бы рекомендовать правительству РФ поставить перед Фондом кино правильные и благородные цели.

Читайте ранее в этом сюжете: В Москве на Пасху было Рождество

Читайте развитие сюжета: Господдержка кино в России это фикция?