«Молодежь довели до безумия. У них отключаются мозги, отключается сердце»

Традиционному театру — быть! — Протокол заседания экспертной комиссии Общественного Совета Минкультуры РФ, посвященного проблемам Российского театра

Москва, 20 марта 2017, 23:41 — REGNUM  Второе заседание экспертной комиссии Общественного Совета Минкультуры РФ, посвященное проблемам Российского театра: сохранению традиционного Русского психологического репертуарного театра, обороне души человека, выработке морально-этических норм Российской культуры, состоялось 16 марта 2017 года в Минкульте РФ. Первое заседание также подробно освещалось ИА REGNUM.

На заседании экспертной комиссии присутствовали 23 члена экспертного совета, в том числе председатель Общественного Совета (далее — ОС) Павел Пожигайло, зампредседателя ОС Николай Бурляев, художественный руководитель Малого театра, народный артист СССР Юрий Соломин, народная артистка СССР, художественный руководитель Московского Художественного академического театра им. М. Горького с 1987 года Татьяна Доронина, главный редактор «Литературной газеты» Юрий Поляков, народный артист России Александр Галибин, народная артистка России Валентина Талызина, заслуженная артистка РФ Любовь Руденко, Капитолина Кокшенева — театральный критик и доктор филологических наук и многие другие. Было много работников московских театров, ростовского театра и представителей прессы.

Повестка дня включала в себя следующие пункты:

  1. О сохранении традиционного репертуарного театра в РФ.
  2. О восстановлении статуса художественных руководителей театров, оркестров и других творческих коллективов.
  3. О восстановлении в театрах Российской Федерации художественных советов.
  4. О назначении на руководящие должности в театрах, оркестрах и в отрасли в целом специалистов с высшим профильным образованием и опытом работы.
  5. О создании Кодекса Российской культуры.

Видимо оттого, что в зале почти не было политиков и антагонистов из театральных кругов, атмосфера на заседании сложилась очень теплая и уютная. Конечно, хотелось бы услышать, что о себе думают оппоненты мэтров, но вряд ли можно надеяться, что они придут выслушивать конструктивную и коллективную критику в свой адрес.

В начале заседания Николай Бурляев отметил, что общество давно ждет решения проблем репертуарных театров. С тех пор, как в 90-е годы государство самоустранилось от участия в культурной жизни страны, главной задачей Минкульта стало обеспечение прав и свобод граждан в области культуры. Ответственность за состояние культуры была рассеяна по субъектам Федерации, каждый по-своему вершил свою культурную политику. Художник Иван Крамской в свое время сказал, что современного искусства не существует, есть искусство и не искусство. На выставки так называемого современного искусства государство выделяло и выделяет огромные деньги, но зачастую экспонаты на них не имеют к искусству никакого отношения, например, куры гадят на голову скульптуры Льва Толстого, или посетители топчут ногами проецируемый на пол евангельский текст. Происходит подмена театральной традиции патологией, извращениями, грязью. Изменить сложившееся положение вещей можно только сообща. Это совместное дело общественности, театральных деятелей и министерства культуры. Общественному Совету по определению отведена центральная роль в организации процесса излечения театров от поразивших их недугов. Прогрессирующая духовная деградация общества видна подавляющему числу здравомыслящих людей в нашей стране. Сегодня можно с прискорбием констатировать забвение традиций русского психологического театра, ставшего мировым брендом. Это происходит по воле эпатажных и новаторских режиссеров по всей стране при попустительстве государства, Союза театральных деятелей и руководителей театров, полностью отстраненных от какого бы то ни было влияния на эти деструктивные процессы.

Три года назад в стране началась театральная реформа. Так называемому перепрошиванию подверглись старейшие театральные коллективы. Например, при перепрошивании Театра на Таганке ее новый директор первым делом ликвидировала худсовет. Стоит отметить, что институт художественных советов в театрах уничтожается по всей стране, что полностью развязывает руки агрессивным методам новаторов. Настало время осознать деструктивность института театральных менеджеров. Погоня за прибылью и коммерциализация искусства приводит лишь к разрушению российского театра и самообогащению менеджеров. Невозможно служить и Богу, и мамоне одновременно.

«Пришло время призвать министерство культуры к восстановлению приоритета роли художественного руководителя, — заявил Бурляев. — Деятели культуры должны сами выработать нормы духовной экологии общества. Первым на этот призыв откликнулся Союз кинематографистов России, создав этическую хартию. Но стала ли эта Хартия законом?»

Культура в нашей стране наконец-то признана приоритетом национальной безопасности. Искусство — предмет деятельности чьего-то ума. А намерения этого ума либо нравственные, либо безнравственные. Таким образом, искусство может быть полезным для человека или вредным, укреплять моральные устои нации или вести ее к деградации. Произведения искусства — не только форма развлечения, но, прежде всего, — воспитание человека. Художник несет ответственность за духовно-нравственное состояние и развитие общества и за позитивное мировоззрение людей. В связи со всем вышесказанным Бурляев предложил поручить ОС провести слушания по закону о культуре с целью внесения в закон основополагающих морально-этических норм, находящихся в сфере государственной поддержки.

Затем на трибуну поднялся Юрий Соломин, который вместе с Бурляевым находится в авангарде борьбы за русский реалистический театр. Он с ходу заметил, что театр должен начинаться не с вешалки, а с детского сада.

«Я уже 50 лет преподаю в театральном вузе, — сказал он, — в Щепкинском училище и до сих пор боготворю тех людей, у которых я учился. Я учился у Веры Николаевны Пашенной. Это сильный, мужественный человек, знаменитая актриса. Она нам говорила: «Ребята, уходя со сцены, оставляйте там кусочек своего сердца». Нельзя работать без сердца, без души, мозгов, естественно! Но душа направляет мозги либо в одну сторону, либо в другую. Бывает душа испорченная».

Следствием того, что происходит на сцене, бывает реакция зрителя. Иногда он плачет, иногда смеется, задумывается, иногда опускает глаза от отвращения и даже уходит. Зритель уходит тогда, когда чувствует фальшь, поверхностность, когда его ожидания обмануты.

Юрий Соломин рассказал, что пару лет назад на экзамен в Щепкинское училище пришла абитуриентка, очень статная и красивая. «Что будем читать?» — спросил он у нее. Отвечает: «Из Чехова». «Прекрасно. Мой любимый писатель. А что из Чехова?» — «Нину». — «Из какого произведения? У него, наверное, не одна Нина». — Девушка задумалась. «Наверное, Нину Заречную?» — «Да!» — обрадовалась она. «Ты читала? Или смотрела спектакль?» — «Нет». — «А откуда же ты выучила это произведение?» — «Из интернета». О том, что это «Чайка», девушка ничего не знала. А другая абитуриентка хорошо пела по-английски, но не смогла спеть по-русски даже «В лесу родилась елочка». Вот чем надо заниматься со школьной скамьи, считает Юрий Соломин.

«Работать в театр приходят люди, абсолютно неготовые работать мозгами, они даже не умеют считать в уме, достают машинки, а я до сих пор считаю в уме, — возмущался артист. — А у них от интернета отключаются мозги, отключается сердце. И откуда возьмется глубина… Очень много развелось разных театральных школ, заведений. Эти люди потом поступают в театральные вузы, и это ничего общего не имеет с нашим искусством, в котором они претендуют работать. Это очень большая проблема, потому что даже если мы сегодня начнем этим заниматься, то только через 10 лет на пороге театрального училища появится новое поколение, воспитанное с детского сада. Мне повезло в жизни. Я сразу попал в хорошие руки: Пашенная, Царев — великий руководитель театра. Худсовет, который был в это время в Малом театре — Гоголева, Ильинский, Бабочкин, Жаров. Я был в этом совете от молодежи и видел, как они работали. На них смотреть и работать с ними — было одно удовольствие, но очень трудно».

Стоит отметить, что после того, как не стало Царева, Юрий Мефодьевич в 1988 году стал первым выбранным худруком Малого театра, но у него нет худсовета. Он считает, что во главе театров и других художественных объектов должны стоять высокообразованные руководители, музыканты, хореографы, драматурги, артисты, режиссеры. Без этого худсоветы бесполезны.

«Нельзя научить быть режиссером, например. Эта профессия должна быть выстрадана. Тогда не будет всяких там «измов», изобретений. Изобретения в искусстве должно считаться на уровне предательства. Слишком много уже наизобретали всего. А надо ли? Теперь это проблема».

Юрий Соломин считает, что проблема эта случилась с развитием технического прогресса. Дело дошло до того, что двое — он и она — приходят в ресторан и не общаются, а сидят и копошатся каждый в своем гаджете.

«Это не придурь, это болезнь. Об этом нужно говорить честно и лимитировать во всех институтах пользование компьютером, — констатирует артист с сожалением. — Они же не умеют отдавать сердце. Но исправить это трудно, но возможно».

Юрий Мефодьевич считает, что если идет классическая пьеса, например, по Пушкину, Чехову, Толстому, Достоевскому, то на афише их имя нужно писать первым и крупными буквами. А теперь все чаще, наоборот, норовят свою фамилию написать впереди классика, и считают это нормальным. Да уж, скромности нынешним режиссерам явно не хватает. Такое уж время. Не для скромных.

За Юрием Соломиным слово взяла Татьяна Доронина, которая в начале выступления выразила надежду на то, что опыт Бурляева, который имеет очень много работ не только в театре, но и в кино, поможет ему действительно объединить тех профессионалов, которым дорог русский национальный театр с грамотным русским языком, красивым и возвышенным, который сегодня забыт. Когда неправильно говорит даже диктор на ТВ, заметила она, это позорно и постыдно. Но самое безнадежное, по ее мнению, состоит в том, что отсутствует консолидация людей, которые ратуют за понятие родины, России и за понятие русский человек.

Она вспомнила, что в ее родную деревню Андрюково, что в Ярославской области, после Великой Отечественной войны не вернулся ни один мужчина — все погибли. Братья ее отца вернулись с войны искалеченными. Верность, работоспособность, отвага — это все качества нашего народа.

«Недавно наш президент Путин сказал, что русская нация является в нашей стране скрепляющей, — сказала она. — Но это ни на кого не подействовало. Потому что как было полное разъединение, так и осталось… Никакие скрепы не произошли, а появилось огромное, позорное пятно, что русские люди — пьяницы все, не действующие, не активные, не защищающие друг друга. Но это неправда. Вот мы сегодня все пришли… Я вижу каждого из присутствующих здесь. Я вижу здесь всех верных законам православия, этическим законам, работоспособных людей, которые в состоянии правильно оценивать сегодняшнюю ситуацию».

В продолжение выступления Юрия Соломина Татьяна Доронина отметила, что степень эмоционального воздействия на зрителя определяется талантом актера. И чтобы это воздействие оказывать надо, действительно, оставлять на сцене кусочек сердца. Талантливые артисты театра должны объединяться в художественный совет, весь коллектив театра должен существовать и работать на основе именно этой группы талантов, обладающих еще и великим даром доброты, потому что без этого ничего не получится. Именно за эти идеи, считает Татьяна Васильевна, она в свое время была изгнана из МХАТа вместе с группой актеров, которая была с ней согласна.

«Если сегодня мы не будем иметь возможности воздействия на умы людей либо в виде телевизионного канала, либо другой трибуны, мы с вами сегодня собрались зря. Потому что мы на словах можем консолидироваться или относиться друг к другу уважительно, но общественность об этом не узнает. И мы получим результат идеализма, свойственного всем талантливым людям. И те идеалисты, которые сегодня здесь собрались, впоследствии результатом своей деятельности будут иметь только пинки, и дай Бог им остаться живыми».

Сохранение традиционного театра, по мнению Татьяны Дорониной, возможно только при выработке принципиальных подлинных позиций и понятий, начиная с понятия родины, нашей литературы, потрясающих художников, попираемых сегодня.

«Я согласна с тем, что все, что касается авангарда и в театре, и в живописи, и в музыке, — не имеет никакого отношения к искусству. В свое время я не принимала Пикассо, я не могла получить никакого эстетического удовольствия от созерцания дохлой собаки на парижской улице, но потом я очень его полюбила за слова, сказанные им, — поделилась актриса. — Когда Пабло Пикассо спросили, почему, рисуя портрет своего любимого сына в гениальной реалистической манере, на которую вы способны, вы вдруг перешли на условную манеру письма, он ответил, что это требование безвкусных зрителей. И чтобы не оставаться обиженным и глупым, сказал он, я им выдаю самое бессмысленное, от чего они получают удовольствие и платят мне деньги».

Сегодня деньги проникли в самую трепетную, не выносящую никаких условностей область драматического театра. Еще Пушкин сказал, что драматический театр — наиболее сложный вид искусства. Потому что здесь нужно тратить себя, а для того, чтобы тратить — нужно что-то иметь. А зрителю нужно то, что и всем — сочувствие и понимание, и помощь.

«Молодежь довели до безумия. Мы росли голодные после войны, ходили в обносках. Нам и не снилось такой красоты, такой одежды, в которой ходят нынешние мальчики и девочки. Рослые, здоровые. Но когда они открывают рот, то начинают такое городить, причем, вставляя английские слова с плохим произношением. Они неграмотно говорят по-русски и чудовищно — по-английски».

Татьяна Доронина убеждена, что русские действительно были скрепами. И что касается пренебрежения какой-либо нацией, то этого не было никогда. Когда она училась, в их классе было 17 национальностей. И никому в голову не приходило оскорблять другого по этому признаку. В коммуналке в Ленинграде, где она жила, было 7 семей, из них одна немецкая и три еврейские семьи. Дружнее квартиры в округе не было.

«Когда сейчас говорят о некоем антагонизме по отношению к евреям, меня это оскорбляет, — сокрушалась актриса, — потому что меня вырастил мой город. Общеизвестно, что Юрий Александрович Товстоногов был евреем, и руководство БДТ, все администраторы тоже по национальности были евреями. Театр был уважаемый, толпы зрителей ходили на спектакли. Александринку возглавлял француз Вивьен. И в голову никому не приходило оскорбляться этим».

Татьяна Васильевна сожалела, что за последние 15 лет такие традиционные, ранее имеющие успех спектакли, как «Белая гвардия», «Прощание с Матерой», «Вишневый сад», не были представлены ни в каком виде ни на телевидении, ни на радио, нигде. Татьяна Доронина также выразила надежду, что ОС удастся исправить такое положение вещей, что к нему будут прислушиваться, его будут уважать. По ее мнению, театр — это единственное место, где можно восстановить русский язык, без которого не получится восстановить русскую нацию. Более совершенных литературных произведений, чем написанных на русском языке, не существует. Пьесы русской классики должны идти в том виде, как они написаны, а не искажаться.

«Чтобы инсценировки по Достоевскому не заканчивались куплетами Федора Карамазова: Я люблю тебя, жизнь. Это извращение», — заключила актриса.

После выступления Татьяны Васильевны было показано видеообращение к ОС Олега Басилашвили — народного артиста СССР, который известен своим отрицательным отношением к советскому прошлому нашей страны, хотя именно в Советском Союзе карьера достигла наибольшего расцвета, он получил звание народного артиста, Государственную премию и орден Трудового Красного Знамени. Он считает, что в те времена «целенаправленно уничтожалось все русское во всех спектрах национального психологического театра путем многолетнего господства социалистического реализма, уничтожавшего все попытки новаторов найти новые, более яркие формы. Вспомним хотя бы судьбы Мейерхольда, Таирова и Михаила Чехова». По его словам, для уничтожения русского театра, созданного руками Щепкина и Станиславского, Немировича, Эфроса, Гончарова, Товстоногова, используется реакция на многолетний застой.

Главный редактор «Литературной газеты» Юрий Поляков в своем выступлении вспомнил события 2014 года. Речь идет о выездном заседании Совета по культуре, на котором присутствовал президент Путин. Событие было приурочено к открытию после реконструкции Псковского академического театра им. Пушкина, на которую был потрачен миллиард рублей. Совещание по культуре затянулось, и как потом все были счастливы, что президент не остался на спектакль! А больше всех был счастлив губернатор, потому что если бы Путин остался, то места мог лишиться сам глава региона. Это был «Граф Нулин», где по сцене бегали голые пионерки. Создатели спектакля были уверены в том, что правильно поняли гений Пушкина, который хотел пошутить. Вот только уровень у шуток бывает разный, и зависит он от испорченности каждого. Но кто-нибудь может объяснить, почему испорченные люди получают возможность влияния на умы и неокрепшие души?

Стоит отметить, что Юрий Поляков еще тогда выступил против такой интерпретации произведения А. С. Пушкина.

«Художественный руководитель должен заботиться не о том, как перелицевать, как, к сожалению, в этом случае с «Графом Нулиным», который мы сейчас увидели, как спеть Пушкина, сплясать Пушкина. Может быть, лучше энергию потратить, чтобы Пушкина прочитать, эту энергию потратить, чтобы искать хорошую современную драматургию».

Удивительно другое: Александр Калягин — советский и российский актер и режиссер — назвал зрителей, увидевших этот спектакль, счастливыми людьми, а народный артист России Евгений Миронов посоветовал не ходить, если не нравится, но не плеваться.

Читайте развитие сюжета: «Золотая молодежь» России помогает выжить

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.