Объединение Российской государственной и Российской национальной библиотеки

Дискуссия началась

Александр Мазурицкий, 15 марта 2017, 20:25 — REGNUM  

Вопрос об объединении Российской государственной и Российской национальной библиотек вышел на новый виток. После состоявшейся 1 марта пресс-конференции директоров Российской государственной и Российской национальной библиотек В.И. Гнездилова и А.И. Вислого, на которой последний явно исполнял партию первой скрипки, стало очевидно: протесты библиотечной, научной, культурной общественности против объединения двух национальных библиотек, беспокойство депутатов Законодательного собрания Санкт-Петербурга, вопреки прозвучавшим 14 и 22 февраля заявлениям сначала пресс-секретаря Министерства культуры, а затем и самого министра культуры В.Р. Мединского, вовсе не «борьба с ветряными мельницами». Сценарий объединения существует. Как существует и «мягкий» вариант развития событий, связанный с интеграцией электронных ресурсов. Насколько этот вариант действительно «мягкий», не станет ли он ступенькой к будущему административному объединению? Как будет идти дискуссия о судьбе двух национальных библиотек, если она все-таки состоится? Об этом размышляет историк библиотечного дела, профессор кафедры библиотечно-информационной деятельности Московского государственного лингвистического университета А.М. Мазурицкий, статья которого в ИА REGNUM 10 января вывела в публичное пространство проблему слияния РГБ и РНБ.

Ну, вот и обозначены все точки над «i» в обсуждении вопроса об объединении Российской государственной и Российской национальной библиотеки. Первого марта ИТАР-ТАСС провело пресс-конференцию в виде телемоста между Москвой и Петербургом. На пресс-конференции директор Российской национальной библиотеки А.И. Вислый обозначил три варианта проекта действий относительно РГБ и РНБ. Кроме того, на требование обнародовать письмо в Правительство об объединении библиотек от двух их директоров, был представлен некий документ, на основе которого, видимо и готовилось письмо. Непонятно, что мешало авторам обнародовать этот документ ранее, как и непонятным остался статус самого документа.

Размещенный на сайтах РГБ и РНБ документ противоречит прозвучавшим ранее заявлениям о том, что никаких разговоров об объединении двух национальных библиотек не было и нет, но оставим сие за рамками нашего повествования. Также оставим в стороне моральные и профессиональные оценки того, что происходило после публикации информационного агентства REGNUM, впервые обозначившего эту проблему 10 января. Не будем обсуждать и ответы на обращения, связанные с создавшейся ситуацией, которые были направлены в различные государственные структуры. Они производили впечатление отписок, мало отличавшихся друг от друга по содержанию. Это ответы на письмо библиотековедов Ю.Н. Столярова, А.В. Соколова, В.П. Леонова; письмо коллектива сотрудников РГБ; письмо Законодательного собрания Санкт-Петербурга и др. Сегодня хотелось бы сосредоточить основное внимание на другом. На пресс-конференции А.И. Вислый заявил: «С начала марта мы собирались выносить все наши предложения на суд общественности, на широкое обсуждение, что сегодня и делаем». Таким образом, было провозглашено начало дискуссии. Были также определены площадки для обсуждения: Общественная палата, Законодательное собрание Санкт-Петербурга, Московская городская Дума, конгресс Российской библиотечной ассоциации в Красноярске, международная конференция «Библиотеки и информационные ресурсы в современном мире науки, культуры, образовании и бизнеса», которую ежегодно проводит ГПНТБ России в г. Судак. Была обозначена возможность рассмотрения проблемы и на других дискуссионных площадках. Пока остается открытым вопрос, кто будет формировать состав участников дискуссий на этих площадках? Не получится ли так, что специалисты, стоящие по разную сторону баррикад, будут проводить локальные «междусобойчики», на которых будет обозначен только один взгляд на создавшуюся ситуацию? Необходимо создание условий для представления все точек зрения.

В интервью, данном 13 марта газете «Санкт-Петербургские ведомости» А.И. Вислый, говоря о возможных вариантах проведения дискуссии, подчеркнул: «Я готов организовать ее на любой площадке. Поговорить, поспорить, поругаться, в конце концов». Если, действительно, эта готовность существует, нужно сделать все, чтобы широкое и максимально объективное обсуждение состоялось.

Позволю себе некоторый прогноз того, по каким направлениям пройдет предполагаемая дискуссия. Постараюсь при этом максимально уйти от эмоциональных оценок происходящих событий.

Основной темой дискуссии станет вопрос о противодействии физическому объединению библиотек. Протест против юридического слияния РГБ и РНБ объединяет значительную часть профессионального библиотечного сообщества, читателей, ученых, деятелей культуры. Эта тема нашла и будет находить самое широкое освещение в средствах массовой информации.

Второй темой станет обсуждение возможных угроз, которые таит в себе проект А.И. Вислого для людей, относящихся к книгам не просто как к бумажным носителям информации, а как к объектам, обладающим неким сакральным смыслом. Есть еще достаточное количество наших современников, испытывающих благоговение перед книгой и не испытывающих этого чувства перед электронной копией, даже хорошо исполненной. Для них книга служит основным средством научных исследований, а электронные ресурсы — лишь вспомогательным. Так получилось, что основной упор выступления и реплик А.И. Вислого был сделан на информационные технологии. Таким образом, он сам спровоцировал неприятие своих тезисов наиболее яркими представителями библиосферы.

Третий вариант — это обсуждение сути тех изменений, которые ждут две национальные библиотеки с точки зрения объединения электронных ресурсов. На мой взгляд, состав дискутирующих по этому поводу окажется самым малочисленным. В обсуждении этой проблемы будет участвовать узкий круг специалистов: библиографы, каталогизаторы, специалисты в области информационных технологий. Это направление дискуссии станет меньше всего освещаться средствами массовой информации. Оно останется в стороне от протестных движений в силу того, что сама тема весьма специфична, даже с точки зрения терминологии.

Теперь попытаемся разобраться во всем этом. Позволю себе надолго не останавливаться на основной теме обсуждения, связанной с возможностью физического объединения библиотек. На мой взгляд, два месяца дискуссии убедительно показали неприятие обществом этих начинаний. Это вовсе не обозначает, что угроза объединения ушла в прошлое и обществу стоит успокоиться. Об этой проблеме нам предстоит еще многое услышать и прочитать, поэтому оставлю ее для других авторов.

Второй предполагаемый ход обсуждений связан с той угрозой, которую увидели для себя те, кого можно отнести к представителям библиосферы, науки и образования.

И здесь хотелось бы обратить внимание на то, что первыми на пресс-конференцию двух директоров откликнулись петербургские ученые, цвет науки северной столицы. 2 марта прошла пресс-конференция в Петербургском отделении ИТАР ТАСС, на которую были приглашены ведущие научные деятели. Составу ее участников позавидовал бы любой научно-исследовательский институт.

Судя по ходу обсуждения, основные положения сказанного А.И. Вислым 1 марта и стилистика его выступления еще больше укрепили представителей научного мира в понимании того, что над бывшей Императорской публичной библиотекой нависла опасность. Ученые увидели угрозу для своих научных исследований и для научных организаций, которые они представляли. Угрозу они увидели и в личности самого нынешнего директора Российской национальной библиотеки. Во многом это было связано с тем, что в период работы А.И. Вислого в Российской государственной библиотеке был закрыт целый ряд научных отделов. Напомним, что тогда по этому поводу в дирекцию библиотеки поступило письмо, подписанное 450 учеными, в котором они указывали на то, что в результате «оптимизации» библиотека потеряла ряд научных кадров, а ликвидация ряда специализированных отделов (НИО книги и чтения, НИЦ «Информкультура», Отдела русского зарубежья) может негативно сказаться на статусе библиотеки как ведущего центра исследовательской и научной работы.

Да, необходимо помнить и понимать, что национальные библиотеки не только обеспечивали самый широкий спектр научных исследований, но и сами всегда выступали как крупнейшие научные организации в области библиотековедения, библиографоведения и книговедения, являясь ведущими научно-исследовательскими и научно-методическими центрами в области библиотечного дела. Так вот за год, прошедший после ликвидации ряда научных отделов, публикационная активность Российской государственной библиотеки (а это основной критерий, по которому сейчас оценивается эффективность научной деятельности ученого или организации) снизилась в два раза. Наши петербургские коллеги выразили опасения, что ряд научных отделов РНБ ждет судьба «Ленинки». Кстати, надо отметить, что озабоченность сложившейся ситуацией была выражена не только петербургским и московским научным сообществом. Происходящее вызывало тревогу у многих ученых в различных регионах России.

Обеспокоило петербургских ученых и то, что, как мы выше отметили, основное внимание директора национальных библиотек уделяют развитию электронных ресурсов (та же обеспокоенность годом ранее прозвучала и в письме 450 ученых). Не надо забывать, что при всей уязвимости хранения книг (пожары, заливы, стихийные бедствия), электронные ресурсы еще более уязвимы. Практически через каждые десять лет меняются программные средства. Специалисты приводят данные, свидетельствующие о том, что электронные издания на материальных носителях сохраняются не более З0 лет. А вот «Остромирово Евангелие» 1057 года существует в Российской национальной библиотеке и поныне.

На пресс-конференции ИТАР-ТАСС, состоявшейся 1 марта, было объявлено о создании при Правительстве рабочей группы, которой предстоит решать судьбу двух библиотек. Правда, пока ее состав полностью не обнародован. Вызывает опасение, что представители различных министерств и ведомств, которые, как хочется надеяться, войдут в состав рабочей группы, могут посчитать происходящее частным делом Министерства культуры, не имеющим к вверенным им структурам никакого отношения, и тем самым уклониться от детального рассмотрения проектов объединения библиотек. Хотелось бы напомнить представителям Министерства образования и науки и прочим возможным приглашенным участникам обсуждения, что это сотрудники ваших учреждений прежде всего выражают тревогу по поводу судьбы своих исследований, которые наверняка входят в планы научной деятельности ваших организаций. На эту тревогу указывает появление 6 марта 2017 г. письма Ученого совета Института мировой литературы имени А.М. Горького РАН на имя директоров национальных библиотек А.И. Вислого и В.И. Гнездилова. Ученый совет ИМЛИ предложил провести открытые слушания о перспективах интеграции Российской государственной и Российской национальной библиотек с приглашением представителей Министерства культуры, Российской академии наук, МГУ, МГПУ и других российских вузов и деятелей культуры. Кроме этого есть письмо с сотнями подписей научных сотрудников институтов Российской академии наук, преподавателей высшей школы, аспирантов, студентов, работников сферы культуры и др. из различных регионов России, где также подчеркнута необходимость «максимально широкого обсуждения вопросов развития РГБ и РНБ профессионалами библиотечного дела с привлечением авторитетных экспертов в области науки, образования, культуры». Всё это говорит о сложности создавшейся ситуации.

Вернемся же к возможному третьему варианту дискуссии, который имеет отношение к объединению электронных ресурсов национальных библиотек. Не обладая необходимой компетентностью в сфере современных информационных технологий, не рискну давать оценку относительно технологических аспектов проблемы. Однако специалисты уже высказывают тревогу по поводу предлагаемого варианта объединения электронных каталогов национальных библиотек. В последние годы российские библиотеки взаимодействовали друг с другом через электронный Сводный каталог библиотек России. Летом 2016 г. руководители областных библиотек из двадцати регионов России обращались с письмом в Министерство культуры, выражая тревогу за судьбу Сводного каталога. Причина этого обращения заключалась в том, что практически 12 лет Министерство культуры на всех официальных совещаниях четко определяло задачи развития Сводного каталога библиотек России. Затем произошла смена программы, лидеров, изменилось распределение бюджета. Это и вызвало обеспокоенность специалистов.

В обращении отмечалось: «Отключение национальной системы корпоративной каталогизации резко снизит темпы создания электронных каталогов, и поставит под угрозу выполнение показателей, установленных библиотекам в государственных и муниципальных заданиях и дорожных картах». В начале 2017 г. на совещании директоров областных библиотек руководители библиотек снова высказали свои опасения по поводу сложившейся ситуации со Сводным каталогом библиотек России (СКБР). Они были связаны с тем, что решением Министерства культуры правообладание на базу данных СКБР было передано от Центра «Либнет» Государственному информационно-вычислительному центру Минкульта.

Была ли решена эта проблема, удовлетворены ли библиотеки регионов изменившейся картиной и как это всё соотносится с планами объединения электронных ресурсов национальных библиотек? Оставим эту тему для обсуждения специалистами в области информационных технологий. Им же оставим вопросы о реализуемой концепции создании Национальной электронной библиотеки, которая также вызывает критику со стороны как целого ряда специалистов, так и ее пользователей.

Вместе с тем 13 марта в интервью для «Санкт-Петербургских ведомостей», о котором мы ранее упоминали, А.И. Вислый дал понять, что в ближайшее время состоится дискуссия в Общественной палате Российской Федерации. Опять же возникает вопрос, который мы ранее уже обозначили: кто будет формировать состав участников для этой дискуссии? Исходя из анализа сказанного Александром Ивановичем Вислым во время интервью, основной упор будет сделан на его видение проблемы консолидации электронных ресурсов национальных библиотек. Эта проблема весьма специфична. При всем уважении к Общественной палате, выражу сомнения, что там будет достаточное число специалистов в области библиотечных информационных технологий. Хотелось бы, чтобы в обсуждении острой проблемы участвовали ведущие отечественные специалисты в этой области, представляющие разные ведомства и имеющие свой собственный взгляд на то, что предлагает А.И. Вислый.

Позволю себе выразить опасения, что есть проблемы, которые могут оказаться вне сферы обсуждения. Еще в начале 1920-х годов был поставлен вопрос о создании единой библиотечной системы страны. 3 ноября 1920 г. вышел декрет Совета Народных комиссаров РСФСР «О централизации библиотечного дела». В декрете было определено: «1. Все библиотеки, как состоящие в ведении Народного Комиссариата Просвещения, так и библиотеки всех других ведомств, учреждений и общественных организаций объявляются общедоступными, связываются в единую библиотечную сеть Р.С.Ф.С.Р. и передаются в ведение Народного Комиссариата Просвещения (Главного Политико-Просветительного Комитета). 2. Для проведения в жизнь единой библиотечной сети и координирования работы при Политико-Просветительном Комитете Народного Комиссариата Просвещения создается центральная междуведомственная библиотечная комиссия».

По большому счету декрет так и оказался нереализованным, каждое ведомство создавало свою систему библиотечного обслуживания, мало координируя свою деятельность с другими организациями. Были ли еще попытки собрать всех воедино? Да были. Через 55 лет после ранее упомянутого декрета появилось постановление Совмина СССР от 01.10.1975 года «Об организации междуведомственной библиотечной комиссии при Министерстве культуры СССР». В статье 12 Постановления обозначалось: «В целях координации деятельности министерств, государственных комитетов, ведомств, центральных органов общественных организаций по руководству библиотечным делом при Министерстве культуры СССР действует Государственная межведомственная библиотечная комиссия, на которую возлагается рассмотрение основных направлений развития библиотечного дела, определение принципов размещения библиотек в стране, а также решение иных вопросов в соответствии с Положением о ней, утверждаемым Советом Министров СССР».

Но и это не принесло ощутимых результатов. Предложения комиссии можно было выполнять, а еще чаще оставлять без внимания. В 1984 г. была предпринята попытка изменить ситуацию и появился Указ Президиума Верховного Совета СССР «Об утверждении Положения о библиотечном деле в СССР». В новом документе четко обозначалось: «Решения Государственной межведомственной библиотечной комиссии являются обязательными для министерств, государственных комитетов, ведомств и других организаций, имеющих в своем ведении библиотеки». Казалось, что сбудется мечта, нереализованная в 1920 году, но грянула перестройка и идея межведомственной координации работы библиотек ушла в небытие, как затем и организация, утвердившая это Положение.

Девяностые годы коренным образом изменили все, что связано с миром библиотек. Исчезла стержневая основа того, что объединяло все без исключения библиотеки, — их идеологическая составляющая. В мир библиотек пришли новые информационные технологии. Они стали занимать все большее и большее место в библиотечной сфере. Менялось многое, но не менялось одно: каждое ведомство, имеющее в своем подчинении библиотеки, действовало практически автономно, мало считаясь с тем, что происходило в параллельных структурах. Все попытки координации упирались в главный фактор, мешающий этому объединению и обозначавшийся одним словом — «Деньги». Кошельки у ведомств были разные, и самый важный вопрос состоял в том, кто будет доминировать в распределении средств. Вторым моментом являлось то, что каждое ведомство лоббировало свои структуры, занимавшиеся разработкой информационных продуктов. Вместе с тем ясно одно, что без координации деятельности различных систем и ведомств, имеющих непосредственное отношение к библиотечной сфере, создание единого общегосударственного информационного пространства отдалится на долгие-долгие годы.

А ведь в последнее время об этом ведется много разговоров. Для решения этой задачи необходимо создание системы сотрудничества учредителей библиотек, в результате деятельности которой удалось бы найти оптимальные пути консолидации информационных ресурсов на основе поиска единых подходов, близких друг к другу технологий, стандартов и т.д.

В вопросе об объединении информационных ресурсов двух национальных библиотек возникают, прежде всего, два вопроса. Является ли предлагаемая концепция единственно верной для создания оптимальной системы, координирующей деятельность двух национальных библиотек? Да и в принципе трудно пока назвать концепцией представленное авторами проекта А.И. Вислым и В.И. Гнездиловым во время своих публичных выступлений. Но даже то, что было обозначено, вызывает целый ряд претензий у специалистов в области библиотечных информационных технологий. В частности, один из вопросов состоял в том, нужно ли объединять электронные каталоги именно РНБ и РГБ, если последние 15 лет российские библиотеки успешно взаимодействовали с друг с другом через электронный Сводный каталог библиотек России, о котором мы уже упоминали?

И второй вопрос: а не продолжаем ли мы политику создания «удельных княжеств», вкладывая немалые государственные ресурсы в создание информационных библиотечных систем отдельных ведомств? Ведь у нас в стране есть еще одна национальная библиотека — Президентская библиотека им. Б.Н. Ельцина. Правда, она подчиняется другому ведомству — Управлению делами Президента. Эта библиотека имеет свои филиалы в регионах. Есть система библиотек Министерства образования и науки России. Есть старейшая Библиотека Российской академии наук…

В интервью, о котором мы уже упоминали, А.И. Вислый обозначил цель своего проекта: «Состоит она в том, чтобы каждый гражданин России, независимо от того, где он находится — в Петербурге, Москве, Хабаровске, в маленькой деревне на Севере, обратившись к электронным ресурсам двух национальных библиотек, имел возможность получить то, что ему необходимо для его обучения, работы, карьеры, текущей профессиональной деятельности».

Цель, безусловно, благая, если бы не одно «но» — а где упомянутая ранее Президентская библиотека им. Б.Н. Ельцина? Возникает вопрос: почему все как-то дружно забыли, для чего она создавалась? В Послании Президента Российской Федерации В.В. Путина Федеральному собранию от 26 апреля 2007 г. Президент совершенно четко обозначил: «Мною уже принято решение о создании Президентской библиотеки, которая должна стать информационным и связующим звеном для всей библиотечной системы страны». Может, кто-нибудь задастся вопросом, а нужно ли создавать параллельные «связующие звенья» даже во благо «северных деревень»? Все это обойдется стране в приличную «копеечку»!

На возможные возражения, что это библиотека другого ведомства и пусть она сами решает поставленную перед ней задачу, отвечу одно: мы живем в одной стране и решать сложнейшие вопросы создания общегосударственного информационного пространства можно, еще раз подчеркнем, только вместе. Хотелось бы надеяться, что мы все-таки решим вопрос с ведомственной разобщенностью библиотек, с которой страна безуспешно борется начиная с 1920 года.

Сейчас у российских библиотек огромные возможности сотрудничества и координации своей деятельности, которых не было за всю историю их существования. Может, перестать делить сферы влияния? Не настало ли время «людям государевым», в чьем распоряжении находятся библиотеки, и подходить к ним по-государственному? Пока же каждая структура создает свое информационное пространство, затрачивая на это определенные средства. Такие же, а может, и большие средства, будут вкладываться потом в то, чтобы из этих кирпичиков строить одно общее целое. Так не проще ли всем вместе сделать это один раз, и сделать хорошо?

Не надо забывать о том, что у нас в настоящее время имеется три библиотечных ассоциации. Вопрос об объединении национальных библиотек еще больше обнажил проблему необходимости создания системы общественно-государственного управления библиотечным делом страны, в которой все заинтересованные стороны выступали бы как равные партнеры. Это позволило бы избежать тех потрясений, которые в настоящее время переживает библиотечное сообщество, представители науки и обычные читатели. Хотелось бы выразить надежду на то, что в результате широкого обсуждения проблем, связанных с судьбой Российской государственной и Российской национальной библиотек, будут найдены оптимальные пути их развития во благо отечественной науки, культуры и образования.

Александр Мазурицкий, доктор педагогических наук, профессор кафедры библиотечно-информационной деятельности Московского государственного лингвистического университета

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail