Бруклинский мост: авантюра, сделавшая Нью-Йорк тем, чем он стал

Переправа через Ист-Ривер соединила Манхэттен и Бруклин, превратившись в символ великого города

Карина Саввина, 3 Января 2017, 13:10 — REGNUM  

К первой половине XIX века Манхэттен уже задыхался. Тогда еще без помощи небоскребов, 800 тысяч человек еле умещались на площади в 59 квадратных километров. Манхэттен и сейчас остается самым маленьким и густонаселенным боро (округом) Соединенных Штатов Америки, правда, ныне его населяют уже почти 1 млн 700 тысяч человек. Этот остров стал сердцем Большого яблока, финансовой столицы мира, первенство которой до сих пор никто не может оспорить. Но в начале XIX века это сердце билось неровно и грозило остановиться.

Манхэттен был отделен от остального мира тоннами воды Ист-Ривер, или «восточной реки». Хотя это и не река вовсе, а широкий пролив с морской водой и буйным характером: приливы, отливы и водяные вихри делали кипучей не только наземную, но и подводную нью-йоркскую жизнь. У бурно растущего города не было ни единой сухопутной связи с «большой землей» и, казалось, ни единого шанса ее получить.

В ожидании чуда

Но Нью-Йорку повезло: в 1831 году на американскую землю ступил Джон Рёблинг, немецкий эмигрант. Будучи известным мостостроителем, он запатентовал технологию проволочного стального каната для подвесных переправ, успешно использовав ее в Питтсбурге и других городах. Легенда гласит, что однажды ему настолько надоело ждать парома, чтобы пересечь Ист-Ривер, что он решил построить мост, соединяющий Манхэттен и Бруклин. Последний тогда был отдельным городом.

Это была гениальная и отчаянная идея одновременно: трафик судов по Ист-Ривер был самым напряженным в мире, поэтому мост должен был быть обязательно очень высоким, а учитывая ширину водной преграды — еще и самым длинным подвесным мостом на планете. Ничего подобного ранее никто не строил, и городские власти отнеслись к задумке Рёблинга как к абсолютному безумию.

Но тот был уже слишком увлечен. Он понимал, что сухопутная переправа позволит Манхэттену выдохнуть, а Бруклин, с его 400 тысячами жителей, получит мощный толчок к развитию благодаря свободному и быстрому перемещению товаров и рабочей силы. Рёблинг разработал проект моста до мельчайших деталей, от гранитных нео-готических башен до четырех стальных кабелей. Он был убежден, что его дизайн сделает мост «национальным памятником… великим произведением искусства».

«Мост через Ист-Ривер, соединяющий Нью-Йорк и Бруклин, обсуждали столько, сколько каждый себя помнил… Но никто ничего не делал. <…> «Если и появится мост, — писал один человек, — он должен будет перелететь от одного берега к другому через мачты кораблей. Невозможны ни пирсы, ни разводные конструкции. Лишь только единая, великая арка на всю длину. Конечно же, этот мост станет чудом», — писал Дэвид МакКаллох в книге «Великий мост».

Джон Рёблинг был готов претворить это чудо в жизнь. В 1865 году, не получив поддержки у нью-йоркских и бруклинских чиновников, он обратился к частному бизнесу. Благодаря энтузиазму издателя влиятельной газеты «Бруклин Игл» Уильяма Кингсли, а также сенатора и бывшего мэра Бруклина Генри Мерфи, к 1867 году была основана компания «для постройки и эксплуатации моста». Бруклин выделил 3 млн, Нью-Йорк — 1,5 млн долларов. Компании было разрешено устанавливать тарифы за пересечение моста с прибылью не более 15% ежегодно.

Спустя два года, в 1869-м, проект Рёблинга был, наконец, одобрен. Уже через месяц случилась трагедия: упавшая с парома свая раздавила ногу инженера, когда тот разыскивал подходящее место для мостовой башни. Через месяц Джон Рёблинг скончался от развившегося в результате ранения столбняка. В деле строительства моста его заменил сын Вашингтон. Строительство моста началось 3 января 1870 года.

Триумф и кровь

Впервые в мостостроении Вашингтон Рёблинг применил динамит для закрепления на дне кессонов — цилиндрических камер, избавленных от воды с помощью нагнетания сжатого воздуха. На постройку и затопление фундаментов ушло три года — и множество человеческих жизней. Источники расходятся в точной цифре, но известно, что около 20−30 человек погибли на стройке при пожарах, взрывах, а также в результате кессонной болезни (появления пузырьков азота в крови после подъема с глубины), о существовании которой тогда вообще ничего не знали. Мост строили иммигранты за 2,25 доллара в день.

«Внутри кессонов всё выглядело нереальным и странным. Появлялось непонятное ощущение, будто в голову что-то ударило. Пульс сначала ускорялся, а потом иногда падал ниже нормы. Голос звучал слабо и неестественно, говорить было очень тяжело. В этой атмосфере пламенеющих огней, глубоких теней, странного шума от молотов, дрелей и цепей, полуголых мельтешащих тел иной человек с поэтическим складом познал бы инферно Данте. Одну вещь я заметил — время в кессонах летело очень быстро», — писал механик Фаррингтон, работавший на Вашингтона Рёблинга.

Сам Рёблинг-младший, прошедший Гражданскую войну, оказался парализован. Но свою работу и идею отца он не бросил. Поселился в квартире на Бруклинских высотах, чтобы из окон видеть стройку. Его жена Эмили стала третьим создателем великого моста: с помощью мужа она освоила высшую математику и инженерию и до окончания проекта управляла им, находясь на стройплощадке каждый день. Даже пошли слухи, что именно женщина — неслыханно! — является главным инженером моста. Эмили Рёблинг стала первой, кто пересек Бруклинский мост в день его открытия, 24 мая 1883 года.

Ход слоном

Высота знаменитых башен моста, ставших визитной карточкой Нью-Йорка, достигает 84 метров. На тот момент это были самые высокие сооружения в городе.

Столь масштабный проект не мог обойтись без скандалов: однажды недобросовестный подрядчик поставил на стройку некачественную проволоку, и когда об этом стало известно, уже ничего нельзя было исправить — она и по сей день там, в конструкциях моста. Вашингтону Рёблингу пришлось компенсировать ее присутствие альтернативным укреплением переправы.

Кровь все же окропила новый Бруклинский мост, но не из-за халатности инженеров, а из-за людской глупости. И недели не прошло с момента открытия, и по мосту прогуливались тысячи людей, как вдруг кто-то пустил слух, что сооружение не выдерживает нагрузки и вот-вот рухнет. Началась паника, толпа бросилась врассыпную, затаптывая людей. Некоторые прыгали с моста. Погибли 12 человек.

Мосту требовалась срочная маркетинговая помощь. Тогда всех потрясла гениальная идея знаменитого «отца пиара», шоумэна Финеаса Барнума, который в мае 1884 года устроил на мосту парад 21 слона, включая гиганта и всеобщего любимца, звезды лондонского зоопарка Джамбо. Так Барнум одновременно доказал надежность переправы и на весь мир прорекламировал собственное цирковое представление.

В общей сложности Бруклинский мост обошелся в более чем 15 миллионов долларов, что вдвое превосходило первоначальную смету. Его постройка ознаменовала новый этап индустриальной революции, а день открытия объявили выходным. Именно благодаря уникальному для тех лет сооружению Бруклин стал районом Нью-Йорка, влившись в его состав в конце XIX века.

«Сооружение, которое с наибольшей вероятностью станет нашим самым стойким монументом и передаст хоть немного знаний о нас в далекое будущее, будет объектом реальной пользы: это не храм, не крепость, не дворец, но мост», — писал журнал Harper's Weekly в 1883 году.

Символ — в деле

Бруклинский мост до сих пор остается одним из самых быстрых способов добраться до сердца Нью-Йорка — или покинуть его. Он честно послужил американцам и 11 сентября 2001 года, когда весь мир потрясла атака на башни-близнецы в нижнем Манхэттене. Толпы людей тогда в страхе пытались покинуть остров, выбраться на автомобиле было уже невозможно. Горожане уходили от опасности по Бруклинскому мосту и замечали, как он качается в такт их шагов.

Позднее инженеры, обеспокоенные этими свидетельствами, пояснили, что толпа инстинктивно синхронизирует шаг, придавая колебания подвесной конструкции. Еще никогда на Бруклинский мост не обрушивалось столько ног одновременно.

В 2003 году переправа и сама стала целью несостоявшегося теракта. Террорист планировал разрезать стальные тросы паяльником, чтобы мост ослабел и рухнул, но план злодея не удался.

Несмотря на то, что у Бруклинского моста появилось множество «братьев», соединяющих сердце Нью-Йорка с остальным миром, он навсегда останется самым ярким символом своего времени и еще сыграет свою роль в судьбе великого города.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
23.01.17
Элиты украинского майдана сами развалят страну. Не надо им мешать
NB!
23.01.17
Власть, СМИ и поморы
NB!
23.01.17
Отечественная война Белоруссии: без 1812 года. И без Брестской крепости?
NB!
23.01.17
Трамп и Путин на одной стороне баррикады?
NB!
23.01.17
2017: год похорон секрета, казавшегося вечным
NB!
22.01.17
Фийон: Россия — великая страна
NB!
22.01.17
«Челси» легко одолел «Халл Сити» — 2:0
NB!
22.01.17
Условие пересмотра «закона Димы Яковлева» — ответственная позиция США
NB!
22.01.17
Коррупционный скандал в Эквадоре
NB!
22.01.17
Гризманн на последних минутах спас «Атлетико» от поражения
NB!
22.01.17
Венесуэла: «Оппозиция ослеплена ненавистью»
NB!
22.01.17
Впервые состоится татарская секция в рамках Рождественских чтений
NB!
22.01.17
Серж Саргсян: В закупке вооружений Армения не должна повторять Азербайджан
NB!
22.01.17
Новые «старые» документы ЦРУ: Как воевали против СССР
NB!
22.01.17
Трамп отреагировал на марши протеста в США
NB!
22.01.17
«Злука»: Западная Украина боится исходящего из Киева «русского мира»
NB!
22.01.17
Главным защитником глобализации остался коммунист Си Цзиньпин
NB!
22.01.17
Саакашвили обиделся на украинские СМИ за его фото «в кустах»
NB!
22.01.17
Медведев: антироссийские санкции отменены не будут
NB!
22.01.17
«Ещё никогда армянская сторона не была так близка к своей цели по Карабаху»
NB!
22.01.17
СМИ: британская ядерная ракета Trident провалила испытание
NB!
22.01.17
Порошенко: Украина не откажется от Донбасса