«Оказывается, у меня есть Отечество!» — подумал каждый россиянин, прочитав еще пахнущий типографской краской том «Истории государства Российского». Ее автор, историк Николай Карамзин открыл для современников древнюю историю России, как Колумб Америку.

Алексей Венецианов. Портрет Николая Карамзина. 1828
Алексей Венецианов. Портрет Николая Карамзина. 1828

Всем казалось тогда, что до Петра I, кроме векового варварства и отсталости, в российской истории ничего не было. «Было», — ответил скептикам Карамзин. К тому времени создатель «Бедной Лизы» считался писателем номер один в России — основоположником русского сентиментализма. Для издаваемого им журнала «Детское чтение для сердца и разума» он еженедельно писал по два десятка страниц. Простым и доступным языком, которого так не хватало литературе XVIII века. «Я лишен удовольствия читать много на родном языке, — жаловался он другу. — Мы еще бедны писателями».

Разговорный язык и «житейскость» он привнес в главный труд своей жизни. Указом царя Александра I от 31 октября 1803 года Николай Карамзин был назначен историографом с жалованием 2 тысячи рублей в год. Начались бесконечные поиски материалов в архивах, библиотеках и монастырях. Были найдены и изучены «Остромирово Евангелие» XI века — древнейшая из русских книг, Ипатьевская и Троицкая летописи, Судебник Ивана Грозного, «Моление Даниила Заточника» и много чего еще. По воспоминаниям друзей, обнаружив неизвестную Волынскую летопись, Карамзин от радости не спал несколько ночей.

Рукопись «Хождения за три моря» Афанасия Никитина, открытая Карамзиным
Рукопись «Хождения за три моря» Афанасия Никитина, открытая Карамзиным
Valerikpunk

Но мало собрать и изучить. Как написать обо всем так, чтобы было и художественно, и достоверно? «История не роман: ложь всегда может быть красива, а истина в своем одеянии нравится только некоторым умам», — рассуждал историк. Как быть с темными страницами? Брать или опускать? Описывать или анализировать? И как сделать, чтобы понял каждый — и простой человек, и ученый. Отвечая для себя на эти вопросы, Карамзин поделил свое сочинение на две части: полтома образный, почти художественный рассказ для обычного читателя, а вторая половина — примечания и ссылки для специалистов-историков.

Первые восемь томов «Истории государства Российского» увидели свет в 1818 году. Тираж по тем временам огромный — 3000 экземпляров. Раскупили все за считаные дни, хотя цена по тем временам была немалой: 50 рублей. Мнения читателей разделились: одни называли историка якобинцем, другие — монархистом и реакционером. Сам Николай Михайлович оценивал свои взгляды так: «Не требую ни конституции, ни представителей, но чувством останусь республиканцем, и притом верным подданным царя русского: вот противоречие, но только мнимое».

Титульный лист второго издания «Истории государства Российского». 1818
Титульный лист второго издания «Истории государства Российского». 1818

Это «мнимое противоречие» особенно проявилось в описании эпохи Ивана Грозного. Ходили слухи, что 9-й том даже могут запретить. Оценивая царя, историк-Карамзин указывал: объединение земель было необходимо Руси, но как художник сочувствовал новгородцам, описывая, с какой жестокостью шло покорение вольного города:

«Судили Иоанн и сын его таким образом: ежедневно представляли им от пятисот до тысячи новгородцев; били их, мучили, жгли каким-то составом огненным, привязывали головою или ногами к саням, влекли на берег Волхова, где сия река не мерзнет зимою, и бросали с моста в воду целыми семействами, жен с мужьями, матерей с грудными младенцами», — писал он, добавляя, что «сии убийства продолжались пять недель и заключались грабежом общим».

Первое издание «Истории» Карамзина на польском языке
Первое издание «Истории» Карамзина на польском языке
Alma Pater

По убеждениям историк был противником революций, монархистом. Он постоянно проводит мысль о благотворности для России сильной самодержавной власти. «Отечество наше, — пишет он о Древней Руси, — слабое, разделенное на малые области до 862 года, по летоисчислению Нестора, обязано величием своим счастливому введению монархической власти». Несмотря на это, его «Историей», как ни странно, зачитывались будущие декабристы. В день восстания на Сенатской площади 14 декабря 1825 года Карамзин был потрясен и осуждал виденные им «ужасные лица» и услышанные «ужасные слова». Тогда же простудился, заболел, так и не сумев оправиться. Умер в мае 1826 года, но успел добиться возвращения из ссылки Пушкина. «Орешек не сдавался» — были последние написанные им слова очередного тома «Истории». Она оборвалась на междуцарствии 1611−1612 годов.

Василий Тропинин. Потрет Николая Карамзина. 1818
Василий Тропинин. Потрет Николая Карамзина. 1818

Оборвалась жизнь и ее автора — увидевшего свет в семье симбирского помещика 12 декабря 1766 года и покинувшего мир спустя 60 лет. После него остались 12 томов его знаменитой «Истории государства Российского» и немало слов, введенных в русский язык именно Карамзиным. «Впечатление», «влияние», «эпоха», «сцена», «гармония», «катастрофа», «будущность», «влюблённость», «тротуар», «трогательный», «занимательный», «моральный», «эстетический», — все эти слова появились благодаря Колумбу российской истории — Николаю Михайловичу Карамзину.