Закат
Закат
Валентина Андреева © ИА REGNUM

Прошло уже больше месяца, а никак не выходит у меня из головы интервью главы Департамента культуры г. Москвы А.В. Кибовского, которое он дал корреспонденту ТАСС по поводу реформирования московских общедоступных библиотек, хотя сам не любит реформ в культуре [1]. Советник президента РФ по культуре В.И. Толстой подтвердил, что в Москве реализуется глобальная реформа библиотечного дела: «Я буквально на днях обсуждал это с руководителем департамента культуры Москвы Александром Кибовским. По его утверждению, есть функции (у библиотек), которые избыточны, особенно в сегодняшнее время так быстро меняющихся информационных потоков, и есть избыточный, в том числе, персонал, который, вероятно, как-то будет оптимизироваться». Владимир Толстой отметил, что столичный департамент культуры рассчитывает на увеличение возможностей для москвичей в библиотеках, которые будут работать не только как библиотеки в чистом виде, но возьмут на себя новые, в том числе клубные функции [2].

А.В. Кибовский вполне оправдал мои надежды: ведь каждый новый начальник приходит со своим пониманием культурной деятельности. Особенно это актуально сегодня, когда так востребована «оптимизация» ради экономии бюджетных средств. Да и что такого особенного в работе библиотек? Чай, не бином Ньютона. А.В. Кибовский заслуженно встал в первый ряд реформаторов культуры. И не только путем кадровой чистки директоров музеев и библиотек времен С.А. Капкова. Осенью прошлого года его департамент реализовал краудсорсинг-проект «Московские библиотеки». Для непосвященных: чиновники опросили более 10 тысяч человек о путях развития московских библиотек. И А.В. Кибовский открыл для себя, что одной из ключевых проблем является график работы («библиотеки полноценно функционируют, когда жители находятся на работе»). А главным элементом развития библиотек должна стать «клиентоориентированность». Свыше 70.000 человек, заявил А.В. Кибовский на Форуме публичных библиотек в Петербурге, поддержали нашу идею о необходимости создания единого стандарта работы библиотек как современных интеллектуальных культурных центров [3]. Вот она, главная идея московского реформатора, о которой он с гордостью сообщил корреспонденту: «Библиотеки давно превратились в многофункциональные досуговые, культурные центры, востребованные горожанами. Задача департамента культуры — помочь библиотекам развивать самые разные направления. Мы выпустили новый типовой устав библиотек, где кроме узкого определения, что это учреждение библиотечного типа, написано, что это учреждение культурно-досуговое. Для москвича значимость этой формулировки не очевидна. А библиотеке это крайне важно, потому что у нее в прямых полномочиях теперь есть возможность ведения культурных, образовательных, досуговых работ. Теперь можно по-другому строить штатное расписание библиотек».

И что же, спросит неискушенный читатель, во всем этом плохого, ведь о горожанах заботится гражданин начальник. Ох уж эта забота о народе в формате «единого стандарта» для всех! Входили уже мы в эту воду, лежали на прокрустовом ложе… Но память, увы, коротка.

Прежде чем ответить по существу, не удержусь от риторического вопроса, даже восклицания: ну почему всем нашим начальникам кажется, что они лучше профессионалов способны разобраться в сущности и особенностях библиотечной деятельности! Они ведь искренне не понимают, что универсальная категория «клиент» не в полной мере включает человека в систему библиотечной работы, что нужны немалые усилия, чтобы от клиента — через потребителя и пользователя — пробиться к читателю! Вспоминаю чудесное рукописное объявление в поликлинике: «Уважаемые, находясь в медицинском учреждении, помните: вы пациенты, а не клиенты, и прав всегда врач. И вас не обслуживают, а оказывают помощь, лечат или обследуют». Можно поспорить по поводу всегдашней «правоты врача», но в целом очень верно. Клиент — это нечто, я бы сказал, обесчеловеченное, лишенное индивидуальности. Ему не нужен диалог, он только получает. А в театре человек становится зрителем, в библиотеке — читателем. В идеале любое учреждение культуры приглашает стать соучастником чего-то важного, обогащающего ум и душу. И от того, кто пришел, зависит очень многое. Вряд ли театры, филармонии, университеты, клубы, библиотеки, т. е. вся культура и образование согласятся с тем, что они всего лишь обслуживают клиентов.

Московский реформатор с гордостью сообщает, что уже утвержден новый типовой устав, не понимая при этом, что тем самым запускает процесс размывания профессионального ядра библиотечной деятельности (профессор Санкт-Петербургского института культуры А.В. Соколов нашел для этого явления страшное слово «разбиблиотечивание»). Отныне Москва стала родиной еще неведомого, «клубно-библиотечного» типа учреждений культуры.

Похоже, г-н Кибовский не удосужился открыть закон «О библиотечном деле» и вникнуть в суть того, что есть «библиотека»: это информационная, культурная, просветительская организация. А библиотечное дело в масштабах народного хозяйства выступает как отрасль информационной, культурно-просветительской и образовательной деятельности. То есть у библиотеки изначально — по закону — имеются все необходимые полномочия для выполнения культурной, образовательной, досуговой функций. При этом не теряя своей базовой библиотечно-библиографической сущности.

И еще напомню об одном важном принципе, закрепленном в законе, о котором напрочь забыли все учредители. Цитирую ст.14: «Государство выступает гарантом прав, предусмотренных настоящим Федеральным законом, и не вмешивается в профессиональную деятельность библиотек, за исключением случаев, предусмотренных законодательством Российской Федерации». Тезис о невмешательстве в профессию звучит сегодня как насмешка. Об этом скажет руководитель библиотеки любого уровня. В Москве для подобного «невмешательства» была создана специальная организация — городской библиотечный центр (МГБЦ). Его основной целью являлось «осуществление мероприятий, направленных на обеспечение библиотечно-информационного обслуживания населения города Москвы». Но читателей, кажется, там никто не обслуживал, а недавно МГБЦ в соответствие с политикой Департамента был переименован в Дирекцию культурных центров, где определение «библиотечный» говорящим образом исчезло.

Практика в регионах за последние годы убедительно показала, что когда в структуру культурно-досуговых учреждений включают библиотеки, они деградируют очень быстро, так как теряют профессиональную основу работы с книгой и информацией, связь с коллегами по цеху. Москва пошла дальше — перевела сами библиотеки в культурно-досуговый формат. В условиях современных информационных технологий это может стать особенно губительным. Создать специализированную базу данных сложнее, чем работать с «досугом клиентов». Книга должна оставаться ядром работы библиотеки с человеком, превращая его из посетителя в читателя. Для меня библиотека есть совокупность двух главных составляющих: человека и книги, информации и общения. Во взаимодействии этих полюсов при активном участии библиотекаря — не побоюсь высоких слов — идет превращение книжной магии и исторического наследия в культурный капитал всего общества.

…Как-то в сети я набрел на статью о мотоциклах фирмы «Дукати» (DUCATI). Узнал о том, как инженеры создали новый тип мотоцикла «Ducati Multistrada», который в зависимости от внешних условий может работать в четырех режимах: городской мотоцикл — Urban, спортивный байк — Sport, байк-вездеход — Enduro и комфорт — Tourism, надо лишь переключать режимы работы двигателя. Этот универсальный мотоцикл показался мне чудесной метафорой современной общедоступной библиотеки, которая изначально формируется в «базовой» (модельной) комплектации, но в зависимости от типа читателя, населения, местности, других факторов, может легко превращаться в образовательное, информационное, культурно-просветительное, и даже развлекательное пространство, не теряя при этом свой исходной библиотечной сущности. Это не гибридная (ох, полюбили это словечко некоторые специалисты, приобретя пару-тройку электронных документов), а обычная общедоступная библиотека, лишь способная к эффективной работе в различных режимах.

…Причудливым образом в деятельности наших учредителей перемешиваются глупость и новаторство, либерализм и консерватизм, рационализм и очковтирательство. Не в последнюю очередь это происходит потому, что сегодня у нас нет общей концепции развития библиотечного социального института на перспективу. Но даже и то, что имеется, одни чиновники читают, а другие просто не замечают. Департамент А.В. Кибовского выпускает новый устав для общедоступных московских библиотек, совершенно забыв, что существует утвержденный Минкультуры России и рекомендованный органам власти субъектов РФ (а значит и Москве) «Модельный стандарт деятельности общедоступной библиотеки», где дано определение культурно-просветительной деятельности библиотек. При этом профессиональное ядро библиотечной работы не размывается, как это сделано в типовом уставе московских управленцев.

Московское клиентоориентированное реформаторство — вольно или невольно — уводит человека из сферы интеллектуального и нравственного развития в область духовного потребительства. Нельзя допустить того, чтобы книга (и информационные технологии) уходили на «второй» план, а библиотеки постепенно превращались в досуговые центры, которые делают упор на «удовлетворении», а не на «развитии». Не надо делать фетиш из тезиса о «востребованности». Востребованность парка, клуба и библиотеки имеет разную природу. Публику надо еще и поднимать над собой, а не только идти у нее на поводу. Познавательно-гуманистическая (а не развлекательно-потребительская) сущность библиотеки — и есть основа ее востребованности. На нее и должны работать все функции библиотеки. Очень хочется, чтобы действия общества, власти и библиотекарей складывались, усиливая, а не ослабляя друг друга.

Значение библиотеки как универсального просветительского проекта сегодня возрастает как никогда раньше: кто-то должен противостоять социальной архаике, которая так агрессивно вторглась в наш российский ХХI век.

Денег, конечно, нет, но надо держаться.

Басов Сергей Александрович — кандидат педагогических наук, заведующий научно-методическим отделом Российской национальной библиотеки, член Правления Российской библиотечной ассоциации

[1] http://tass.ru/opinions/interviews/3251377

[2] http://tass.ru/moskva/3209045

[3] http://www.rba.ru/forum/images/forum5/text/Kibovsky.pdf