В связи с трагедией в Казани, где 11 мая были расстреляны несколько школьников, полковник МВД в отставке Алексей Трифонов в своём телеграм-канале высказал несколько предложений о том, как в будущем минимизировать подобное.

Стрельба
Стрельба
Geoffrey Fairchild

Следите за развитием событий в трансляции: «Нападение на школу в Казани — трансляция»

Прежде всего, он отметил, что предотвратить атаки одиночек крайне сложно:

«Если человек ни с кем не делится своими планами, не обсуждает их в сети, не заявляет о них своим знакомым, то шансы выявить его на стадии подготовки преступления сводятся к нулю. Тут не поможет ни оперативно-агентурная работа, ни мониторинг сети интернет. Но предотвратить подобные шутинги либо максимально их минимизировать всё же можно. Для этого необходимо разработать комплекс мер, в том числе законодательных», — считает Трифонов.

Обращая внимание на пропускной режим, он напомнил, что во многих школах он осуществляется не профессиональными охранниками из ЧОП, а обычными техническими работниками.

«По документам они, конечно, могут проходить как охрана. Но за ту нищенскую зарплату, что им платят, кроме пенсионеров на эту работу не пойдёт никто. Варианта два. Первый — повысить размер заработной платы и установить возрастной ценз, чтоб отбирать на эти должности физически развитых мужчин, прошедших службу в армии, или ветеранов правоохранительных органов.

Второй — заключение договоров с ЧОП на охрану школ и осуществление пропускного режима. И брать под охрану надо не только школы, но и дошкольные учреждения, а также ссузы и вузы», — считает Трифонов.

Что касается оружия, то, по его мнению, необходимо доработать психологические тесты и проработать опросник для врача-психиатра.

«Вопросы могут быть элементарными: есть ли среди родственников, друзей и знакомых охотники, для чего вам оружие, есть ли опыт обращения с оружием, сможете ли выстрелить в зверя/человека, были ли конфликты с друзьями и т. д. Кто-то может засыпаться и на этом этапе, начать волноваться.

Да, не всё сводится к оружию. Были случаи нападения с ножами и топорами, а изготовить СВУ можно кустарным способом. Всего не предусмотришь. Но минимизировать риски можно», — отмечает полковник Трифонов.

Отдельно он остановился на получении лицензии, разрешающей хранение и ношение огнестрельного охотничьего оружия. По его словам, необходимо ввести институт поручительства.

«Чтобы два человека (охотника) со стажем владения огнестрельным оружием минимум пять лет поручились за кандидата. При том они, конечно, должны быть знакомы (это проверяет участковый по месту жительства) и нести ответственность вплоть до лишения собственных лицензий на оружие.

Это необходимо для того, чтоб такими поручительствами не стали торговать. Упоротым одиночкам будет крайне сложно пройти этот барьер. Ну и, конечно, повышение возраста получения лицензии до 21 или 25 лет. Тут можно рассмотреть градацию для городских и сельских жителей.

Сигналы о массовой покупке патронов должны незамедлительно поступать в органы Росгвардии. Проработать эту систему сложности не составит, так как всё оружие и боеприпасы приобретаются по лицензии», — считает полковник.

В заключение он остановился на вопросах работы подразделений по делам несовершеннолетних в образовательных учреждениях:

«Сотрудник ПДН должен быть другом каждому школьнику и не только читать лекции за всё хорошее против всего плохого, но ещё и выстраивать доверительные отношения. Самое главное во всём этом — каждый ученик школы должен знать, где найти сотрудника ПДН.

А найти его он должен в своей привычной среде обитания, то есть в социальных сетях. Не обязательно быть во всех школьных группах и мониторить их, но каждый ученик должен знать, куда он может стукнуться с тревожной информацией и получить обратную связь».

Как сообщало ИА REGNUM, 11 мая Казани вооруженный мужчина открыл стрельбу в гимназии. Погибли семеро детей и учительница, 16 человек из числа учащихся и сотрудников гимназии ранены.