Можно до бесконечности обсуждать тему экономических трудностей, вызванных антивирусными карантинными мероприятиями. И при этом не замечать скрытых КОВИДом явных причин грозящего стране экономического провала. Вспомним, как снисходительно мы посмеивались над обещанием Барака Обамы «порвать российскую экономику в клочья» и закрывали глаза на собственных «экономических рвачей».

Нет проблем
Нет проблем
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Объявленная властями пандемия на время скрыла другое моровое поветрие, поразившее страну: эпидемию стяжательства. Ещё два года назад Президент РФ В. Путин указал на один из важнейших корней этой проблемы, которая уже тогда, задолго до очевидных признаков нынешнего кризиса, наносила, как он выразился, «колоссальный ущерб экономике». Выступая 5 апреля 2018 на первом после президентских выборов заседании Государственного совета, глава государства заявил: «Справедливая и честная конкуренция — это базовое условие для экономического и технологического развития, залог обновления страны и динамичного движения вперед во всех сферах жизни». На заседании Госсовета глава государства констатировал, что в РФ «немало случаев прямого игнорирования законов, особенно со стороны местных властей… в общем количестве нарушений антимонопольного законодательства со стороны Федеральных органов власти в 2017 году составляет 1,2%, а региональными и муниципальными органами власти — 98,8% нарушений».

Владимир Путин
Владимир Путин
Иван Шилов © ИА REGNUM

Сейчас, когда страна оправляется от последствий «антиэпидемических мероприятий», пора начинать анализировать подлинные кризисные причины, на время замаскированные КОВИДом. А заодно — сорвать маски с региональных руководителей, которые предпочли пропустить мимо ушей сигнал главы государства.

1 июня 2020 года в эфире радио «Комсомольская правда» известный экономист Михаил Делягин привёл пример Самарской области, в которой сорвано задание федерального центра по вводу жилья. Из запланированных 2,2 миллиона кв. м жилья будет введено только 1,6 млн.

Министр строительства Самарской области Евгений Чудаев с начала года объясняет срыв задания Правительства РФ введением эскроу-счетов. Для справки: это — механизм обеспечения безопасности нахождения денежных средств у независимого третьего лица, которому данные средства не принадлежат и которое не имеет своего интереса в сделке. Простыми словами — это счета, которые позволяют покупателям жилья защититься от мошенничества со стороны застройщика.

Михаил Делягин отметил: «Региональные власти могут дать превосходную гарантию, если знают застройщика. Тогда никакие эскроу-счета не нужны. Власти Самарской области не хотят давать гарантий, судя по их действиям. Областная прокуратура усомнилась в том, что господин Чудаев, 33-летний министр, назначенный в декабре 2018 года, имеет право занимать свою должность. Не потому, что у него счета за границей. А потому, что в этой должности ему придётся курировать собственного отца, который является одним из крупнейших девелоперов Самарской области».
Стройка
Стройка
Кульчицкий Александр © ИА Красная Весна

Есть все признаки того, что в Самарской области федеральные плановые показатели вошли в противоречие с клановыми интересами семьи Чудаевых. Самарский строительный магнат Николай Чудаев, согласно данным ЕГРЮЛ, является аффилированным участником 37 компаний с владением доли уставного капитала от 80 до 100%. 33-летний министр строительства Самарской области Евгений Чудаев с 2004 года осваивал азы семейного бизнеса в компаниях своего отца. Вершиной его деловой карьеры в 2014 году стала должность генерального директора «ДК «Древо».

«По странному стечению обстоятельств» за первый год деятельности Чудаева-младшего в кресле самарского министра строительства группе компаний «Древо» направлено свыше 2,2 миллиарда рублей бюджетных средств. При этом конкуренты довольствовались суммами, не превышающими 0,5 млрд. С 2018 года хозяин ООО «Древо. Строительство» Чудаев-старший получил 3 государственных контракта на сумму 688 млн рублей, а также 4 заказа для МБУ «Управление градостроительства и жилищно-коммунального хозяйства» Волжского района Самарской области на сумму 1,4 миллиарда. Помимо этого, «Древо» оказалась единственной девелоперской компанией, включенной в Перечень системообразующих предприятий самарской области. Не исключено, что это стало основой для ещё одного рекорда, поставленного кланом Чудаевых в 2018 году.

Члены правительства Самарской области в 2018 году совершили исторический рывок в показателях личного дохода — увеличили их в семь раз — с 58,7 млн до 407,8 млн рублей. И львиная доля этого достижения в деле повышения благосостояния региональной административной элиты — 80,5% — обеспечена личными заслугами свеженазначенного министра строительства Евгения Чудаева, задекларировавшего доход в размере 328,3 млн рублей.

Интересно, учитывал ли губернатор Самарской области Дмитрий Азаров при назначении члена семейного строительного клана на должность областного министра строительства озвученное в то же время заявление главы государства о колоссальном ущербе экономике, наносимом отсутствием конкуренции?

В 2016 году был объявлен аукцион на выполнение строительно-монтажных работ на объекте «Поликлиника» в микрорайоне Южный город. Стартовая цена контракта — 313,3 млн рублей. Материалы проверки выявили, что объект начал возводиться ещё до начала аукциона. Федеральная антимонопольная служба усмотрела в этом картельный сговор. В результате фирмы, участвовавшие в сговоре, были ликвидированы.

Участников сговора оштрафовали на 3,4 млн рублей. Владельцем попавших в скандал компаний являлся отец будущего главы самарского минстроя Николай Чудаев. Не исключено, что он в совершенстве владеет не только строительными технологиями. Известен трюк с выводом бюджетных средств через участие аффилированных фирм в фиктивных аукционах, когда компания-победитель получает контракт, выводит деньги через подконтрольные «прокладки» и ликвидируется. В большинстве фирм Чудаева-старшего фиксируется минимальная прибыль, в штате числится по одному сотруднику, и уже 26 таких контор ликвидировано. Такая технология подразумевает тесное взаимодействие с «распределителем бюджетов» в системе исполнительной власти.

Воистину, трудно удержаться от искушения превратить государственный подряд в семейный. Особенно если застраиваемый участок воспринимается как личная вотчина. В апреле 2019 года ООО «Древо» получило контракт на строительство поликлиники и крытого катка в возводимом им же микрорайоне Южный город. Стоимость подрядов — соответственно 313,7 и 326 млн рублей. В обоих случаях ООО «Древо» было единственным участником торгов.

Странно также, почему глава региона Дмитрий Азаров не замечает, как член его администрации Евгений Чудаев активно внедряет принципы семейного предприятия в руководимую им отрасль. Он расставил на ключевые должности в «своём» министерстве людей всё того же «Древа». Замминистра строительства Самарской области Альберт Хамзин был финансовым директором этой компании. Ещё один заместитель министра Анна Урусова работала начальником юридического отдела группы компаний «Древо». Газета «Коммерсантъ» в статье «Министра привязали к «Древу», отмечает:

«[Областная] Прокуратура заявила, что Евгений Чудаев не может занимать пост министра строительства Самарской области. Как установила проверка, близкие родственники главы областного минстроя являются собственниками организаций, участвующих в строительстве объектов недвижимости в Самаре: микрорайона Южный город, ЖК «Желябово» и ЖК «Печера.рф». При этом, как сказано в документе надзорного органа, господин Чудаев несвоевременно подал уведомление о возникновении личной заинтересованности, которая может привести к конфликту интересов. Как пояснили в прокуратуре, в марте губернатору Самарской области было выдано представление об устранении нарушений законодательства о противодействии коррупции, которое до сих пор не исполнено».

При таком раскладе губернатору Дмитрию Азарову, очевидно, приходится выбирать из двух зол: с кем не портить отношения — с кланом, который фактически приватизировал региональную строительную отрасль, или с федеральным центром.

Дмитрий Азаров
Дмитрий Азаров
Дарья Антонова © ИА REGNUM

Теперь министр строительства публично заявляет, что поставленная правительством РФ задача ввести в 2020 году в Самарской области 2,2 млн кв. м жилья невыполнима. Вряд ли губернатор Самарской области Дмитрий Азаров не понимает, что его министр, оправдывая срыв программы строительства жилья введением эскроу-счетов, откровенно блефует. Евгений Чудаев ещё в начале года заявил, что «не все застройщики оказались к этому готовы». Если эти счета призваны защитить приобретателей от мошеннических действий девелоперов, то получается, что эта операция проводится, чтобы обезопасить жителей от подконтрольных его же семейному клану фирм. У этого нонсенса есть своя логика.

Федеральный Закон о долевом строительстве (ФЗ-314), на который ссылается глава самарского минстроя, позволяет застройщикам работать и без эскроу-счетов. Но один из крупнейших федеральных банков открыл в Самарской области такие счета на 1,2 млрд рублей и выступил кредитором компании «Древо.Центр» по проекту ЖК «Панова Парк» на сумму без малого 2 млрд рублей. Компания «Древо» получила этот огромный и, по свидетельству местных девелоперов, самый лакомый участок застройки под бывшим военным городком спустя всего три дня после назначения Евгения Чудаева на пост главы самарского минстроя. Теперь уже солидный федеральный банк, выступив кредитором «Древа», по понятным причинам заинтересован сориентировать самарских дольщиков на приобретение именно этого жилья. А оказавшиеся «неготовыми» застройщики просто выдавливаются из бизнеса. Вероятно, в этом и кроется подлинная причина сворачивания объемов жилищного строительства в Самарской области к показателям 2015 года. Оправдан ли риск вводить в заблуждение высшую федеральную власть ради монополизации отрасли в интересах одного аффилированного клана и действовать в режиме удельного княжества?

Этот нериторический вопрос автор адресует лично губернатору Самарской области Дмитрию Азарову, а также напоминает руководству Следственного Комитета и Генеральной Прокуратуры Российской Федерации о праве возбуждать уголовное дело по факту публикации.