Первая российская неправительственная организация, осуществляющая гуманитарную помощь преимущественно за рубежом — Русская гуманитарная миссия, с 2015 года работает на Балканах. За это время организация осуществила ряд гуманитарных проектов, в том числе построила два комплекса солнечных батарей для бесплатного питания энергией детского сада на 500 детей в Рашке (Сербия) и больницы в Билечи (Республика Сербская). После того как в странах региона вспыхнула эпидемия вируса COVID-19, миссия направила усилия на помощь населению в борьбе против этого заболевания. Руководитель представительства «Русской гуманитарной миссии» на Балканах Михаил Бондарь рассказал корреспонденту ИА REGNUM о том, чем в непростые времена может быть полезна помощь неправительственного сектора, а где нельзя обойтись без сотрудничества на межгосударственном уровне.

Коронавирус
Коронавирус
Иван Шилов © ИА REGNUM

С тех пор как эпидемия коронавируса охватила Сербию, вы направили свои усилия на помощь в выявлении и лечении пациентов, в том числе обеспечили две мобильные клиники. Расскажите о ваших акциях в Сербии с момента появления инфекции.

Для того чтобы как-то поддержать население Сербии в сложной ситуации, которая развивается в связи с эпидемией коронавируса, мы организовали комплексную акцию. Пользуясь мощностями своего балканского офиса, мы реализовали проект мобильных клиник, которые работают в разных регионах Сербии. У нас две мобильные клиники — они полностью оснащены всем необходимым для проведения диагностики и осмотра пациентов. Также поликлиники оснащены аппаратами ИВЛ, которые сейчас более чем нужны. Кроме того, у нас работают волонтеры. Они помогают людям, пребывающим на карантине, которые не могут сами ходить за продуктами.

Кроме того, у нас есть лекарства, которые мы пытаемся передать через министерство здравоохранения и которые сейчас достаточно актуальны для того, чтобы их выписывать пациентам.

Можете ли вы немного подробнее рассказать о пользе именно мобильной клиники в условиях эпидемии?

У нас это уже достаточно устоявшееся мероприятие, в том смысле, что вне эпидемии мы и так пользовались мобильной клиникой для того, чтобы проводить скан здоровья населения в регионах, в которые нельзя добраться на обычном автомобиле. Это машины, которые построены на колесной формуле 4×4. Они полностью оснащены, поскольку это одновременно мобильная поликлиника, лаборатория и реанимационная палата, которая содержит все для того, чтобы оперативно доставить человека в стационарную больницу. Эти клиники были предназначены для того, чтобы в отдаленных селах можно было сделать скрининг здоровья пациента и в случае необходимости спасать его на месте или транспортировать дальше. Сейчас, когда разгорелась эпидемия, эти клиники стали еще более актуальными, потому что они также позволяют передвигаться между населенными пунктами, но кроме всего этого, они позволяют увеличить мощность, связанную с количеством приема пациентов. Точнее, эти клиники могут использоваться как приемный кабинет какой-то из больниц. Туда приходят люди, людей осматривают врачи. И получается, что благодаря этой мобильности мы можем выполнять много функций, и зачастую закрываем те направления, которые не так доступны для обычной системы здравоохранения.

Расквартировка подразделения РХЗБ ВС России
Расквартировка подразделения РХЗБ ВС России
Mil.ru

Получается, что эти мобильные клиники ваша миссия уже использовала в Сербии до возникновения эпидемии?

Да, мы неоднократно проводили мероприятия под названием «мобильная клиника». Именно в рамках этих мероприятий группа сербских и российских врачей на этих машинах передвигалась по отдаленным населенным пунктам и непосредственно оказывала людям помощь. Это было раньше. Мы передали эти клиники на баланс двух крупных медучреждений Сербии два года тому назад. А сейчас эти клиники получают дополнительную актуальность из-за общей эпидемиологической ситуации.

Недавно правительство Сербии направило официальное обращение к Российской Федерации с просьбой о помощи в борьбе против коронавируса. Исходя из опыта вашей гуманитарной организации, какую помощь Россия могла бы в первую очередь предоставить Сербии в этой борьбе?

Гуманитарная работа ведется, в ней задействована в том числеи Русская гуманитарная миссия. Надо отметить, что мощности нашего офиса на Балканах недостаточно, чтобы покрыть все необходимые направления — мобильные клиники, волонтеры и лекарства, это далеко не все, чем мы можем помочь. Поэтому мы заинтересованы в том, чтобы со стороны России была оказана помощь братскому народу. Не стоит забывать о том, что сама Россия находится в сложной ситуации, и для любой помощи, связанной с движением основных медицинских средств — масок, дезинфекционных средств, средств защиты и так далее нужно специальное постановление правительства. Так же, как и в Сербии, в России запрещено пересекать границу, имея при себе большую партию такого важного на сегодняшний момент медицинского материала. Тем не менее, я убеждён, что помощь будет оказана. Знаю, что от Сербии поступило обращение за помощью, от Республики Сербской тоже — была прямая линия между членом президиума Боснии и Герцеговины от Республики Сербской Милорадом Додиком и министром иностранных дел России Сергеем Лавровым. В ближайшее время отклик будет, и я верю, что он будет положительным. Я предполагаю, что помощь в основном будет направлена на закупку медицинских масок, перчаток, спецодежды, тестов на коронавирус и необходимых лекарственных препаратов, в соответствии со списком, который направлен со стороны Сербии и Республики Сербской в Россию.

Милорад Додик
Милорад Додик
Medija centar Beograd

Целесообразно ли на ваш взгляд направлять на Балканы российских врачей-эпидемиологов, так как это сделал Китай для Сербии?

Даже на сегодняшний день контакт между специалистами из России и специалистами из Сербии налажен. Врачи всё равно консультируются, будь это на неформальном или на официальном уровне. Конечно, обмен опытом между коллегами происходит. Надо отметить, что Россия — страна с самой большой сухопутной границей с Китаем, и, конечно, с этим вирусом Россия знакома не понаслышке. Вся информация, имеющаяся об этом вирусе, доступна российским врачам не первый месяц. Я, конечно, не медик, и мне сложно судить об этом, но хочу отметить, что, судя по тому, как проявили себя наши медики в Италии, зная о взаимодействии с рядом передовых лабораторий, которые занимаются вирусологией, наши врачи в Сербии вреда бы не принесли. Наоборот, они скорее помогли бы местным специалистам в борьбе с вирусом. Поэтому я всячески приветствую то, чтобы кроме актуальных товаров, которые необходимы для помощи населению, в Сербию прибыли бы и специалисты из России.