Женщина, летевшая в одном самолёте с умершим малышом из Петропавловска-Камчатского, поделилась с журналистами регионального Кам 24, подробностями, которые она наблюдала во время полёта. Очевидица утверждает, что у представителей минздрава Камчатки не было с собой ни лекарств, ни кислородного баллона для помощи малышу, передаёт корреспондент ИА REGNUM.

Свечи
Свечи
Марина Каширская © ИА REGNUM

Анастасия попросила не называть её фамилии, поскольку боится недоброжелателей. К тому же у её малыша тоже порок сердца, но ему повезло — он долетел живым, его прооперировали в хабаровском сосудистом центре.

«Когда у Дениса начал пищать датчик сердечной деятельности, прикрепленный к ручке, нас пересадили. Я тоже посмотрела на датчик на руке своего сына, мне стало страшно, он показывал давление 220! Я заплакала, стала звать врача. Но врач был занят реанимацией Дениса. И я могу подтвердить, что медики просили кислород и лекарства у стюардесс. Зачем, если у них, по утверждению министра здравоохранения, всё было и всего хватало?» — задается вопросом Анастасия.

Женщина также сообщила, что маме погибшего малыша Ольге изначально было обещано, что её ребёнок полетит в специальном кювезе, в котором есть всё для поддержания функций недоношенного или заболевшего малыша. Но дети летели просто на руках у мам.

Анастасия тоже весь полёт умирала от ужаса.

«Я хотела покормить своего сына. Но смеси были в пакете у медика. А медики были заняты реанимацией Дениса. Так весь полёт, пять с половиной часов, мой двухмесячный ребёнок с пороком сердца летел голодный. Слава Богу, что мой мальчик всё это пережил и долетел до аэропорта! А если бы не долетел?! Как бы тогда объяснялось камчатское министерство здравоохранения две детские смерти во время перелёта, где у них, по их словам, всё было предусмотрено и запланировано?»
Анастасия, очевидец смерти ребенка

Анастасия рассказала, что в аэропорту Хабаровска их с сыном встретила бригада скорой помощи, врачи удивились, спросили, почему прилетел всего один ребёнок?

«Я плакала, только смогла сказать, что Олин ребёнок умер. 11 октября моему мальчику сделали операцию, потом мы лежали в реанимации, потом, когда стало лучше, меня ненадолго отпустили к Оле, чтобы поддержать её. С ней никто из камчатского минздрава не встретился даже».
Анастасия, очевидец смерти ребенка

Анастасии, малыш которой пережил сложнейшую операцию на сердце, тоже пришлось понервничать. В сосудистом центре Хабаровска ей сказали, что билет на перелёт в обратную сторону также предоставляется по квоте. Она позвонила в минздрав Камчатки. Но в минздраве Камчатки очень удивились и предложили женщине обратиться за билетом к тому, кто ей это сказал. Только после того, как находившаяся в Петропавловске мама Насти позвонила в минздрав, билет ей и её малышу предоставили.

Обстоятельствами смерти маленького Дениса занимаются следователи в рамках уголовного дела. Вопросов много — например, почему двух малышей — сердечников перевозили в обычном самолёте, не оборудованном для перевозки тяжелобольных детей?

Как сообщало ИА REGNUM, в октябре 2019 года на борту пассажирского самолёта летевшего из Петропавловска-Камчатского в Хабаровск скончался маленький ребёнок с пороком сердца. Его везли на операцию.