«В первую очередь, стоит заявить, что привлечение экспертов для оспаривания результатов посмертной экспертизы, проводившейся в отношении Михаила Хачатуряна, абсолютно законно. Это является частью проводимого мной адвокатского расследования, на которое я имею право согласно законодательному акту «Об адвокатуре и адвокатской деятельности».

Доказательства
Доказательства
© ИА REGNUM

Наталья Фомичева в своём высказывании ссылается на так называемый Этический кодекс психолога, в котором прописано, что проведение любой психологической экспертизы заочно, то есть без личной беседы с пациентом — грубейшее нарушение этики. Другой психолог из Москвы сообщила, что проведение экспертизы без наличия подэкспертного является ненаучным форматом расследования, так пересказ всегда проходит через призму личной оценки. В связи с этим непременно возникает вопрос: каким образом проводилась посмертная экспертиза в отношении Михаила Хачатуряна?

Глава семейства на момент проведения экспертизы был мертв, а в качестве диагноза в её заключении стоит расстройство сексуального предпочтения. Михаилу, по словам проводивших экспертизу экспертов, были свойственны агрессия и пренебрежительное отношение к женщинам. Именно эти данные используются для доказательства якобы имевшего место сексуального насилия отца над дочерьми.

У психолога
У психолога

Проведение экспертизы в отношении человека, которого нет в живых, нарушает тот самый Этический кодекс психолога, поскольку провести с ним личную беседу уже невозможно. Кроме того, никаких прижизненных медицинских документов Михаила Хачатуряна, подтверждающих данный диагноз нет — он не обращался к психологу или сексологу.

С правовой точки зрения внесение в официальные документы заведомо ложных сведений преследуется по закону — это статья 292 УК РФ, фиктивно выставленные медицинские диагнозы квалифицируются как служебный подлог. Ситуация получилась следующая — защитники обвиняемой стороны сами опровергли не только результаты, но и правомерность проведения посмертной экспертизы в отношении уже покойного на тот момент Михаила Хачатуряна.