Проблема домашнего насилия возникла, пожалуй, с самого момента возникновения человечества, однако в последние пару десятилетий стала вызывать резкий и масштабный общественный резонанс во многих странах мира. Мы наблюдаем многотысячные марши феминисток и представителей иных организаций защиты прав женщин, требующих максимального ужесточения наказаний для «насильников» и «тиранов».

Жан Жорж Вибер. Монахини
Жан Жорж Вибер. Монахини

Законы о домашнем насилии на данный момент существуют в самых передовых странах Запада. В США он был введён еще в 80-е годы прошлого века, а с началом нового тысячелетия эта тенденция добралась и до Европы. Что касается России, то прецедентом для начала активного обсуждения подобного законопроекта стало прогремевшее на всю страну дело сестер Хачатурян.

Так как же российская общественность пришла к такому шагу?

В 2016 году депутаты от партии «Единая Россия» внесли законопроект об отмене уголовной ответственности за побои в семье, и Государственная дума его приняла. За тогда проголосовали 380 депутатов, а против — 3. Фактически домашнее насилие было декриминализовано. Год назад, 27 июля 2018 года, произошло беспрецедентное убийство своего отца сёстрами Хачатурян. Это событие стало толчком к массовым демонстрациям объединений разного толка, прежде всего, феминистических. Подключились звезды шоу-бизнеса и правозащитники, которые стали активно требовать введения аналогичного западному закону в России.

Конечно, такой закон может снизить число домашних побоев, однако не нужно приравнивать такие случаи к взаимоотношениям в семье Хачатурян. Давайте расставим точки над «i».

Пила
Пила
majgot

Любой грамотный специалист, изучив материалы дела, сразу поймёт, что дело троих сестер к домашнему насилию никакого отношения не имеет. Отец действительно был строг и пытался воспитывать дочерей в патриархальной традиции, вот только никаких доказательств применения физического и тем более сексуального насилия, кроме слов самих сестер, найдено не было. Напротив, все улики указывают на тот факт, что это было жестокое и преднамеренное убийство. Речь идёт, в частности, о переписках дочерей в сетях со своими друзьями, где они в открытую говорили о планах убить отца, и о пилах, найденных у них дома.

Стоит также сказать и о поведении сестер. Проработав много лет с жертвами домашнего насилия, можно практически сразу их отличить — как правило, это очень подавленные и испытывающие ненависть ко всему мужскому роду женщины, на телах которых нередко можно увидеть синяки и ссадины. Ни у одной из сестер Хачатурян подобных признаков не наблюдается, а что касается взаимоотношений с противоположным полом, есть многочисленные фото и видео в сети, на которых они пристают в магазине к мужчинам незнакомым и устраивают шумные вечеринки со знакомыми.

Я никого не призываю остановить продвижение подобных законодательных инициатив, общественные организации и правозащитники имеют на это полное право. Вот только ссылаться при этом необходимо на те случаи, где женщины действительно подвергались жестоким избиениям и сексуальным домогательствам, а не на преднамеренное отцеубийство с последующей ложью во спасение.