Не только природные бедствия из-за наводнения и пожаров переживает сейчас Иркутская область. Как сообщил в своём блоге кандидат биологических наук Виталий Рябцев, всего нескольких дней не хватило крупной колонии птиц для того, чтобы выжить. А всё потому, что на Иркутской ГЭС решили произвести сброс воды.

Колония речных крачек на Ангаре
Колония речных крачек на Ангаре
© Виталий Рябцев

«На фоне беды Тулуна то, о чем я буду писать, многим покажется несущественной мелочью, но говорить надо и об этом. Иркутская ГЭС с зимы резко увеличила расход воды. В результате весь май островки на Ангаре ниже ГЭС (Иркутск), за которыми наблюдаю, были затоплены. Но в начале июня сброс уменьшили до 1600 кубических метров в секунду. Некоторые из островков частично показались над поверхностью. Вот на этом островке сформировалась самая крупная в районе Лисихи колония речных крачек — примерно 30 пар».
Виталий Рябцев

По наблюдениям иркутского учёного, некоторое количество пар загнездилось и на совсем крошечных островках. Виталий Рябцев полагает, что массовое появление птенцов должно было происходить в двадцатых числах июня, но 30 июня его супруга, проезжая по плотине, видела, что все островки полностью затоплены.

«ГЭС резко усилила сброс. Не понятно — зачем? На Байкале уровень сейчас не настолько высок, чтобы требовалось «спускать воду»… 8 июля лишь один островок с упомянутой выше самой крупной колонией крачек чуть выступал над водой. Точнее, был затоплен на 2−3 см, крачки стояли в воде, моча брюхо. Насчитал пятерых птенцов, уже довольно крупных. А должно их было быть после вылупления — примерно 50−60. Выжили только самые старшие. Смогли доплыть до расположенного поблизости Квадрата. Потом, когда их островок чуть показался над водой, — вернулись (на насыпи Квадрата постоянно находятся люди) на него. Маленькие птенцы погибли в холодной воде. Им не хватило лишь нескольких дней с пониженным сбросом воды».
Виталий Рябцев

Иркутский учёный напомнил, что, таким образом, повторились события 2015 и 2017 годов.

«По моему заявлению о гибели птичьих гнезд в 2015 году Служба по охране животного мира Иркутской области судилась с «Иркутским публичным акционерным обществом энергетики и электрификации» (принадлежит Дерипаске). Вместо того, чтобы оплатить копеечный по меркам компании ущерб, энергетики наняли целую бригаду юристов. Арбитражный суд проигнорировал информацию орнитологов и взял за основу биологически безграмотное утверждение юристов (раз над островками летают птицы, значит, ущерб им не причинен!), не знающих, что кроме взрослых птиц в это время на островках имеются также птенцы и яйца.

Но была сделана хотя бы попытка заставить энергетиков отвечать за причиняемый природе ущерб. Однако это осталось в прошлом. После реорганизации вышеупомянутой службы (2018 г.) ее покинули специалисты, искренне болеющие за свое дело, пытавшиеся охранять животный мир региона. Теперь там некому заботиться о мелочах, подобных гибели птичьих колоний. Остались те, кто считает санитарные рубки в заказниках (включая «Туколонь») делом важным и очень полезным. Они же теперь подчиняются «самому эффективному (на региональном уровне) лесному министру».
Виталий Рябцев

Как уже сообщало ИА REGNUM, наводнение в Иркутской области началось после проливных дождей. С 26 июня реки вышли из берегов и подтопили более 100 населённых пунктов. Помимо ЧС в связи с паводком, в нескольких районах Приангарья введён режим чрезвычайной ситуации из-за природных пожаров. Полыхают десятки тысяч гектаров, а потушили всего чуть более 5 тыс. га очагов возгорания.

Скандальное уголовное дело в отношении «лесных» чиновников Иркутской области находится в завершающей стадии. Следователи СКР обвинили их в бездействии, которое привело к сплошной вырубке 120 га лесного фонда в заказнике «Туколонь», что повлекло ущерб Российской Федерации на общую сумму около 748 млн рублей.

Читайте также: В Иркутской области полыхает более 50 тыс га леса, который решено не тушить

Читайте также: «Мы не Нотр-Дам и даже не подводная лодка»: жители Тулуна переживают потоп

Читайте также: Следствие настаивает на виновности иркутского «лесного» министра