«На руках у сотрудников Следственного комитета не было никаких постановлений. У нас изъяли все компьютеры, всю документацию. На вопрос: на каком основании? Ответ — сбор доказательной базы в рамках расследования уголовного дела», — заявил ИА REGNUM генеральный директор компании Анатолий Кушнир.

Следственный комитет
Следственный комитет
Sledcom.ru

В своём Послании Федеральному собранию РФ в феврале 2019 года Владимир Путин в очередной раз напомнил о необходимости прекращения необоснованного уголовного преследования бизнеса. Он поручил правительству «улучшить деловой климат и качество национальной юрисдикции» для повышения инвестиционной активности.

«Чтобы добиться тех масштабных целей, которые стоят перед страной, нам нужно избавляться от всего, что ограничивает свободу и инициативу предпринимательства. Добросовестный бизнес не должен постоянно ходить под статьёй, постоянно чувствовать риск уголовного или даже административного наказания.

Сегодня почти половина дел (45 процентов), возбуждённых в отношении предпринимателей, прекращается, не доходя до суда. Что это значит? Это значит, что возбуждали кое-как или по непонятным соображениям. А что это значит на практике? В результате на одного предпринимателя, бизнес которого разваливается в этой связи, в среднем приходится 130 сотрудников, потерявших работу. Давайте вдумаемся в эту цифру, это становится серьёзной проблемой для экономики. Бизнес указывает на целый ряд проблем в законодательстве и правоприменительной практике». (Из Послания Президента Российской Федерации Совету Федерации 20 февраля 2019 года)

Спустя ровно две недели после этого заявления президента его актуальность была буквально проиллюстрирована на практике. 3 марта 2019 года на деревообрабатывающей фабрике компании «Сибирские полы» в г. Вышнем Волочке Тверской области сотрудники Следственного комитета провели масштабный обыск.

«Сибирские полы» — это уникальное вышневолоцкое предприятие, которое под брендом «Siberian Floors» известно во всём мире. Полы премиум-класса из Вышнего Волочка украшают самые престижные отели, дворцы, магазины и бутики люксовых марок на всех континентах за исключением Антарктиды. Предприятие основано с нуля в 1995-м году, когда его основатель Анатолий Кушнир возвратился из США в Россию после эмиграции, вместе со страной преодолел все экономико-социальные перипетии и готовился достойно встретить в будущем году четвертьвековой юбилей своего индустриального детища. Но…

«На руках у сотрудников не было никаких постановлений. У нас изъяли все компьютеры, всю документацию. На вопрос — на каком основании — последовал ответ: «Сбор доказательной базы в рамках расследования уголовного дела», — поделился подробностями инцидента основатель и владелец «Siberian Floors» Анатолий Кушнир. Он считает это эпизодом операции рейдерского захвата предприятия в стиле «лихих 90-х». В эксклюзивном интервью ИА REGNUM А. Кушнир поделился подробностями анатомии конфликта.

: Вы вернулись в Россию из эмиграции в середине пресловутых «лихих 90-х». Что побудило: ностальгия или деловая стратегия?

Уникальные возможности и, соответственно, перспектива. В России, как известно, изобилие древесины как сырья. Но уже тогда было ясно, что отсутствуют технологии её глубокой переработки. Я решил этим воспользоваться, и опыт прошедших десятилетий показал, что не прогадал. Даже сегодня, четверть века спустя, у нас всё ещё доминирует желание получать «короткие» деньги за необработанное дерево. И пока за границу идут гружёные «кругляком» составы, нам удаётся держать лидирующие позиции и в стране, и в мире. Речь идёт о сегменте премиального класса изделий, преимущественно паркетных полов из ценных пород «под ключ», готовых к укладке.

Я сразу обосновался в Вышнем Волочке. В 1995 году было зарегистрировано предприятие. Выбор города был рациональным решением. Привлекало его выгодное географическое расположение между двумя столицами. Помимо того, что это — очень ёмкие рынки, от Вышнего Волочка — короткое транспортное плечо до балтийских «портовых ворот» для экспорта на Запад. Именно изначальная экспортная ориентация предопределила дальнейшую стратегию нашего технологического развития.

Первоначально планировалась торговля российской лиственницей на западных рынках. Эта порода во всех отношениях уникальна. Прежде всего своей долговечностью. Известно, что венецианские подводные фундаменты вот уже несколько веков зиждятся на сибирских лиственничных сваях. В 1998 году запустили предприятие по глубокой переработке лиственницы из Сибири. Она включала полный цикл до готовой паркетной доски. Добились конкурентоспособного качества и начали поставлять продукцию на экспорт, прежде всего в Нидерланды и США. Собственно, это и дало название компании — «Сибирские полы». Но постепенно стало сказываться большое транспортное плечо от Сибири до нас. Китай к лиственнице ближе, а конкурировать с китайцами, которые тоже раскусили свойства этой древесины, стало нерентабельно. И мы переключились на российский дуб.

: Известно, что российский дуб считается наиболее ценным по сравнению с породами из других климатических зон. Короче северное лето — плотнее годовые кольца — выше прочность. Но и для обработки требуются более высокие затраты.

Но и стоимость добавляется соответственно, что определяет соответствующий класс и ценовой сегмент. Наши полы украшают многочисленные люксовые сети отелей в Соединённых Штатах, такие как «Челси» и «Эймс». В нью-йоркском отеле «Гринвич» Роберта де Ниро, излюбленном месте голливудского бомонда, наши вышневолоцкие дубовые полы соседствуют с каррарским мрамором, тибетскими коврами и английскими кожаными диванами.

Мы оснастили нашим паркетом 12 тысяч квадратных метров полов в культурном центре Кувейта, 2 тысячи квадратов художественного авторского пола Президентского дворца в Туркменистане. В Лондоне российский дуб нашего производства устилает полы дорогих вилл и магазинов. Это — крупная мировая сеть ювелирных бутиков «Мобасан», сети таких мировых брендов, как «Дизель» и «Наутика». Можно перечислить ряд престижных ресторанов, таких как заведения сети Агаларова. Во всех московских и питерских кафе «Хлеб насущный» мебель, двери, полы — от «Siberian Floors».

: Конкуренция на таком рынке требует соответствующей технологии и специалистов, способных ею управлять. Ещё год назад, в предыдущем Послании Совфеду, президент РФ заявил о «рубежном характере» нынешнего момента для страны. «…Скорость технологических изменений нарастает стремительно, идёт резко вверх. Тот, кто использует эту технологическую волну, вырвется далеко вперёд. Тех, кто не сможет этого сделать, она — эта волна — просто захлестнёт, утопит», — заявил Владимир Путин. Но пока продолжает «лысеть» сибирская тайга и бесконечные составы с кругляком отправляются за границу. Как эту задачу удалось решить Вам?

Мы начинали с нуля. Никакой приватизации. Только полуразрушенные цеха заброшенного завода железо-бетонных изделий. Вырученные деньги постоянно инвестировались в строительство и новейшее оборудование.

Специалистов — от первого до последнего человека, выращиваем сами. Для новейших станков, которые мы закупаем у ведущих европейских производителей, специалистов соответствующей классности у нас не готовят. Уникальное оборудование для уникальных работ требует уникальных навыков. Каждый человек, который приходит к нам работать, сначала обучается здесь же, на своём будущем рабочем месте. Вместе с импортируемым оборудованием прибывает технолог, осуществляет шеф-монтаж, а потом обучает наш персонал. Чтобы человек достиг определённой классности, требуется время. За две недели обучить такого специалиста невозможно. И пока не добиваемся результата, мы оплачиваем фирме-поставщику пребывание и преподавание инструктора. В среднем один специалист начального этапа обучается в срок от шести месяцев до года. Затем переходит на другой уровень обучения. Так мы вырастили целую плеяду специалистов. На данный момент у нас работает 180 человек.

: Вышний Волочёк — типичный «депрессивный» город. Буквально на глазах прекращают свою деятельность магазины и кафе, напротив Вашего предприятия стоит построенный, но так и не введённый в эксплуатацию торговый центр. Причина типичная — у населения нет денег. Перебои с зарплатой произошли и на Вашей фабрике. Что, как оказалось, стало причиной возбуждённого против Вас уголовного дела. В чём подлинная подоплёка?

То, что, по идее, должно быть привлекательно для государства — устойчивое экспортно-ориентированное предприятие — привлекло людей, охочих до плодов чужого четвертьвекового труда. И, если откровенно, виной тому мои американские стереотипы. Там в бизнесе тоже работает принцип «доверяй, но проверяй». Но ничто так не укрепляет доверие, как подписанная бумага. И ещё: в стратегическом залоге сотрудничать нечестно невыгодно. Я не учёл, что людям, организующим захват чужого имущества, стратегическое мышление чуждо. Тактика сиюминутного хапка в какой-то момент оказалась сильнее.

События развивались так. Спрос на нашу продукцию постоянно увеличивался. Я начал испытывать дефицит сырья. Нашёл в Курской области предприятие с 10 тыс. га леса и пилорамой для первичной обработки. Но свободных денег для приобретения этого сырьевого источника у меня было недостаточно. По рекомендации привлёк партнёров — Юрия Надточего и Александра Невенчанного. Договорились о совместном приобретении и зафиксировали эту договорённость в соответствующем протоколе: доли владения — пополам, и эксклюзивные поставки сырья моему предприятию. Ещё одним подписантом этого протокола являлся Максим Крикунчик, на которого, согласно этому протоколу, были возложены обязанности отвечающего за стратегическое развитие предприятия. Крикунчик выступал гарантом наших договорённостей: солидный деятель столичного аптечного бизнеса, представитель, с его слов японской корпорации «Омрон». В итоге, «стратегическое развитие» вылилось в то, что после невнятных объяснений это предприятие «партнёры» оформили на своих дочерей.

(прим. Ред.: согласно данным Реестра субъектов малого и среднего предпринимательства, владельцами предприятия ООО «Банищанская Дача» с уставным капиталом 30 тысяч рублей 14 сентября 2018 года стали Надточий Полина Юрьевна и Невенчанная Ольга Владимировна с долями соответственно 80 и 20 процентов.)

Я пренебрёг этим нарушением первоначальных договорённостей. Моя логика — всё равно я являюсь для этого предприятия основным рынком сбыта. Я не стал обрезать пути для, как мне казалось, взаимовыгодного сотрудничества. И в этой логике совершил очередную ошибку.

С сентября месяца, по «стратегическому» указанию Максима Крикунчика Надточий и Невенчанный начали претендовать на участие в глубокой переработке древесины на вышневолоцком предприятии. Это был второй этап, на котором я пытался построить работу на взаимном интересе. «Партнёры» высказали подозрение, что «их» лес — тот самый, которым мы изначально должны были владеть совместно — уходит на сторону необработанным. «Чтобы доверять», они захотели быть внутри процесса производства. Я пошёл на это, наивно полагая, что этих людей интересует стратегия совместной выгоды. Подчёркиваю, никакого юридического слияния не происходило, Надточий и Невенчанный оставались посторонними, которых я, не предвидя их злого умысла, просто допустил до управления производством.

Эта ошибка чуть не стала фатальной. Вместо увеличения оборота внезапно упали продажи. Началось откровенное саботирование исполнения заказов, так необходимых для оплаты труда людям и инвестирования в дальнейшее развитие. Например, был сорван заказ для отеля «Хилтон» в Италии и «Челси» в США, крупный частный заказ для Англии. Начались недоразумения с потребителями, стала страдать наработанная годами репутация компании. Понятно, чем такое чревато в условиях высокой конкуренции.

: Ваши действия в сложившейся ситуации?

Я вступаю с ними в конфликт, заявляю, что они не компетентны управлять производством. На что мне было отвечено: «Мы пойдём своим путём, тебе на заводе делать нечего!» Я указал Надточему на дверь, но выяснилось, что саботаж распространился на весь руководящий персонал предприятия. Как пример — директор по экспорту отказался отгружать заказчикам даже уже изготовленную по предварительным заказам продукцию. При этом на моё возмущение он объяснил это запретом Надточего. Я понял, что это — рейдерский захват, и капкан захлопывается. И я «дёрнул аварийный стоп-кран»: поменял охрану предприятия и полностью отстранил захватчиков, перекрыл информацию по финансовым потокам и договорам. Это позволило удержать ситуацию под контролем.

: В чем логика людей, собиравшихся завладеть предприятием, саботировать выполнение его заказов? Зачем рубить под собой сук?

Это стало понятно, когда меня начали откровенно шантажировать тем, что у захватчиков против меня есть материалы для уголовного дела. Если я не переуступлю им фабрику, они угрожали в ближайшее время меня посадить. Мне было сказано, что обвинение по уголовной статье неизбежно, и предложили прекратить всё и обнулить долги в обмен на передачу документов на право владения моим предприятием. Я отказался. И, действительно, в этот сценарий моментально вступили следственные органы. Было возбуждено уголовное дело по факту задолженности по зарплатам. Вот зачем рейдерам понадобилось саботировать экспортные заказы. Меня лишали оборотных средств, одновременно накапливая долги по зарплатам персоналу. Оказалось, что всё это время Надточий и Невенчанный провоцировали персонал, чтобы люди написали на меня жалобу в прокуратуру. Некоторых просто заставляли под угрозой увольнения, некоторые подписывали пустые бланки. Они даже не понимали, что подписываются под заявлением на возбуждение против меня уголовного дела.

: Угроза Ваших «партнёров» Вас посадить и рьяное включение следственных органов в «восстановление справедливости» — не случайное совпадение?

Я не могу этого утверждать. Но есть странности. Когда я явился на первый допрос, у нас была задолженность по зарплате за один месяц. В заявлениях было указано, что она составляет два месяца. И тем не менее против меня как генерального директора уголовное дело по факту невыплаты зарплаты было возбуждено.

Я пытался всё объяснить, предложил ознакомиться с документами. Вместо этого 3 марта 2019 года на предприятие нагрянула бригада Следкома. И, не предъявляя никаких документов на право проведения этой операции, у нас изъяли всю документальную базу и компьютеры. Надо ли объяснять, что эти действия фактически продолжали логику рейдеров и никак не способствовали выправлению ситуации, чтобы погасить задолженность по зарплатам. Возможно, это — результат простой исполнительской некомпетентности.

Проблему усугубило выступление некоторых СМИ, в которых меня, ещё до открытия против меня уголовного дела, объявили мошенником и аферистом. Это нанесло второй удар по репутации компании. Многие постоянные клиенты стали опасаться с нами сотрудничать.

: Это более чем странно. Операция изъятия информационных материалов и их материальных носителей сотрудниками Следкома, проведённая без соответствующих процедуре документов, сама по себе содержит состав преступления. Что в итоге?

В промежуточном: только по текущим контрактам и партнёрским связям компании нанесён ущерб в размере более ста миллионов рублей. Долги по заработной плате погашены. Уголовное расследование буксует, но по непонятным мне причинам дело не закрывается. Сотрудники Следственного комитета до сих пор усердно работают на уровне таблицы умножения — пытаются проверить наши балансы по заработной плате. Параллельно господин Надточий подал в СК на меня заявление как на мошенника. Видимо, все рычаги, которыми меня шантажировали, перестали срабатывать. И они пытаются изобрести для меня новую статью. Опять придётся оправдывать своё честное имя и демонстрировать очевидное, зафиксированное на бумаге.

Чтобы восстановить репутацию и систему связей на международном рынке, полагаю, потребуется около полутора-двух лет. Такова цена моих ошибок. Но за битого двух небитых дают. Борьба продолжается.

8 Мая, накануне Дня Победы, я готовился отпраздновать свою победу. Мне сообщили, что уголовное дело в отношении меня прекращено. Но через десять дней, 18 мая, в субботу, периметр предприятия штурмовали сотрудники СК. Мне было предъявлено постановление о возбуждении против меня нового уголовного дела. По странному стечению обстоятельств буквально накануне в Вышнем Волочке появился Юрий Надточий, и этой же датой, 17 мая подписано постановление о возбуждении в отношении меня нового уголовного дела. И уже на следующий день на предприятии проводятся мероприятия с целью наложить арест на оборудование. И опять этот «ударный субботник» странным образом совпадает с целью рейдеров — парализовать работу предприятия с целью его захвата.

Читайте развитие сюжета: Вышний Волочёк: Следственный комитет и беззаконие