Жертвы огненной птицы: как боролись с пожарами в Забайкалье

С 1990 года таких разрушительных бедствий в регионе было всего два. Ущерб, нанесённый природе, ещё не подсчитан

Светлана Шаповалова, 26 апреля 2019, 09:18 — REGNUM  

Когда в Забайкалье пришли пожары, сотрудники государственного заповедника «Даурский» оказались в самом пекле и проявили невероятную самоотверженность. Пока они пытались отстоять у огня территорию заповедника, двое учёных потеряли дома и всё имущество. Говорят, что такого масштабного разрушительного бедствия в регионе не было почти 30 лет. Описание ужасов произошедшего, опубликованное пресс-службой ФГБУ «Государственный заповедник «Даурский» на официальном сайте, даёт весьма развёрнутое представление о том, как развивалась ситуация. Оно не оставляет сомнений, что в данном случае даже при большом желании и наличии необходимых сил и средств справиться с огнём было бы невозможно.

Чёрный день 19 апреля 2019 года

Испытание огнём принес Забайкалью день 19 апреля. Его сотрудники Даурского заповедника запомнят надолго: шквальный ветер, пыль, летящие прямо в лицо мелкие камешки, а в воздухе отчетливый запах гари… На расстоянии вытянутой руки ничего не видно, тут бы не потеряться, а надо тушить пожар. Огненный ураган, разыгравшийся в Забайкалье в конце прошлой недели, стал очередным испытанием на прочность.

«Я за всю историю своих наблюдений с 1990 года такой пожар в степи видел только во второй раз. Мы когда на место приехали, то боялись друг друга машинами задавить — видимость была нулевая. Сплошная стена из дыма, пыли и песка. О том, что пожар приближается, можно было только по жару и запаху гари догадаться. Но все равно определить, где он точно выскочит, мы не могли — ничего же не разглядишь», — признаётся исполняющий обязанности директора заповедника Алексей Черепицын.

Термоточку на территории Монголии в районе горы Эльтруд сотрудники заповедника засекли еще в 11 утра 19 апреля с помощью спутникового мониторинга пожаров. Очаг возгорания находился примерно в 40−50 километрах к югу от госграницы. Учитывая набирающий силу ветер, который как раз дул в нашу сторону, на Ималкинский участок тут же выехала одна бригада, дислоцирующаяся в охранной зоне заповедника. Через час к границе отправились еще три команды, которые стали патрулировать восточную и западную стороны озера Барун-Торей. К плохой видимости добавилась еще одна проблема — «рухнула» сотовая связь. МТС и «Мегафон» отключились, как только ветер набрал силу. Радиосигналы также плохо ловились, так что рации «оживали» лишь тогда, когда машины находились на небольшом расстоянии друг от друга.

В 14:40 степной пал перешел российскую границу. Сориентироваться и ухватить за крылья огненную птицу, разбушевавшуюся в степи, помогли пограничники — до них каким-то чудом удалось дозвониться. И инспекторы с дружинниками встретили огонь как раз на Ималкинском участке.

Испытание огнём

Вы знаете, что такое шквальный ветер в степи? Это когда невозможно стоять на ногах, дышать и вообще что-либо делать. Резкие порывы заставляют пригибаться к земле и сбивают дыхание, а все мысли лишь об одном — найти укромное место. Когда шквал разгоняется до урагана, то кажется, уже ничто не может спасти. А теперь представьте, что степной пал усиливается именно таким ветром… Степные просторы позволяют ему мчаться с невероятной скоростью, и шансы справиться со стихией уменьшаются кратно. Вернее, их практически не остается. Песок, сажа, мелкие камешки и пыль вместе со снопами искр и пламенем забивают глаза и не дают ни дышать, ни двигаться…

«К сожалению, нам не удалось удержать «голову» пожара. Скорость огненного вала была такой, что огонь за какие-то полчаса прошел около 20 километров», — пояснил исполняющий обязанности директора заповедника Алексей Черепицын.

Тем не менее добровольцы-пожарные догнали пал, но уже за пределами заповедника и охранной зоны. В этот момент стихия смилостивилась и порывы ветра немного ослабли. Воодушевленным дружинникам в какой-то момент даже показалось, что все — еще немного и они победят. Но южный ветер, гнавший огненный вал в сторону Цасучейского бора, вдруг резко изменил свое намерение и полетел на юго-восток.

Огненная птица с новой силой разогналась и на всех парах помчалась в сторону села Усть-Ималка.

Читайте также: «Как в аду»: рассказ очевидца о забайкальских пожарах

К счастью, всех жители смогли вовремя эвакуироваться и найти убежище. Но спасти дома и постройки уже ничто бы не смогло. Никакое пожарное оборудование, ни даже страстное желание справиться с огнем, было не в состоянии удержать пал. Дружинникам приходилось тушить боковую кромку, чтобы хотя бы не дать пожару расширить свой фронт. Он к этому моменту уже достигал ширины почти 20 км.

Читайте также: «У нас свой Нотр-Дам!»: глава муниципалитета о страшном пожаре в Забайкалье

Потери

Пламя поглотило в своей утробе и село, и Ималкинский участок Даурского заповедника, и помчалось дальше. Но далеко убежать в этот раз не удалось. Пожар уткнулся в озеро Барун-Торей. Водоем хоть и пересох, но все равно сослужил свою службу — жар-птица, потеряв пищу для своего ненасытного горнила, вдруг осела. Но правое ее крыло тем не менее успело добраться до границы, и пожар, таким образом, вернулся туда, откуда и начался — в Монголию. Огонь, пришедший с территории Монголии, за какие-то считаные часы уничтожил 4 416 гектаров заповедной степи и около 20 тысяч гектаров сельскохозяйственных угодий, включая участок охранной зоны заповедника.

Читайте также: «Пришла беда»: очевидец поведал о причинах крупнейших пожаров в Забайкалье

В то время пока тушили пожар, на Ималкинском участке загорелась степь у села Холуй-База. Причиной стала искра, вылетевшая из дымовой трубы. Небольшой пожар, с которым, казалось бы, уже справлялись добровольцы, вышел из-под контроля из-за резко поменявшего направление ветра. Огонь набрал силу и разогнался: он прошелся широким фронтом через Адон-Челонский участок заповедника и вышел в заказник «Долина дзерена». Маленькую искру ураганный ветер превратил в полосу огня шириной 30 км. Покорить и уничтожить степной пал людям удалось только к вечеру следующего дня — 20 апреля.

Меньше чем за сутки в горниле этого пламени сгорело более 120 тысяч гектаров степи. Из них 108 тысяч гектаров пришлось на заказник «Долина дзерена» и 4 433 гектара на Адон-Челонский участок с его охранной зоной. Инспекторы отстояли кордон, стоящий в этом месте, но при этом у одного из них сгорела чабанская стоянка, которая находилась недалеко.

«Я даже не знаю, как описать это словами. У двух наших сотрудников в пожарах 19 и 20 апреля сгорели дома и все имущество. А они в это время спасали заповедник», — говорит и.о. директора заповедника.

Подмога

В первый день в тушении огненной стихии участвовали 28 человек из добровольной пожарной дружины заповедника. Была задействована вся пожарная техника. На следующий день (20 апреля) боролись с огнем 11 человек на двух УАЗах, оборудованных установками высокого давления, и один малый пожарный комплекс. Остальные инспекторы окарауливали пожарища и патрулировали заказник Цасучейский бор. Риск был очень высок. В это время с севера на бор шел огонь из Агинского района, а перепрыгнуть реку при такой скорости ветра для пала трудности не составляет. Искры летят на десятки и сотни метров, а высота огня составляет два и более метра.

Когда начался ветер и пошел степной пал, практически на всех чабанских стоянках отключилось электричество. А без электроэнергии водяные насосы не работают. Выручали добровольцы. На водовозке подвозили. Всего, помимо дружинников заповедника, с огнем вышли сражаться 139 человек. Задействовали 61 единицу автотракторной техники, от МЧС 20 человек на трех спецмашинах, КГСАУ — 20 человек на двух УАЗах, ГАЗ-66 и ЗИЛ-131.

Это наша земля

Ущерб, причиненный пожарами, прокатившимися огненным валом по югу Забайкалья, по некоторым оценкам, составляет более 500 млн рублей. Что касается вреда, причиненного природе на подведомственных заповеднику территориях, то его подсчетом занимаются Росприроднадзор и сотрудники Даурского заповедника. По словам Алексея Черепицына, на Ималкинском участке уже обнаружили 34 трупа дзеренов и одну обгоревшую крупную птицу. Но подсчет еще не закончен, и неизвестно, каковыми окажутся итоговые цифры.

… Непривычно тихо в степи: не поют жаворонки, не бегут дзерены… Только легкий ветерок, порастративший всю свою мощь в предыдущие дни, лениво шевелит песок и пепел… На первый взгляд кажется, что умерла степь и ничто не сможет вернуть ее к жизни. Вдруг из-под колес резво и скоро метнулся в сторону суслик, забился в свою нору, пережидает непрошеных гостей.

А вот и следы пищух… Значит, жива Даурия, значит, восстановится вновь, как бывало уже много раз, будет радовать степь пением птиц, запахами трав и тающими в мареве летнего зноя силуэтами дзеренов. Только не надо ей мешать, пусть она живет. Мы ведь связаны с ней и душой, и плотью… Это наша земля, и нам ее беречь.

Позднее сотрудник ФГБУ «Государственный заповедник «Даурский» Вадим Кирилюк опубликовал схему распространения пожаров в Даурском заповеднике и сравнил её очертания с «дланью карающей природы».

Читайте также: «Пришла беда»: очевидец поведал о причинах крупнейших пожаров в Забайкалье

Как уже сообщало ИА REGNUM, масштабные пожары в Забайкалье пришли 19 апреля вместе со шквалистым ветром, порывы которого достигали 40 метров в секунду. Тому способствовали непотушенные палы и, возможно, поджоги. В огне сгорели более 100 домов и более 12 тысяч сельскохозяйственных животных. Пострадавшими признаны более 600 человек, более 30 получили термические ожоги. Ущерб от бедствия ещё подсчитывают, но сумма уже приблизилась к одному миллиарду рублей. В регионе введён режим ЧС. После краткосрочного визита российского президента Владимира Путина погорельцам обещано новое жилье и всесторонняя помощь.

Читайте развитие сюжета: Путин подписал указ о помощи пострадавшим при пожарах в Забайкалье

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail